ГоловнаСвіт

Гіркий ювілей: річниця розгрому угорського "Майдану"

Ровно 60 лет назад после ожесточённых боёв были уничтожены последние очаги знаменитого Венгерского восстания 1956 года. Разгром протестного движения ознаменовал начало массовых арестов и репрессий. Возмущение венгров в тот период было сродни настроению украинцев в момент, когда Янукович провозгласил отказ от обещанной народу евроинтеграции.

8 ноября настолько приковало к себе внимание выборами в США, что практически никто не вспомнил еще одно важное событие, связанное с этим днем. Ровно 60 лет назад после ожесточённых боёв были уничтожены последние очаги знаменитого Венгерского восстания 1956 года. Разгром протестного движения ознаменовал начало массовых арестов и репрессий. Всего спецслужбы Венгрии и их советские коллеги арестовали около 5000 человек, при этом 846 из них были отправлены в советские тюрьмы.

Уничтоженный советский Т-34-85 в Будапеште, 1956 год.
Фото: wikipedia.org
Уничтоженный советский Т-34-85 в Будапеште, 1956 год.

На самом деле, те далекие события имеют к Украине большее отношение, чем можно было бы подумать – слишком много общего вырисовывается в поведении тогдашнего Советского Союза и сегодняшней России. Да и само восстание 1956 года поразительно напоминает борьбу украинцев за свою свободу – ту самую, которая началась на Майдане, и продолжается сейчас, в условиях войны. Так, если поводом для начала Евромайдана стало нежелание большинства украинцев вступать в Таможенный Союз и решимость следовать «европейской мечте», то восстание в Венгрии стало во многом следствием вхождением страны в организацию Варшавского договора, что автоматически продлило пребывание советских войск в Венгерской народной республике. Впрочем, обо всем по порядку.

Оказавшись после поражения Германии в советской зоне оккупации, Венгрия, несмотря на это, успела провести в ноябре 1945 года свободные выборы, на которых коммунисты получили лишь 17% голосов. Однако в 1947 году коммунистическая ВПТ (Венгерская партия трудящихся) путём террора, шантажа и фальсификаций на выборах стала единственной легальной политической силой. В своей борьбе с оппонентами венгерские коммунисты опирались на оккупационные советские войска – примерно как Янукович в Украине демонстративно опирался на Москву.

Правда, лидер ВПТ и председатель правительства Матьяш Ракоши, прозванный «лучшим учеником Сталина», успел зайти много дальше украинского «дважды несудимого» лидера. Он установил личную диктатуру, занимаясь копированием сталинской модели управления в СССР: проводил насильственные индустриализацию и коллективизацию, подавлял инакомыслие и боролся с католической церковью. Органы госбезопасности (AVH) насчитывали 28 тысяч штатных сотрудников, которым помогали 40 тысяч информаторов. На миллион жителей Венгрии АВХ завела досье – а это более, чем на 10 % всего населения, включая стариков и детей. Из них 650 тысяч подверглись преследованиям. Около 400 тысяч венгров получили различные сроки тюремного заключения или лагерей, отрабатывая их в основном в шахтах и каменоломнях.

Матьяш Ракоши выступает в Будапеште, 1948 г
Фото: wikipedia.org
Матьяш Ракоши выступает в Будапеште, 1948 г

Стоит ли говорить, как обрадовались венгры, когда в 1953 году Ракоши был заменён на посту главы правительства другим венгерским коммунистом, Имре Надем, сразу же начавшим ряд жизненно важных реформ. В частности, была проведена амнистия и запрещено выселение из городов по социальному признаку. Имре Надь прекратил строительство множества крупных промышленных объектов. Капиталовложения были направлены на развитие лёгкой и пищевой промышленности, было ослаблено давление на сельское хозяйство, снижены цены на продукты и тарифы для населения. Также прекратились политические репрессии, что особенно добавило популярности Надю среди простых венгров.

Однако Матьяш Ракоши не сдался, и, использовав привычные средства закулисной борьбы, сумел одержать победу над соперником, которого немалая часть населения уже считала символом новой политики и гарантом лучшей жизни. В итоге 18 апреля 1955 года Имре Надь был смещён с поста премьер-министра и исключён из ВПТ, а новое руководство партии продолжило сталинистский курс во всех отраслях общественной жизни. Возмущение венгров в тот период было сродни настроению украинцев в момент, когда Янукович провозгласил отказ от обещанной народу евроинтеграции.

Ситуацию усугубило то, что, согласно ранее достигнутым договоренностям, СССР должен был вскоре вывести с территории Венгрии свои войска, находившиеся там с 1945 года. Однако 14 мая 1955 года социалистические страны заключили Варшавский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, что, как уже отмечалось, сделало невозможным вывод войск.

Таким образом, говоря современным языком, вместо ожидаемого вхождения в Европу венгры получили «Таможенный союз», в ту эпоху – гораздо более централизованный, мощный и воинственный, чем сегодня. Чужие войска продолжали оставаться на их земле (этакий «Черноморский флот» прошлого века). Вместо любимого народом лидера страну вновь возглавил сталинист, а вместо преобразований снова начались репрессии. Логично, что подобные вещи закончились так же, как сходные украинские события – своеобразным «майданом» того времени.

Венгерский «майдан» вылился в массовое восстание, начавшееся 23 октября 1956 года, а уже в ночь на 24 октября в Будапешт были введены около 6000 военнослужащих Советской армии вместе с сотнями танков и БТР. 25 октября советские войска открыли огонь по манифестантам, в результате чего с обеих сторон был убит 61 человек и 284 было ранено – как прообраз украинской Небесной сотни.

Тем не менее, к концу октября 1956 года стало очевидно – Венгерская революция, которую к тому моменту возглавил прежде опальный Имре Надь, победила. Имре Надь упразднил AVH. Бои на улицах прекратились, и впервые за прошедшие пять дней на улицах Будапешта воцарилась тишина. Советские войска начали покидать Будапешт, и, казалось бы, венгерский «Майдан» мог праздновать победу.

Танки на улице на бульваре Иосифа, 30-31 октября, 1956
Фото: Jozsef Vas
Танки на улице на бульваре Иосифа, 30-31 октября, 1956

Однако история показывает, что как советская, так и российская власть привыкла мстить за подобные победы, и мстить жестоко. В итоге венгров ожидал свой «крымнаш» и «Донбасс». Иными словами, 31 октября 1956 года Хрущев принял решение не выводить войска из Венгрии, а уже 4 ноября, заручившись поддержкой ГДР, Чехословакии, Болгарии, Советский Союз предпринял новое наступление на Будапешт, получившее название «Операция «Вихрь». Всего в операции участвовало 15 танковых, механизированных, стрелковых и авиадивизий общей численностью более 60 тысяч человек. На их вооружении имелось свыше 3000 танков, в основном современные Т-54.

В данном контексте особенно любопытен текст приказа о начале операции «Вихрь». «События показали, что активное участие в этой авантюре бывших хортистов ведёт к возрождению в Венгрии фашизма и создаёт прямую угрозу нашему Отечеству и всему социалистическому лагерю. Нельзя забывать, что в минувшей войне хортистская Венгрия выступала против нашей родины вместе с гитлеровской Германией», – говорится в документе. Таким образом, очевидно, что знакомое оправдание для вторжение в чужую страну под видом «борьбы с фашизмом» было использовано советскими пропагандистами еще 60 лет назад. Официально советские войска вторглись в Венгрию по приглашению правительства, в спешном порядке созданного Яношем Кадаром. Очевидно, первым заявлением Кадара было что-то вроде: «Я живой, я легитимный».

В результате, как уже отмечалось выше, венгерская революция была полностью разгромлена к 8 ноября, а ее участники – репрессированы. Имре Надь и бывший министр обороны Пал Малетер были приговорены к смертной казни по обвинению в государственной измене. Надь был повешен 16 июня 1958 года. Всего было казнено, по отдельным оценкам, около 350 человек. Около 26000 человек подверглось судебному преследованию, из них 13000 было приговорено к различным срокам заключения.

Во время суда над Имре Надем
Фото: Daily News Hungary
Во время суда над Имре Надем

Что касается международной реакции, она выразилась лишь в хорошо знакомой нам по сегодняшним реалиям «глубокой озабоченности». 4-10 ноября 1956 года была созвана 2-я чрезвычайная специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Она приняла ряд резолюций, призывавших СССР, в частности, немедленно прекратить «вооружённые нападения на народ Венгрии» и «всякую форму вмешательства, особенно вооружённого вмешательства, во внутренние дела Венгрии».

12 декабря 1956 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 1131 (XI), в которой осудила «нарушение Устава правительством Союза Советских Социалистических Республик, лишающим Венгрию её свободы и независимости, а венгерский народ — пользования своими основными правами», и призвала советское правительство «принять незамедлительно меры к выводу из Венгрии, под наблюдением Организации Объединённых Наций, своих вооружённых сил и позволить восстановление политической независимости Венгрии». На этом, собственно, все и закончилось.

Фото: nnm.me

Стоит отметить, что лидеры Венгерского восстания еще в конце октября обращались к главам США, Великобритании в ФРГ с просьбой оказать помощь венгерской революции и, если понадобится, вмешаться военными средствами в интересах её победы. Вмешательства не последовало, однако сам факт такого обращения позволил советским лидерам заявить о «тесном сотрудничестве повстанцев с западными разведывательными службами в деле засылки в Венгрию оружия и вооружённых групп». Как мы видим, здесь опять используется уже знакомая нам по украинским событиям риторика.

И еще один забавный момент. Я уже не раз отмечала, что еще до русско-украинской войны градус ненависти и поиска врагов в российском обществе опасно повышался. Параллельно с этим шла некритичная реабилитация советского периода, включая самые ужасные его черты. Так, в «патриотических» кругах российского общества в 2013 году возросла популярность музыкального альбома «Нехолодная война», каждая песня из которого была посвящена какому-то событию или явлению времен Холодной войны.

В нем имеются и песни, оправдывающие соответственно подавление Венгерского восстания 1956 года и «Пражской весны» 1968-го, а также воспевающие саму Холодную войну и вводящие ее в ранг «священной войны», то есть сакрализующие сам факт противостояния. Таким образом, очевидно – именно российские идеологи заранее готовили общество к войне, разжигали милитаристские настроения, приучали народ к противостоянию и оправдывали вооруженные интервенции.

История, как мы видим, повторяется в некоторых моментах с поразительной точностью. Однако при всех сходствах существуют и важные различия. Россия уже не так сильна, как Советский Союз, а у мирового сообщества еще есть шанс защитить жертв агрессии помимо публичного, но, к сожалению, почти бесполезного осуждения агрессора. Возможно, сейчас у стран пост-советского пространства появился шанс вырваться из вечного «дня сурка» советско-российской внешней политики.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter