ГоловнаСвіт

Донбас і Стіна: чому ізраїльський досвід в Україні не застосовний

Помощник президента Украины Андрей Ермак утверждает: если не получится договориться с Путиным 9 декабря в Париже, официальный Киев приступит к выполнению «Плана Б» – воспользуется израильским опытом и отгородится стеной от оккупированной части Донбасса. Проблема в том, что в Офисе президента так и не поняли: Украина – не Израиль.

«Стена безопасности» в районе Иерусалима местами проходит между домами
Фото: wikipedia.org
«Стена безопасности» в районе Иерусалима местами проходит между домами

Украина – не Израиль

Как только в Офисе президента Зеленского речь зашла об использовании опыта Израиля в войне с Россией, я долго не мог понять, что имеют в виду украинские чиновники. Изначально мне представлялось, что подразумевают результаты переговоров с Египтом после окончания последней войны – Войны Судного дня 1973 года. Последние начались спустя четыре года по окончании военных действий, когда египетский лидер Садат осознал, что силой он Синай не отобьет.

Одержав победу в Шестидневной войне со сразу пятью арабскими государствами, захватив в 1967 году принадлежащий Египту Синайский полуостров, Израиль должен был защищать новоприобретенную территорию. Что он, собственно, и делал. Однако в 1977 году Садат специально приехал в Тель-Авив и умолил израильское руководство вернуть Синай. Договор был подписан в марте 1979 года.

И Израиль отдал. Почему? Потому что Синай ему был не очень нужен: это – пустыня, плацдарм, который предельно тяжело оборонять. Да и траты большие. Там жило несколько тысяч поселенцев, однако большинство израильтян никогда не считало эту территорию своей. С ней было легко расставаться. В то же время Египту она была нужна, нужна стратегически: ведь полуостров соединяет важную морскую магистраль – Суэцкий канал. При этом фактор национальной гордости и престижа играл гораздо более важную роль. Это было делом чести для египетских властей.

Египетско-израильская граница севернее Эйлата, Синайский полуостров (Египет слева, Израиль справа)
Фото: wikipedia.org
Египетско-израильская граница севернее Эйлата, Синайский полуостров (Египет слева, Израиль справа)

Но в случае украинско-российского противостояния всё наоборот: Киеву Донбасс (во всяком случае так здесь официально заявляют) нужен, а вот России – точно нет (отдельно от остальной территории). Украина отказывается жертвовать теми жителями, которые находятся на временно оккупированных территориях, а России на этих людей наплевать.

Это мы пытаемся договориться с Путиным, а не наоборот. И это для нас Донбасс является более стратегической зоной.

Не стоит забывать, что в переговорах между Израилем и Египтом весомую роль сыграл бывший президент США – Джимми Картер. Ни Меркель, ни Макрон по своему политическому масштабу несопоставимы с Картером. Да и не стоит забывать, что на период переговоров и Израиль, и Египет находились в зоне влияния США. А нынешняя Россия – их противник.

В общем, здесь любые аналогии проваливаются. Опыт перенять мы не можем.

Донбасс – сектор Газа со стеной?

Днями всё окончательно стало понятно. Советник президента Зеленского Андрей Ермак рассказал о стене и об использовании израильского опыта в этом вопросе. Вообще представляется целесообразным каким-то образом узаконить эту традицию: каждые пять лет оглашать закладку стены и демонстрировать это «строительство века» на телекамеры.

В Израиле действительно есть разделительный барьер, где стена – это 10% от всего ограждения; остальное – забор, колючая проволока, шипы, датчики и пр. И условная «стена» там, кстати, возводится постоянно: недавно начались новые работы для противодействия подкопам со стороны террористов.

Фото: Israel Defense Forces / Flickr

Мы также можем что-то подобное построить, если, конечно, передадим этот проект в управление иностранной компании-подрядчику. Однако для этого нам необходимо будет смириться с той мыслью, что на Донбассе живут не украинцы, а другой народ.

Да, именно так. Для Израиля люди на противоположной стороне – это другой народ, проживающий на территории Палестинской автономии (ПА). Официальный Иерусалим не возводил стены между одним и тем же народом, он ограждал себя барьером от людей иной веры и крови.

Это – ограждение от террористов, которые проживают на другой территории и не являются гражданами Израиля. На оккупированном Донбассе живут граждане Украины. Там люди (при должном оформлении документов) получают пенсии, зарплаты, пособия – правда, на контролируемой Украиной территории.

Пункт перехода в Станице Луганской
Фото: EPA/UPG
Пункт перехода в Станице Луганской

При этом, если далее проводить параллели, то следует отметить: они не имеют никакого отношения к сектору Газа, где главным образом базируются террористы ХАМАС. Вот эту зону действительно можно сравнить с ОРДЛО. Однако есть одно отличие: Израиль там никогда не возводил стены. Стена возведена на Западном берегу. Это – Иудея и Самария.

Что касается Газы, то сектор, действительно, блокирован; с их властями не ведутся прямые переговоры, с ними отсутствует любой контакт (только через посредничество египтян), там нет израильских войск, туда пропускают гуманитарную помощь через израильский КПП. Однако, когда начинается активная фаза противостояния, израильтянами проводится военная операция. И для этого стены точно не надо.

Если для Украины Донбасс – это Газа, тогда речи об реинтеграции или возвращении региона быть не может. Это должна быть враждебная территория, от которой попросту необходимо отделится. И вот тогда это истинно можно будет назвать израильским опытом.

Однако нам в Офисе Зеленского рассказывают о другом, о стене. Разделительный барьер в Израиле находится в другом месте. Здесь возведения на Западном берегу.

Израиль не блокирует свои земли. Да, у палестинских территорий имеется спорный статус: они официально не считаются израильскими. И израильские пограничники постоянно пропускают тысячи палестинцев на работу на свою территорию. В свою очередь палестинцы получают израильские товары.

Израильские солдаты проверяют палестинца на КПП возле города Хеврон, 16 августа 2016 года.
Фото: EPA/UPG
Израильские солдаты проверяют палестинца на КПП возле города Хеврон, 16 августа 2016 года.

К тому же между спецслужбами Израиля и ПА существует постоянное взаимодействие. Они помогают друг другу отслеживать террористические активности. А вы можете себе, положим, представить такое сотрудничество между украинским СБУ и оккупационным «МГБ»?

При этом у палестинцев – помимо отдельных исключений – практически нет регулярных частей (как у России). Израильские военные блокпосты (в отличие от возможностей ВСУ) в большинстве своём поставлены и на территории ПА (на обратной стороне барьера).

А теперь ответьте: можем ли мы пойти по такому же сценарию, как Израиль? Думаю, что нет. Мне также представляется важным, чтобы сотрудники Офиса выучили уроки истории и опыт современников. Украина – не Израиль, Россия – не Египет, а Донбасс – не Западный берег.

Хотите воспользоваться израильским опытом? Тогда вам необходимо исследовать опыт противодействия ХАМАС. Там справляются без стены и другими методами. И сектор Газа для израильтян – это то, что не требует реинтеграции. Только отделения. В общем, думай…Те.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter