ГоловнаСвіт

Операція Ізраїлю «Північний щит»: чи стане самооборона прелюдією до великої війни?

В декабре 2018 армия Израиля начало новую крупномасштабную военную операцию «Северный щит» на севере страны - по уничтожению подземных туннелей, ведущих под границей с Ливаном. По этим туннелям в Израиль проникают, несмотря на наличие временных сил ООН в Ливане (UNIFIL), вооруженные террористы Хезболлы - военизированной ливанской парамилитарной организации и политической партии, которая выступает за создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана. Большинство стран мира признали Хезболлу террористической организацией.

Официальный Иерусалим заявляет, что строительство туннелей являются грубым нарушением резолюции Совета безопасности ООН 1701, которое определило условия прекращения огня в августе 2006 года после окончания израильско-ливанской войны. Ответственность за эти враждебные действия Израиль возлагает не только на "Хизбаллу", но и на правительство Ливана.

О том, кто стоит за террористами Хезболлы и велика ли возможность начала новой полномасштабной войны между Израилем и Ливаном LB.ua рассказал заместитель Посла Государства Израиль в Украине Эмиль Бен Нафтали.

Эмиль Бен Нафтали
Фото: Weproject.kz
Эмиль Бен Нафтали

Напряженная ситуация с Ливаном длится не первый год. В 2006 году была вторая ливанская война. И вот сейчас очередное обострение. С чем это связано?

Около 10 лет Хезболла, террористическая организация, которая находится в Ливане и спонсируется Ираном, отрабатывает новую стратегическую возможность ведения войны с Израилем. Мы в Израиле с асимметричной войной столкнулись уже давно, война такого типа у нас идет уже много лет. Наш противник – террористические организации. Силой против силы они выиграть у нас не могут, и поэтому используют очень подлые методы. С одной лишь целью - угрожать жизням мирных граждан и уничтожать израильтян. Они ищут уязвимые и болезненные места, а в каждом государстве - это гражданское население. В последние годы мы видим тактику террористов Хезболлы навредить израильским гражданам также за рубежом, где их легче задеть.

Также мы наблюдаем, как Хезболла усовершенствует свой ракетный потенциал, который может использоваться против гражданского населения на территории Израиля. Сейчас мы видим реализацию следующего этапа из стратегии по нанесению вреда Израилю – это туннели, по которым террористы проникают из Ливана на нашу территорию.

Таким образом, Хезболла переняла опыт Хамас из сектора Газа. Связь между обеими террористическим группировками очевидная - это Иран, который помогает и спонсирует и ту, и другую террористическую организацию.

В секторе Газа на юге – пустыня и песок, и поэтому туннели легче как построить, так и разрушать. А на севере, на границе с Ливаном, с туннелями бороться сложнее: в каменной породе их тяжелее как построить, так и найти и затем уничтожить. Хезболла копала эти тоннели через границу с Ливаном уже десять лет, мы же только сейчас начали работу по их уничтожению.

Фото: EPA/UPG

Для чего именно используются эти туннели?

Чтобы перебрасывать из Ливана на север Израиля террористов, оружие и взрывчатку. И для проведения на нашей территории терактов против израильтян, нанося как можно больше повреждений, убийств и похищений граждан. Нашей операции по уничтожению этих туннелей предшествовала эскалация террористических атак в самом Израиле. Это не связано напрямую с ситуацией в Сирии. Накануне у нас было очень непростое положение на юге страны, в секторе Газа (обстрел ракетами - ред). Потом случился ужасный терракт в г.Офра – в результате стрельбы из движущегося транспортного средства была ранена беременная женщина, её ребенок не выжил. А на севере Израиля мы ликвидируем туннели. Это уже три разных региона, в которых наблюдается активизация боевиков. Сейчас уже четыре туннеля найдены. И работа еще продолжается.

Надо также помнить, что эти самые туннели нарушают резолюцию ООН 1701 от 2016 года, так как являются нарушением территориального суверенитета Израиля.

Планировались разовые террористические акты? Или готовится какая-то массовая военная кампания?

Мы не знаем, планируют ли они атаку заранее, или выжидают нужный им момент. Хезболла приобрела очень большой боевой опыт в ходе войны в Сирии. Так как она создавалась с целью борьбы против Израиля, то Хезболла всегда ожидает ситуацию, когда как можно больше террористов окажется в Израиле, чтобы в определенное время начать атаку.

Наш премьер-министр Беньямин Нетаньяху привез иностранных послов в Израиле к границе с Ливаном. Весь день был туман, ничего не было видно. И премьер им объяснил, что в такие дни масса террористов могут зайти через туннели на территорию Израиля. Их подход к туннелям будет невидим с самолетов. А значит, мы не увидим кто и сколько их, чтобы точно и адекватно ответить.

Знаете, построить один такой туннель длиной 40-50 метров стоит плюс-минус 3 млн долларов. Откуда такие деньги? Кто платит? А это Иран. При том, что в самом Иране люди выходят на улицы и требуют от правительства поменять что-то, чтобы населению было что кушать. Вот куда идут деньги иранцев – не на еду, а на финансирование терроризма против Израиля.

Фото: EPA/UPG

В 2006 году, когда была вторая израильско-ливанская война, общественное мнение Израиля не было в восторге от этой кампании. В первую очередь потому, что цель этой кампании не была достигнута - Хезболла не была уничтожена, а ушла в подполье. Каково сейчас внутри Израиля отношение к потенциальному военному конфликту на севере?

Хезболла живет среди населения Ливана. Мы не можем заходить в города Ливана, мы не можем массово дискриминировать людей. Мы пытаемся точечно уничтожать стратегический потенциал террористов: их ракеты, их базы. Так, чтобы мирные жители не пострадали.

Ирония судьбы: мы пытаемся работать точечно, и только против Хезболлы, у них же цель другая – нанести как можно больше повреждений гражданскому населению Израиля.

Сейчас у нас очень простая цель: мы обнаружили серьезную угрозу – туннели, которые используются для терроризма. Наша цель - уничтожить эти туннели.

Вот вы уничтожите эти туннели - и все, угроза от Хезболлы на этом закончится?

Хезболла видит ситуацию как какую-то стратегическую игру: если мы у них отняли какое-то стратегическое имущество, то они попытаются как-то уравнять баланс, реализовав новую угрозу.

Ваши эксперты говорят, что на юге Ливана сосредоточено большое количество ракетного оружия, дальность действия которых позволяет достигнуть Тель-Авива и Иерусалима. И их склады находятся прямо в зданиях жилых домов.

Да. Эти точные ракеты – самое большое стратегическое преимущество, которое у них есть.

То есть, теоретически можно предположить, что если вы разрушите им все туннели, то они могут пойти на обострение с использованием ракет? Будете ли вы стрелять в ответ?

Сейчас мы проводим ликвидацию туннелей на израильской территории. Мы не хотим обострять ситуацию, доводя её до открытого конфликта с Ливаном. Но сложность в том, что Хезболла избрала тактику прикрытия мирными жителями – они выводят свое гражданское населения прямо на границу, пытаясь спровоцировать столкновения. Они хотят обострить там ситуацию, создать какой-то инцидент, чтобы в любой момент мог разгореться крупномасштабный конфликт. Мы же только хотим остановить угрозу распространения терроризма через эти туннели. Надеюсь, что вторая сторона будет благоразумной.

Наш премьер-министр сказал очень четко насчет этой ситуации: кто попытается навредить Израилю – тот заплатит очень высокую цену. Сейчас мы уничтожаем угрозу терроризма со своей стороны границы, на нашей территории. Если это будет использовано террористической организацией как повод для дальнейшего обострения, то она заплатит очень высокую цену.

Фото: Israel Defense Forces / Flickr

Если вы проводите ликвидацию этих туннелей на своей территории, то почему вас беспокоит, что о вас скажут в мире? Тем более, что Израиль никогда не отличался особой чувствительностью к мнению западных стран насчет каких-то внутренних тем. Или вы допускаете, что боевые действия могут быть перенесены с территории Израиля на территорию Ливана?

Во-первых, мы не хотим переходить на другую территорию. Все возможное для защиты наших граждан мы сделаем на территории Израиля.

Ваш вопрос о необходимости оправдания только доказывает, насколько ментально близки Украина и Израиль. Мы не просто в хороших отношениях, и у нас не простое партнерство, а настоящая дружба между народами. Потому что то, вы видите эту ситуацию также как и мы. Другие страны видят это немного иначе. Многие страны вдруг задают вопросы, которыми мы, откровенно говоря, удивлены. Оказывается, у них есть какие-то сомнения о легитимности защиты территориального суверенитета нашей страны. К сожалению, так сейчас происходит попытка делегитимизации действий Израиля, используя международные организации.

Палестинское правительство, террористические организации Хезболла и Хамас используют любую возможность в рамках международных технических организаций (Совбез ООН, ЮНЕСКО, Heritage и другие) против политики Израиля.

Эмиль Бен Нафтали
Фото: предоставлено пресс-службой Посольства Израиля в Украине
Эмиль Бен Нафтали

Извините, но потенциал Израиля и потенциал Палестины – несовместимы. Одна ли Палестина сумела собрать международную коалицию против Израиля? Или кто-то за Палестиной стоит?

Мы видим пару организаций, которые работают в ООН. Так, есть группа стран, которые не входят в большие и сильные союзы (например, в такие как ЕС, или Северно-Американский), но они договорились между собой о координации по множеству вопросов – чтобы их голос в организации был весомее. И есть OIC (Organization of Islamic Countries). Вот через эти две структуры, которые поддерживают друг друга, у палестинцев почти всегда автоматически есть поддержка большинства стран ООН.

Конечно, мы очень много работаем, чтобы объяснить нашу позицию и отстоять страну. У нас очень много хороших партнеров. В том числе нужно упомянуть Украину, которая играет очень важную роль для Израиля. И в последнее 2 года мы ясно видим, как в каждой резолюции Украина поддерживает нас на международной арене. А мы в свою очередь поддерживаем Украину, голосуем уже два года подряд за резолюции против ущемления прав человека в Крыму. И тут есть двусторонний интерес, который основан на очень хороших отношениях двух наций.

Кто является двигателем анти-израильской политики на ближнем Востоке? Саудовская Аравия? Иран?

Насчет Саудовской Аравии и арабского мира в целом я бы так не сказал - мы видим потепление и улучшение отношений. Ибо арабский мир понимает, что мы никуда не уйдем и у нас с ними очень хорошая потенциальная возможность для сотрудничества: с точки зрения экономики, технологий, развития, демократии. Арабский мир также начинает видеть в Израиле пример изменений. И понимает, что конфликт Палестинской автономии с Израилем не идет в пользу арабского мира. Поэтому его нужно решить мирным способом, в двухстороннем формате.

Так что остается Иран – самопровозглашённый «мини-гегемон» на Ближнем Востоке, который пытается создать прямую шиитскую ось стран от Ирана до Средиземноморья. Для этого Тегеран использует террор, насилие и спонсирование войн по всему региону: в Сирии, Ираке, Йемене и других местах на Ближнем Востоке.

Фото: EPA/UPG

Иран - не единственная деструктивная сила на Ближнем Востоке. Россия бомбит жителей Сирии, поддерживает ненавистный вам Иран. Ту же Хезболлу РФ не признает террористической организацией и принимает ее в Москве, накачивает регион оружием…

Никто не сомневается, что Россия является ключевым игроком, решения и видение ситуации которого решает будущее Сирии и Ближнего Востока. Этот ключевой игрок с ресурсами и с соответствующими возможностями, с интересами.

Нам в Израиле очень важно проанализировать ситуацию, и понять какие цели у каждого игрока. И как мы должны действовать на международной геополитической арене. Потому что наша цель - безопасность наших граждан, и она не изменится. Происходящее в Сирии напрямую влияет на безопасность наших граждан. Из-за этого мы вынуждены общаться со всеми ключевыми игроками в этой войне – и западными странами, и с той же Россией.

Известен инцидент с российским самолетом на границе с Турцией, который сбили. Мы не можем больше позволить таким ситуациям происходить. Поэтому мы очень плотно работаем со всеми игроками, чтобы понимать наши дальнейшие шаги для защиты своих интересов.

А свои интересы есть каждого игрока. Наш интерес — это стабильный Ближний Восток. И дестабилизация в Сирии нам пользы совсем не приносит. Одна из наших задач – не позволить террористическим организациям типа Хезболлы и других получить больше оружия. Естественно, и не дать разрастись влиянию Ирана в таких стратегических районах, где они могут угрожать Израилю прямо на границе.

Граница Израиля и сектора Газа
Фото: wikipedia.org
Граница Израиля и сектора Газа

Так Россия и помогает вашему яросному врагу - Ирану.

Ирану не важно, кому продать свою нефть – главное заработать денег и использовать их для спонсирования террора, направленного на уничтожение государства Израиль. Их лидеры объявляли о своих намерениях много раз. Но Тегеран может использовать свои связи не только с Россией - он может использовать связи с другими партнерами. Поэтому нам очень важны международные санкции против Ирана.

Санкции против Ирана вступили в силу недавно (1 ноября – ред). Вы видите их эффективность?

Конечно. Такие санкции очень сильно бьют по политическому режиму Ирана. Правда, очень болезненно то, что санкции влияют также и на иранский народ. При этом между израильским и иранским народами нет никакого зла. Иранцы захвачены злым режимом, тиранией и диктатурой, которая держит его в плену. А наши народы очень похожи друг на друга. В Израиле очень много выходцев из Ирана. Так что проблема не в людях, а в политическом режиме Ирана.

Игорь СоловейИгорь Соловей, Руководитель отдела "МИР", LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter