ГоловнаСуспільствоЖиття

Вікно у світ психіатричної науки

В Советском Союзе лгать своему населению было просто. Этим власть занималась регулярно. Сравнивая несравнимое, показывая несуществующее. Это касалось и реалий медицинской науки и практики.

Действительно, нам, врачам, как и всему советскому народу, жить и работать было просто. Источник информации был один: официально дозволенные сведения, тщательно проверенные цензурой – Главлитом. Даже в специальных, профильных библиотеках республиканского уровня доступ к литературе на иностранных языках был ограничен так называемым Спецхраном. Привожу конкретный пример: после возвращения в Киев, прожив до этого 10 лет в лагере и ссылке, я подарил республиканской библиотеке десятки современных книг и журналов. Так началась англоязычная коллекция в главной, республиканской библиотеке Украины. Мои западные коллеги интенсивно снабжали меня психиатрической литературой, когда я был ссыльным в Сибири. До этого, в лагере такие вольности были невозможны.

Фото: ej.ru

Английским языком в Украине тогда владели немногие врачи. Да и какой смысл было владеть им, если литература на нем отсутствовала. Был и особый механизм пресечения нездорового любопытства специалистов, пытавшихся узнать, как живут и работают коллеги за рубежом. Вместе с Главлитом Комитет Государственной Безопасности ограничивал профессиональную любознательность в СССР.

Недалеко от Москвы работал особенный Институт медицинской информации, где переводили на русский язык наиболее интересные и важные статьи из зарубежных медицинских журналов. Благодаря работе этого института многие ученые и врачи имели хотя бы поверхностный доступ к современным знаниям. Тогда, в 70-ые годы особенное внимание цензуры было направлено на медицинскую дисциплину психиатрию. Копии всех статей из этого института можно было получить наложенным платежом, почтой. С этой целью этот институт, ВНИИМИ, высылал желающим копии журнальных страниц с содержанием каждого выпуска. Но только наши, психиатрические журналы, их содержание, были отмечены жесткой рукой цензора. Названия некоторых статей были жирно вымараны. Поскольку не должны были быть доступны читателю в СССР.

Была и другая, не столь подробная возможность получения медицинской информации из других государств. В Москве издавался небольшой по объему Медицинский Реферативный Журнал. Он поступал во все советские медицинские библиотеки, его выписывали на дом. Я, находясь в заключении, выписывал его прямо в зону. Для меня это было маленькое окошко в мир психиатрической науки. Журнал, каждый его выпуск, содержал короткие рефераты свежих западных публикаций.

Так было в Советском Союзе. Распавшаяся империя, вынужденно подарив нам право на независимость и свободу слова, оставила в России многое, по крупицам собранное из всех советских земель. Москва всегда работала как пылесос, собирая в провинциях лучшее. Мы, украинские врачи, остались без профессиональной литературы. А иностранные языки знали очень немногие из нас.

В психиатрии, десятилетиями контролировавшейся особенно тщательно, ситуация была печальная. «Московская школа шизофрении» сознательно препятствовала в советские годы получать знания от неправильной капиталистической психиатрии. Поэтому уже в 1990 году мы, объединившись в Ассоциацию психиатров Украины, немедленно приступили к переводу и публикации лучших книг Запада. Нам интенсивно помогали в этом наши европейские и американские коллеги, в первую очередь, нидерландский правозащитник и советолог господин Роберт ван Ворен. По его инициативе и при его содействии мы начали формирование и публикацию своего обзора мировой психиатрии, востребованного на всем постсоветском пространстве.

Роберт ван Ворен
Фото: www.mc.rs
Роберт ван Ворен

Лучшие специалисты Украины, России и Белоруссии, объединив усилия, подготовили и опубликовали в нашем собственном издательстве «Сфера» англо-русский терминологический словарь для психиатров.

Издав 130 книг в переводе с английского, немецкого, французского, голландского и датского языков, мы достаточно быстро дали возможность украинским коллегам достигнуть современного уровня профессиональных знаний. Оставалась и остается сегодня одна проблема: все они ежедневно работают со своими пациентами в советских психиатрических учреждениях.

Я написал все это ради одной фразы: МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ НИКОГДА В НАШЕЙ ПУБЛИКАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕ УЧАСТВОВАЛО! По-видимому, очень бедствовало.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram