ГоловнаСуспільствоЖиття

Кого цього разу назвуть євреями?

Веймарская республика закончилась Гитлером. Великая немецкая литература, написанная немецкими евреями, горела в кострах. Людей сжигали несколько позднее. Сегодня всё чаще слышу рассуждения о том, что неудачное управление государством президентом Зеленским может вылиться в усиление антиеврейских настроений и действий в Украине. Слова жестокости имеют свойство переходить в поступки.

Фото: focus.ua

Об этом говорят. Не здесь, не в Украине. Я слышу встревоженные голоса из Великобритании, Германии, Израиля, Франции. Особенно из Франции, где местные евреи со специфическими не французскими фамилиями вынимают таблички из наружных кнопок в звонках на двери. Многие, во Франции родившиеся, уезжают. Не в Америку. В Израиль. Страх и желание продолжения спокойной жизни.

Здесь спокойно. Пока – спокойно. 73% украинских избирателей отдали свои голоса молодому еврею. Разрушив привычный миф о тотальном антисемитизме украинцев. Удивительное явление для страны, где евреев осталось относительно немного. Об этом не говорят, не пишут украинские интеллигентные романтики, задним числом выстраивающие миф о всегдашней дружбе украинцев и евреев в Украине. О дружбе, которой не было. Не могло быть. Чернь в любой стране не любит «чужих». И совсем не важно, какого цвета объект ненависти черни, черный, красный, зеленый или коричневый.

Здесь, во всё ещё советской по ментальности Украине, кое-что изменилось. Состарившиеся советские обыватели, громко сообщавшие окружающим в трамваях и троллейбусах о нежелании жидов работать в шахтах или колхозах, сегодня убежденно говорят вслух о силе израильской экономики, армии и т.п. Сегодня они столь же интенсивно не любят арабов, которые почему-то не хотят работать в украинских шахтах.

Антисемитизм неистребим. Везде, где есть евреи. И у нас, в Украине. Когда-то я находился в ссылке в небольшом районе Тюменской области. Евреев там не было. Поэтому местное население, русские, татары и украинцы, открыто не любило чувашей. Классическая ситуация дружбы народов по-советски…

Около 15 лет тому назад я очень эмоционально отреагировал на «научную» статью неизвестного мне американского политолога об антисемитизме в Украине. Мой аргументированный текст перевели на английский и направили в США в издание, опубликовавшее тот совсем не научный, оскорбительный для Украины бред. Ответа не было. Как и публикации моего текста. Тогда я понял, что американские политологи, как прежде советские критики капитализма, в дискуссии не вступают.

И всё-таки. Тезис об опасности требует ответа. Возможен ли у нас «Веймарский» исход? К сожалению, возможен. В отличие от наших северных соседей мы не любим власть, всегда уверенно подозреваем её в коррупционных и иных уголовно-наказуемых грехах. В какой-то непредсказуемой ситуации многие из нас готовы проявить свою агрессию публично. Тем более, что долгими стараниями украинских спецслужб выкормлены отряды молодых боевиков, привычных к оружию и насилию.

Да, евреев в Украине осталось немного. Но в случае необходимости евреями будут названы другие наши сограждане. И тогда наш, украинский Веймар внезапно закончится. Удивительная мы страна, равновесие, пусть и шаткое, в украинском обществе удерживается открытым противостоянием двух этнических евреев, Владимира Зеленского и Вадима Рабиновича. Собственно, публичен лишь один, депутат Рабинович, президента мы видим и слышим гораздо реже.

Совсем недавно меня одарили свежим анекдотом. Свидетельствующим, что украинский народ ироничен и, следовательно, не склонен к насилию. «Знаете ли вы, что такое украинский нацизм? Это – когда президент -еврей, премьер-министр также еврей, а Рабинович – в оппозиции!»

Не умею предугадывать события. Да и не хочу. Но меня тревожит ситуация безнадежности, всё более поглощающая моих сограждан. Одних она выталкивает в другие страны. Другие, менее активные, останутся. И однажды выйдут на улицы. А кого на этот раз назовут евреями, не так уж важно.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter