ГоловнаСуспільство

Тилова сотня: вони боролись за армію

Юристы, айтишники, пиарщики - они выучили армейские термины, чтобы помочь нашим солдатам на Востоке. Они регулярно отправляют туда караваны самых разных товаров. Своим примером они подтверждают тезис, что Майдан сколько угодно могли организовывать сверху, но без самоорганизации украинцев ничего не было бы.

Фото: Кузьма Джунь

Пиар-менеджер Ольга чуть не танцует от счастья: «Ла-ла-ла. Завдяки Вам усім і особливо одній прекрасній Ірині берці майже готові. Залишилось всього-на-всього 408 грн. Такі дрібнички! Може, хтось підкине? Зайвим не буде, бо треба ще 60 комплектів форм, розгрузки і 120 шкарпеток».

А ведь еще пару дней назад она была почти в отчаянии: «Подзвонила хлопцям і не впізнала їх голоси… І, щоб хоч якось їх підтримати, сказала, що у нас уже майже готова передача, що люди так переживають за них, що всі хочуть допомогти. А що я мала казати? Що за тиждень ми не назбирали їм навіть на берці? Що в день, коли на фронті загинуло 49 українців, в мене за вікном три хвилини бахкав феєрверк? Що більша частина країни живе, ніби нічого не відбувається? Допоможіть зібрати на берці. Я хлопцям збрехала, що ми їх уже замовили».

Ольга с недавних пор занимается тем, что помогает одевать, снаряжать и кормить украинскую армию. Как и десятки других неравнодушных активистов. Долгое время она лично жертвовала на армию, но солдаты все равно оставались голыми и босыми. Тогда нашла в ФБ единомышленника, с которым ранее не была знакома, и завертелось.

«Волонтёры работают в разы оперативнее, мобильнее, им легче собирать средства, они помогают точечно, не завалены тендерами, всякими бюрократическими процедурами. Ну, и коррупцией, конечно», - поясняет Ольга.

***

Еще один активист - лучанин Роман Синицын - с недавних пор может похвастать офисом почти в центре Киева. Несколько комнат превращены в производственно-складские помещения. В его распоряжении есть огромный рулон, который порежут на карематы.

В другой комнате лежат бронежилеты, «разгрузки», кулек с мясными консервами и списанная немецкая каска. Каска, хоть и б/у, но от осколков защитит. Стоит она 1800 грн. Но Рому это не останавливает: «Найдите такую же – и я куплю. Если сможете найти, конечно». Дефицит военных товаров сейчас огромный.

То же самое касается и «планки пикатини». На складе у Романа есть четыре китайских крепления для АК-74. «Кусок пластмассы, а стоит 900 грн», - жалуется хозяин. Впрочем, «нормальное» крепление будет стоить под $300.

Роман – айтишник по призванию, а заканчивал знаменитую Налоговую академию в Ирпене. Но, пройдя практику в родных местах, понял, что со сложившейся десятилетиями Налоговой Системой ему не по пути. Он с первого дня был на Майдане, прошел его полностью. А волонтёром стал в начале мая.

Еще когда украинские зенитчики из Евпатории покидали Крым, Роман им «закинул на бак бензина». С одним из парней познакомился. Оказалось, живут неподалеку. В мае Роман решил набрать случайного знакомого. Ответ ошарашил: «Сидим на Карачуне. Голые и босые».

На одном из блокпостов под Славянском
Фото: страница на facebook Романа Синицина
На одном из блокпостов под Славянском

«Голыми и босыми» сидели все! И армейский спецназ, который научен несколько месяцев жить в лесу, и резервисты, и регулярные части.

«Для нашего спецназа мы закупали бэушную британскую форму, тепловизоры (стоимость одного - от 43 тыс.), бронежилеты, прицелы ночного видения. Потому что у них остались еще советские прицелы, а под них уже и батареек нет. Ребятам приходится постоянно что-то «химичить», - объясняет Роман.

Заказать у волонтеров сетку-рабицу и «обмотать» им свой БТР, чтобы защититься от гранатометов – еще один пример поговорки «голь на выдумки хитра». Потому что «Буцефалы» - это хорошо, это очень хорошо, но их катастрофически не хватает.

На складе у Романа есть пилюли от витаминного завода и наборы для бритья одной известной торговой марки. Через пару месяцев у наборов все равно закончится срок годности, так что бизнесмены отдали их за так.

Рома много раз бывал на передовой и может рассказать много чего интересного. Например, как один генерал привез 95-й бригаде "гуманитарную помощь" - бронежилеты, которые АК-74 прошивал так же, как нож проходит сквозь масло. Или как те же генералы приезжают на блокпосты в окружении взвода УДОшников. Или как на обратном пути на блок-посту харьковский гаишник хотел "отжать" у них бронежилеты. Ребята откупились фонариком.

За время своей «спецоперации» Роман, у которого около 20-ти подшефных подразделений, отправил под Славянск около сотни пар натовских берцев. А то ведь некоторые бойцы из-за отсутствия нужного размера в тапочках воюют.

Роман ведет скрупулезную бухгалтерию. Даже специального человека для этих целей выделил. Поясняет: «Сейчас развелось аферистов, поэтому люди на такое обращают внимание. Я могу отчитаться за каждую гривню из тех 430 тыс., которые мы собрали. Кстати, посещение «статистики расходов» весьма высокое. Как-то зашел туда, а там «сидело» около 20 человек».

Фото: Кузьма Джунь

Он называет такую же цифру, отвечая на вопрос о том, сколько в Киеве волонтерских сообществ работает на обеспечение армии. Одно из таких - «группа Дейнеги».

Виталий — также айтишник, выпускник КПИ. Он смотрел новости, монотонно повествующие о тяготах украинской армии на Востоке, «в какой-то момент психанул» и решил заняться этой проблемой.

Вспоминает: «11-го мая в голову пришла идея, написал об этом в Фейсбуке. А уже 13-го нашел первые варианты по бронежилетам и отправил первую посылку. В этот же день стали приходить пожертвования. И пока я думал, сколько смогу купить «броников» - два или три, те 50, что были в наличии, размели как горячие пирожки. Так что купили фонари подствольные, другую мелочевку. А затем организовали и бронежилеты: 80-й бригаде - десять штук, 95-й - восемь. Сейчас вокруг меня очень много волонтеров, девочки, в основном».

Виталий говорит, что многое ему приносят уже товаром. «Вот эти фонари — это передано из рук в руки. А вот вчера принесли разовое пожертвование, женщина. «Десятку» уже взял отсюда, осталось сорок тысяч», - Виталий держит в руках четыре крепко сбитые пачки денег.

Фото: Кузьма Джунь

«А с рациями как было: человек приходит и говорит — я тебе денег не дам, а вот готовый товар - пожалуйста. И привез 15 раций. Рации я занёс в «приход». А фонари, как и вот этот бронежилет, я просто передам дальше», - говорит активист.

Я с ним соглашаюсь: «Да, здесь в «приход» и заносить нечего — он уже затёртый весь».

«Этот уцененный бронежилет на сайте объявлений тысячи за четыре уйдет аж бегом», - парирует Дейнега.

О чем говорить, если одна защитная пластина для паха стоит под полторы тысячи гривен. Виталий знает, где в Европе их взять по 50 евро. И «воротник» с кевларом — за столько же. Но сейчас его мысли связаны с покупкой цельных бронежилетов.

«Наш волонтер в Германии сегодня их посмотрит, если все в порядке — берем. Там они по 180 евро. Это «ушатанные», а в новом чехле — 250. Если что — уже в пятницу они будут на польской границе», - говорит активист.

Под эти цели уже и 30 волонтеров есть, которые на себе будут проносить «броники» через границу. Ведь польские законы не позволяют перевозить упомянутые вещи оптом, а лишь по одной единице на человека - для самозащиты.

Есть и другая проблема: те же тепловизоры, оптические прицелы и прочее подпадают под законодательство о товарах военного или двойного назначения, поэтому почти всё завозится неофициально.

Группа Дейнеги собрала уже почти 700 тыс. грн. К месячному юбилею подошли ударными темпами и только за один день «сделали почти 150 тыс. грн». Но тогда пришлось поднять на уши всех, кого только могли.

«Сначала я работал по своему окружению. Первые 100 тысяч дали мои знакомые. Среди дававших деньги были и долларовые миллионеры. Максимальная сумма, которую дал один человек суммарно - $5 700, а единоразово — те самые 50 000 грн, о которых я уже упоминал. Причем в обоих случаях это были незнакомые мне люди», - говорит Виталий.

Он поясняет специфику своей деятельности: «Было важно окружить себя помощниками. Я же и так зашиваюсь. Почему попросил вас прийти на час позже — просто хотелось хоть немного поспать. В 8 утра у меня был эфир, в час дня — интервью, плюс работа и встречи со спонсорами. Забирал документы на тепловизоры. Объемы у нас уже большие — может прийти налоговая. Мы даже создали благотворительный фонд: покупаем товар, отдаем фонду, а уже он передает военным. Делаем акты приёма-передачи. У меня есть акты приёма-передачи от военных частей: такой-то ценности принял и — печать. Хотя как передавать тепловизор, если он нелегальный?..».

Что объединяет киевских волонтёров, так это взаимоуважение. «Дейнега — молодец, они закрывают дорогостоящее оборудование», - говорит Синицын. «За что Рому уважаю — он сходу сделал открытую бухгалтерию», - хвалит коллегу Дейнега. Обоих объединяет желание отчитаться за каждую копейку, как будто к ним проверяющие нагрянули, а не журналисты.

«Сейчас и жулики могут быть среди тех, кто выдает себя за волонтеров: собрал на полмиллиона, а закупил — на 200 тысяч. Но фотографии в фейсбуке разместил — и все поверили», - поясняет Дейнега.

***

В коллекциях Синицына и Дейнеги особое место занимают детские рисунки. Ребята говорят, что этими незатейливыми картинками обклеены все блокпосты. Солдаты также просят привести украинские флаги и иконки. На войне даже атеисты становятся верующими.

За 600 км от линии фронта киевские волонтёры борются за жизни тех, кто воюет со старыми порядками. Борются в том числе и для того, чтобы ветераны, вернувшись, уже здесь продолжили борьбу за новую жизнь. А в том, что у наших военных накопилось очень много вопросов к завсегдатаям печерских холмов, даже не сомневайтесь.

Евгений ШвецЕвгений Швец, журналист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram