ГоловнаСпорт

Володимир Бринзак: У зимових видах спорту роками немає результатів - і нікого це не хвилює

Глава федерации биатлона Владимир Брынзак сейчас был бы очень доволен собой, если бы не ситуация в стране. Ведь ведомая Брынзаком сборная стала "золотой" в Сочи. Для украинского биатлона - это первое "золото" Олимпиад.

Брынзак и четыре года назад, когда вся украинская команда провалилась в Ванкувере, выступал за занесение потенциально медальных видов спорта в отдельную графу, а сейчас, на фоне успеха, его прагматичная риторика только усилилась.

Мы спрашивали о деньгах и допинге, о жадности и гордыне, а услышали, что из Юлии Джимы вряд ли получится Габи Соукалова, а Украине почти наверняка не видать Олимпиады-2022.

Фото: www.biathlon.com.ua

Сборной хватит средств на подготовку к новому сезону?

Интереснейший вопрос, на который я пока сам не знаю ответа. Нового министра еще не видел. Не знаю ни его планов, ни стратегии. Жалко, если такая команда, как наша, потеряет набранный темп.

А каков сейчас бюджет сборной по линии министерства?

Раньше был на уровне 12 млн грн. Сейчас, с учетом девальвации, это должна быть другая сумма. Мы ведь ведем подготовку за инвалюту. Плюс федерация самостоятельно привлекала спонсорские деньги.

Какое процентное взаимоотношение?

Начинали мы с 10 на 90, а сейчас 40:60. В пользу государства.

Я не думаю, что налоговая сильно заинтересуется: сколько спонсоры за сезон приносят денег в биатлон?

Я не считал. Честно. Ну, вот смотрите: реклама на винтовках обходится спонсорам где-то в $50 тыс. в год. Не самые большие деньги. В украинском футболе один человек может получить два миллиона евро в год, а у нас вся команда обходится в миллион евро.

Сейчас в сборной складывается интересная ситуация: из-за почти решенного ухода лидеров в декрет команда может искусственно-естественным путем омолодиться. Это как если бы из «Динамо» в одночасье ушли Рыбка, Хачериди и Ярмоленко.

Большой проблемы в этом не вижу. Девчонки ведь уходят не навсегда — на год. Максимум, на два. Они настолько почувствовали вкус побед, борьбы, что они обязательно вернутся. Должно произойти нечто экстраординарное, чтобы кто-то остался вне спорта.

У нас растет смена. Может, мы и не будем безусловными лидерами, но будем вмешиваться в борьбу за призовые места. А командой должны быть в пятёрке.

Мне врезалось в память, как Габи Соукалова в олимпийском спринте «рвала» темп. И пускай она затем «застрелилась», суть не в этом. Реально из Юлии Джимы сделать супербойца, который бы не отсиживался за спинами конкурентов, а вёл гонку?

Мы и так её вывели на очень приличные уровень, несмотря на антропометрические данные, несмотря на борьбу с лишним весом. Но мы не можем сделать сверхъестественное. Надо понимать, что есть какой-то потолок возможностей. Это же не роботы, которых можно запрограммировать.

А Юля — любительница сладенького?

Нет, просто ей тяжело сбрасывать вес. Она и так себя во всем ограничивает.

Фото: www.biathlon.com.ua

Когда россиянка Старых, уличенная затем в применении допинга, в 26 лет совершила спортивный прорыв, вас это не насторожило?

А у нас многие прорыв сделали. Кто-то пошел за норвежцами и стал астматиком, и затем абсолютно легально пользуется некоторыми препаратами. Разговоры разные ведутся, но прямых доказательств нет. Вот когда кто-то попадается... Мне доводилось читать, что некоторые наши соперники применяли ксеноновые ингаляции (дают тот же эффект, что и эритропоэтин).

Сборная Чехии второй год кряду показывает высокие результаты. Они вооружились какой-то суперметодикой? Что говорит наша контрразведка?

К слову, мы ведь тоже «выстрелили» - пять медалей ЧМ-2013, и на Олимпиаде могли бы больше взять, если бы Пидгрушна и Валя Семеренко не переболели в январе. Сразу нескольким нашим спортсменам не хватало одного точного выстрела до медали.

И тоже пошли бы разговоры: вот Украина что-то там «химичит». И такие разговоры шли! А я в своей команде уверен — мы ничем «таким» не балуемся. Мы работаем чисто. Нам технологии не позволяют что-то выдумывать. Например, сделать кого-то астматиком. А вот норвежки перед стартом пользуются аэрозолями, расширяющими сосуды. И наши девочки это видят, никто не прячется.

Вы сказали о болезнях в сборной. Можно убедить организм спортсмена не болеть?

Да вот как-то не получается — потому что Пидгрушна уже много лет болеет именно в январе. В этом году Лена потянула за собой почти всю команду. Разве что Джима переболела в легкой форме. Конкуренты, к слову, тоже болеют. Макарайнен вот в Антхольце бежала больная. А потом это сказалось на ее выступлении на Олимпиаде.

Фото: EPA/UPG

Вы Королькевича в Сочи видели?

Ну, так...

Каждый отводил глаза?

Нет, я здоровался с ним. Он тоже кивнул. Но не общались, конечно. После такого расставания... Он хотел заработать денег в России — это его право.

Хотя он говорит, что у него не было контракта, но контракт был. Только не с федерацией, а по линии МОК — по программе «Международной солидарности». МОК оплачивал расходы, связанные с переездами, проживанием, питанием. 6 марта 2013 года контракт был подписан, а через две недели или через месяц Королькевич подписал контракт с россиянами. И у него стало два контракта...

Ну, зато результат дал...

Тут тоже так однозначно не скажешь. Просто команда вызрела. Сейчас Королькевича нет — а результат остался. В России за тот же временной период ему не удалось вывести команду на небывалые высоты. Только Вилухина завоевала «серебро» на Олимпиаде, но она и до этого была призером чемпионата мира. Королькевич — хороший специалист, но не волшебник.

Лыжно-биатлонный комплекс «Лаура» обошелся России в $160 млн. Мы же не настолько бедная страна, чтобы не найти возможности...

Это вы не у меня спрашивайте, а у ответственных людей. Наш вид спорта уже столько лет приносит медали, а своей современной базы не имеет.

Фото: www.biathlon.com.ua

А не будет такого, что базу построят, а сборная все равно будет проводить большую часть времени на зарубежных сборах?

Да, мы не были бы там круглый год, потому что иногда нужно поработать и на высоте 2000 м, и снег летом нужен; в конце концов, смена обстановки требуется. Но и главная сборная там бы готовилась, и резерв. Потому что когда сейчас ребята приходят в национальную команду, нужно несколько лет, чтобы вывести их на нужный уровень. Ведь они тренируются в неподходящих условиях. Роллерная трасса — это не то. В итоге страдает техника передвижения, плюс там совсем другие перепады высот.

Четыре года назад на фоне неудачного выступления всей олимпийской сборной в Ванкувере, вы выступили за отказ от государственного финансирования целого ряда зимних видов спорта — дескать, лучше сконцентрироваться на нескольких флагманских видах.

Моя позиция не изменилась. Мы сейчас, образно говоря, выпускаем велосипеды, которые никто не покупает. И мы их — на склад, на склад... Чиновникам все равно — деньги-то государственные. Распределили суммы — справились. Что нам дают прыжки с трамплина, лыжное двоеборье или горные лыжи? Там нет массовости.

Я не говорю, что эти виды спорта нужно «порезать». Я говорю, что там не нужна национальная команда. Потому что сборной требуется обеспечение формой, инвентарем, нужна какая-никакая зарплата. Маленькая там зарплата или не маленькая, а за год набегают миллионы. Но там ни массовостью не пахнет, ни высшим спортивным мастерством.

Ну, в санном спорте массовости не будет никогда.

Объясните мне, почему в Норвегии есть санная трасса, но нет санного спорта, а у нас нет санной трассы, но есть санный спорт? Почему норвежцы не культивируют сани? Да потому, что они определили для себя базовые виды спорта — биатлон, лыжные гонки, прыжки с трамплина, двоеборье, горные лыжи.

Хорошо что наши саночники, по крайней мере, не разбиваются. Потому что дома трассы нет и нужно постоянно быть за границей. И что, и кого можно подготовить, когда больше пяти человек туда не повезешь? На большее просто денег не хватит.

Эти виды спорта можно развивать на уровне спортивных клубов, на уровне областей. Хочет губернатор развивать санный спорт — вперед. Выйдут спортсмены на какой-то уровень — вот тогда и давайте формировать национальную команду.

А у наших спортсменов сейчас главная задача — попасть в команду, чтобы получать зарплату и завоевать лицензию на Олимпиаду. И все так радуются этим лицензиям, а какой затем будет показан результат — никого не волнует. И спортсменов, и тренеров уже к этому приучили: ты, главное, лицензию получи, а остальное уже не важно. Годами нет результатов, и ни с кого за это не спрашивают. Занимаем 70-е места в лыжных гонках — и нормально. А спортсмены думают: поедем, как-то пробежим — главное, что одеты, обуты, на сборы ездим, зарплату получаем. Шведы вон не привезли женскую команду по биатлону — ни одного человека. Посчитали, что нет смысла.

Фото: EPA/UPG

В фигурном катании, если хорошо взяться, еще можно восстановить традиции. Но разве можно сказать, что шорт-трек — это «наш» вид спорта? Горные лыжи пускай развиваются по примеру тенниса — за счет родительских средств. В Альпах дети с трех лет становятся на лыжи, а у нас где им это делать — на дорогущих частных курортах? И детскую школу там не откроешь.

У нас идет распыление средств, которых затем не хватает для нормального развития фристайла, биатлона. У нас есть чемпионы мира по детям, а денег на их спортивный рост нет.

Почему у сборной вдруг возникли проблемы с пребыванием в Шенгенской зоне?

Раньше была схема, по которой можно было находиться там 180 дней, а теперь — только 90 дней на полгода. А у нас сборы и соревнования идут одно за одним. И мы уже по 120 дней набрали. Сейчас вообще детективная история была с добиранием в словенскую Поклюку: в Мукачево мы приехали на поезде, оттуда автобусом в Берегово — на местный переход, а уже на той стороне границы нас ждали автобусы с венгерскими номерами — потому что с украинскими в любой момент может остановить полиция. И никого не волнует, что мы спортсмены. Штраф, депортация — и будь здоров.

Да, в Швеции нам прямо на месте официально продлили пребывание. А в Германии нас бы точно «повязали», так что мы туда даже не совались. Можно делать визу в каждую страну, но мы технологически не успеваем это делать.

В Осло мы будем добираться «внутри Шенгена» - на самолете, там проверок не будет. А вот как мы будем выбираться из Норвегии — вопрос.

Ну, как раз депортируют вас домой.

А если поставят запрет на год? Надеемся только на понимание, мы ведь нарушаем не по своей воле — не можем же мы пропустить Кубок мира.

Может, вы станете первым спортивным руководителем, который скажет, что Украина не нуждается в Зимней Олимпиаде-2022?

А я когда-то за подобное уже пострадал. Еду за рулем, звонок от журналиста: «Реально ли в Украине провести Олимпиаду?». Отвечаю: «На сегодняшний день, конечно же — нет». Потому что у нас нет соответствующей инфраструктуры, мы не имеем современных баз, не проводим международных соревнований. Когда всё это будет – тогда другое дело. Но они дают заголовок: президент НОК сказал «да», а вице-президент — против. И мне звонили с предложением сложить полномочия, потому что я подставил Сергея Бубку.

Фото: www.biathlon.com.ua

А я спрашиваю: нужна ли Украине Олимпиада-2022 в принципе? В таких экономических условиях, с таким уровнем развития спорта.

Вы же видите, сейчас есть проблемы даже с подготовкой Евробаскета. Хочется, конечно, чтобы мы были интегрированы в мировой спорт... Но, как по мне, сейчас задача-максимум — попасть в шорт-лист. Не думаю, что нас поддержат. Там и Казахстан рвется, у которого есть вся инфраструктура, который проводил Азиатские Игры; Норвегия не прочь. Для нас сейчас важнее понять, как грамотно готовить заявку, поработать с прицелом на будущее.

По принципу Пхенчхана?

Я думаю, к этому всё и идет. Тем более, в свете всех нюансов, которые всплывали в Сочи, вряд ли Украине сразу бы отдали Олимпиаду.

Почему спортивное сообщество не попыталось добиться назначения профильного министра, который был бы выходцем из спортивной среды? Ведь еще за два дня до голосования было известно, что назначат именно Булатова.

А что такое «спортивная общественность»? Она не организована. Каждый имеет свое мнение, но общего пула нет. А высказываться по отдельности никто не будет — кто же захочет сходу портить отношения с министром.

Смотрите: Павленко тоже был не из спортивной среды, но втянулся же. Каких-то сложностей с ним не было.

К слову, в понедельник вечером я слушал Булатова в прямом эфире на Первом национальном. Говорил толково. Мне импонируют его мысли и идеи. 

В чем специфика нашего министерства — оно конкретное и оно у всех на виду. Медали или есть, или их нет. Впрочем, я думаю, новый министр справится. Без поддержки он точно не останется.

Фото: www.biathlon.com.ua

Куда подевался тот человек, которому вы собирались уступить должность главы федерации в обмен на щедрые вливания в отечественный биатлон?

Это тот, который два года назад был? Это был какой-то сахарный магнат. У него, я так понял, был меркантильный интерес; и для него это была не цель, а средство — получить политические дивиденды. Хотел то ли губернатором стать, то ли депутатом. Он чуть ли не со слезами на глазах рассказывал, как любит Украину, наобещал кучу всего девчонкам, если они медаль завоюют. А потом просто исчез. Еще и сказал, что я какие-то его деньги потратил.

Я же федерацию возглавляю не ради денег. Это моё хобби, мне это нравится.

Евгений Швец Евгений Швец , журналист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter