ГоловнаСуспільство

Звільнять, але не тих

Сегодня Верховная Рада приняла, если можно так назвать этот фарс, целый ряд законов. Среди них - изменения в закон «Об устранении негативных последствий и недопущении преследования и наказания лиц по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний». Этот закон, напомним, должен был положить конец уголовному преследованию активистов Майдана, но на практике - саботирован судами и прокуратурой. Подробнее об этом читайте в тексте “А вы поверили президенту?”

И вот сегодня депутаты от ПР проголосовали с рук законопроект №3893 от 16 января, поданный депутатом от Партии регионов Сергеем Киваловым. Он вносит уточнения в принятый ранее закон.


Виктория Герасимчук Виктория Герасимчук , Заместитель главного редактора

Власть дает надежду на то, что задержанных активистов отпустят. Но при этом когтей не разжимает
Фото: Макс Левин
Власть дает надежду на то, что задержанных активистов отпустят. Но при этом когтей не разжимает

В частности, в закон добавлен перечень статей Уголовного кодекса, за нарушение которых в период с 21 ноября по 26 декабря освобождаются от ответственности все, чьи действия “связаны с массовыми акциями протеста”. То есть не только участники, но и милиция, которая тоже определенно “связана”.

Итак, перечень статей.

Статья 109. Действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти.

В том числе, как предусматривает часть третья, “совершенные лицом, которое является представителем власти”. А некоторые юристы считают, что именно представители власти сейчас угрожают конституционному строю.

Статья 122. Умышленное средней тяжести телесное повреждение.

Статья 161. Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или религиозных убеждений.

Самое интересное. Статья 171. Препятствование законной профессиональной деятельности журналистов, в том числе - преследование журналистов за исполнение ими профессиональных обязанностей.

То есть все журналисты, пострадавшие от действий “Беркута” 1 декабря на Банковой и не только, могут забыть о наказании виновных.

Статья 185. Кража.

Статья 194. Умышленное уничтожение или повреждение имущества.

Статья 259. Заведомо ложное сообщение об угрозе безопасности граждан, уничтожения или повреждения объектов собственности.

Помните бесконечные сообщения о заминировании метро? Теперь чиновники, которые рассказывали людям о “бимбе в вагине”, могут не волноваться о том, что их настигнет уголовная ответственность.

Статья 279. Блокирование транспортных коммуникаций, а также захват транспортного предприятия.

Статья 289. Незаконное завладение транспортным средством.

Таким образом, декриминализуется деяние, в котором подозревают журналиста и активиста “Дорожного контроля” Андрея Дзиндзю. Правда, против Дзиндзи недавно завели еще одно уголовное дело - за плевок в гаишника, совершенный год назад.

Статья 293. Групповое нарушение общественного порядка.

Статья 294. Массовые беспорядки.

Статья 295. Призывы к совершению действий, угрожающих общественному порядку.

Статья 296. Хулиганство.

Статья 341. Захват государственных или общественных зданий или сооружений.

Статья 342. Сопротивление представителю власти, работнику правоохранительного органа, государственному исполнителю, члену общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы или военнослужащему, уполномоченному лицу Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Статья 343. Вмешательство в деятельность работника правоохранительного органа, работника государственной исполнительной службы.

Статья 344. Вмешательство в деятельность государственного деятеля.

Речь о “незаконном влиянии в какой-либо форме” на целый перечень представителей власти: народных депутатов, членов Кабмина и т.д. Избитые нардепы от оппозиции могут сделать со своими заявлениями в милицию и прокуратуру то же самое, что и избитые журналисты.

Статья 345. Угроза или насилие в отношении работника правоохранительного органа.

Статья 348. Посягательство на жизнь работника правоохранительного органа, члена общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы или военнослужащего.

Статья 349. Захват представителя власти или работника правоохранительного органа как заложника.

Вот майдановцы могли бы развлечься, зная, что это деяние декриминализируют.

Еще один гвоздь программы. Статья 365. Превышение власти или служебных полномочий.

В том числе (барабанная дробь) “превышение власти или служебных полномочий, если оно сопровождалось насилием или угрозой применения насилия, применением оружия или специальных средств или болезненными и оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями, при отсутствии признаков пыток”.

Таким образом освобождаются от ответственности все высокопоставленные чиновники, отдававшие приказ о разгоне Евромайдана 30 ноября.

Статья 376. Вмешательство в деятельность судебных органов.

Собственно, никто и не ожидал, что вдруг понесут наказание представители власти, дергающие за ниточки украинских судей.

Адвокат Виктор Смалий, которого обвиняют в покушении на жизнь судьи, под действие закона, очевидно, не попадет.

Статья 382. Невыполнение судебного решения.

Статья 386. Воспрепятствование явке свидетеля, потерпевшего, эксперта, принуждение их к отказу от дачи показаний или заключения.

Как и в прошлой редакции закона, новая редакция не уточняет, какие именно события подразумеваются под массовыми акциями. Потому позволит судьям, как и раньше, отказываться принимать решения об освобождении от ответственности, потому что “непонятно, о чем идет речь в законе”.

 Кристина Гладун рассказывает, что суду непонятно, о каких-таких массовых акциях идет речь
Фото: Ирина Соломко
Кристина Гладун рассказывает, что суду непонятно, о каких-таких массовых акциях идет речь

В новой редакции указан механизм применения закона. Но при этом добавлена статья о том, что этот закон может быть использован только если не будет противоречить нормам Уголовного Кодекса, Уголовно-процессуального кодекса и закона “О применении амнистии в Украине”. Таким образом прокуратура и судьи получают возможность отказываться применять закон, объясняя это тем, что “в УК такого не написано”. Как уже сделала судья, рассматривавшая дело Ярослава Притуленко.

Впрочем, как показывают разворачивающиеся события, законы в Украине становятся все большей условностью. Подпишет ли Президент изменения в закон, не подпишет ли - освободят от ответственности тех, кто захотят. А кого не захотят - не освободят. Как сказал один мой товарищ (его уже цитировал в своем тексте адвокат Андрей Козлов): “...все будет по-людски. Ну, ты же знаешь, как это у нас делается. Шесть человек или сколько там надо - отпустят, остальных посадят. Спросят, где справка участника собрания. Шо, нема? Ну, так посиди. И это будет правильно, это будет по-людски, и люди это поддержат".

Виктория Герасимчук Виктория Герасимчук , Заместитель главного редактора