ГоловнаПолітика

Тетяна Сліпачук: "Втручання у вибори можливе і через непідконтрольну Україні територію"

Арбитражный юрист-международник Татьяна Слипачук пришла в ЦИК в октябре 2018-го, сменив на посту руководителя Комиссии Михаила Охендовского, "пересидевшего" в кресле несколько лет - уже после окончания срока полномочий.

Формальный выдвиженец парламентской группы "Воля народа", Слипачук не ассоциируется с лобби какой-либо из политических сил. Утвердиться в данном статусе ей предстоит на протяжении 2019-го, объединившим в себе выборы и президентские, и парламентские (плюс ряд менее масштабных - в ОТГ).

А условия работы не самые благоприятные. Так, закон о выборах президента был принят еще в 1999 году и не учитывает массу актуальных на сегодня нюансов - от понятий "политической рекламы" до ведения кампании в соцсетях. Меж тем, вызовы, стоящие перед ЦИК множатся в геометрической прогрессии. Начиная от "сеток" и незаконной агитации, вплоть до физической безопасности электронных результатов голосования.

"Опережая свое поражение, некоторые кандидаты начинают давить на исторически сложившееся недоверие к выборам", - поясняет Слипачук. И это - лишь часть угроз внутренних. А есть еще внешние… Все их LB.ua обсудил с главой ЦИК в масштабном интервью.

«Кандидаты между собой договариваются, в каких регионах им нужен, скажем, «свой» глава комиссии»

Соня Кошкина: Центральная избирательная комиссия зарегистрировала 44 кандидата в президенты. Это вдвое больше, чем в 2004 году (тогда подались 24 кандидата - LB.ua). Очевидно, сей фактор усложнит избирательный процесс – от объема бюллетеня и далее.

Безусловно. Количество кандидатов прямо пропорционально объему работы каждого члена избирательных комиссий.

Формирование окружкомов, которое продлится до 18 февраля (интервью записывалось 12 февраля, информация по тексту уточнена по состоянию на 18 февраля — LB.ua), как раз покажет уровень усложнения работы, в связи с большим количеством кандидатов. Претенденты на пост главы государства с разной степенью активности подают свои кандидатуры членов комиссий. Если каждый делегирует по одному человеку - это уже 44 члена комиссии. Соответственно, увеличится нагрузка, в частности, для их обучения.

Проведение тренингов состоит из двух этапов: сначала мы обучаем тренеров для комиссий, а они, в свою очередь, - членов комиссий. При этом невозможно избежать ротации членов комиссий, и этот процесс не зависит от ЦИК. Мы тренируем одних, а на их место приходят другие. И не факт, что они имеют хоть какой-то опыт участия в избирательном процессе.

С.К.: Важный момент: кандидатам в президенты выгодно иметь как можно больше своих людей в составе комиссий. Особенно так называемым техническим кандидатам, которых выдвигают на выборы в большинстве случаев для подыгрывания лидерам гонки.

Согласна с вами.

Наиболее интересный процесс будет происходить при формировании руководящего состава окружных комиссий. Сложилась практика, когда кандидаты между собой договариваются, в каких регионах им нужна, скажем, сильная руководящая «тройка» или «свой» глава комиссии.

С одной стороны, такое сотрудничество между кандидатами должно гарантировать сильный состав комиссии. С другой — все зависит от уровня электоральной культуры участников избирательного процесса и от того, какие цели преследуют те или иные кандидаты.

Виктория Матола: Интересно, как ЦИК подходил к регистрации того или иного кандидата. К примеру, как вы определяли, владеет ли он украинским языком или где проживает в данный момент?

Закон определяет общие условия, которые должен соблюсти человек, намеренный зарегистрироваться кандидатом в президенты. Начиная от возраста, заканчивая внесением денежного залога.

Кстати, нынешний состав комиссии уделил отдельное внимание предвыборным программам, поскольку изменилась внешнеполитическая ситуация (ЦИК отказал, в частности, Тарасу Костанчуку из-за наличия в предвыборной программе пункта о смертной казни для государственных служащих за коррупцию – LB.ua).

В.М.: В то же время ЦИК зарегистрировала политтехнолога и телеведущего Владимира Петрова, который фигурирует в уголовном производстве.

По закону, такой факт не является причиной для отказа в регистрации кандидату в президенты.

В.М.: Все же: как вы не\знание-то языка определяли?

Комиссия приняла общую презумпцию: мы доверяем кандидатам и исходим из того, что их заявления являются действительными.

Если у нас возникали вопросы по поводу какой-то публичной информации, член комиссии, который ведет пакет документов этого человека, мог уточнить их в личном порядке с кандидатом, дабы позже озвучить на нашем общем собрании.

Фото: Макс Левин

В.М.: Некоторым кандидатам, в частности, Владимиру Зеленскому не хватало четырех месяцев и 13 дней, чтобы зафиксировать проживание на территории Украины в течение последних десяти лет. В то же время, Владимир Олийнык, который проживает в России, пытался подать документы, ссылаясь на украинскую прописку.

Действительно, в документах нескольких кандидатов была прервана регистрация места жительства. В большинстве, такая ситуация складывалась, когда человек продавал квартиру и пока зарегистрировался по новому адресу, терял по полгода. Для установления десятилетнего срока проживания в Украине этот факт может быть существенным. Но человек находился здесь, платил налоги. Несправедливо отказывать ему в регистрации. Плюс нормы Конституции и законодательства позволяют оценивать этот период с учетом других юридически значимых фактов.

Мы общались с кандидатами, обсуждали период, на который прерывалась регистрация. Они показали достаточный объем документов: договоры об аренде жилья, выписки из банков об оплате счетов, которые доказывали их активную жизнь в Украине.

По поводу Олийныка, то он действительно имеет украинскую регистрацию, но с 2014 года не проживает в Украине. Отказ ему в регистрации (кандидатом – LB.ua) обусловлен целым рядом причин. В том числе, тем, что документы подал и залог оплатил не лично он. У комиссии также возникли подозрения по поводу подлинности его намерений (ЦИК передал документы Олийныка в Нацполицию – LB.ua).

С.К.: Было забавно наблюдать, когда в ЦИК пришел Владимир Зеленский, и ваши сотрудники выстроили в очередь для селфи с ним.

С моей точки зрения, это было некорректно. Важно отметить, что на момент подачи документов в ЦИК человек еще не является кандидатом в президенты. Это обычный гражданин Украины, который просто хочет стать кандидатом.

Для меня поведение сотрудников ЦИК было неожиданным. Госслужащий должен вести себя соответствующим образом. И определенный месседж по этому поводу был направлен сотрудникам комиссии. Если мы хотим меняться, нужно меняться во всем.

«Есть причины по которым ЦИК может отменить регистрацию кандидата без решения суда»

С.К.: Недавно у нас было большое интервью с министром внутренних дел Арсеном Аваковым. Он заявил, что полиция будет фиксировать факты нарушения во время избирательной кампании и передавать их в ЦИК. А вы, в свою очередь, можете выносить предупреждение и даже снимать кандидатов с избирательной гонки. Это так?

В свое время у ЦИКа были намного более серьезные полномочия: к примеру, два предупреждения служили основанием отменить регистрацию кандидата в президенты. Сейчас комиссия не имеет таких возможностей.

Законодательством предусмотрено пять оснований для вынесения предупреждения кандидату.

Три из них – на основании решения суда. Это касается подкупа избирателей, предоставления товаров и услуг на бесплатной основе и использования административного ресурса.

В.М.: Концерт Зеленского в Ужгороде подпадает под «подкуп избирателей»? Концерт был бесплатным, вход только по приглашениям.

Сложно оценить это событие только из общих информационных сообщений.

С.К.: Кто должен решить в данном случае: можно ли считать это подкупом или нет?

Чтобы ЦИК начала разбираться в конкретной ситуации, нужно получить обращение или жалобу от любого гражданина либо общественной организации. В законодательстве есть определенные требования к таким заявлениям. После соблюдения процедуры их подачи ЦИК может проанализировать конкретные факты. Если усмотрит основания — как было с Игорем Шевченко — что кандидат допустил правонарушение, мы должны обратиться в полицию. ЦИК не имеет процессуального инструментария: не проводит расследований, не предъявляет подозрений и т.д.

Это — первый вариант, как мы можем действовать.

Второй вариант: если во время рассмотрения какого-либо вопроса, связанного с деятельностью кандидата, ЦИК усмотрел нарушения, мы можем по своей инициативе обратиться в правоохранительные органы.

Фото: Макс Левин

С.К.: Вы не назвали еще два основания для вынесения предупреждения кандидату.

Да. Это нарушение порядка ведения агитации, то есть ведение ее вне сроков.

Причем, нужно отметить, речь идет о нарушениях кандидатов и их уполномоченных лиц. И касается только дня тишины, а не периода до объявления избирательной кампании.

К слову, в самом начале своей деятельности новый состав ЦИК обратил внимание, что агитация до начала кампания является недопустимой с точки зрения лучших избирательных практик в мире, если говорить о честных, равных и справедливых выборах. Но мы не говорили о том, что это – прямое нарушение закона. Хотя кто-то именно так истолковал наше замечание.

И последнее основание для предупреждения кандидата – если агитация ведется не за деньги избирательного фонда.

С.К.: Правильно ли я понимаю, что без решения суда ЦИК фактически не может снять кандидата с выборов?

Есть несколько причин, по которым мы можем отменить регистрацию кандидата в президенты без решения суда, например: когда он вышел из гражданства, переехал жить за границу или в определенный период (на этих выборах – до 8 марта – LB.ua) отказался от участия в гонке.

С.К.: Если суд принял решение о нарушениях кандидата после, к примеру, избрания его президентом, это повлияет на финальные результаты выборов?

На финальный результат выборов повлиять не может. К тому же, все решения по вопросам агитации суд должен принять до 00:00 дня голосования. По финансовым вопросам и вопросам подкупа – это уже ответственность не ЦИК.

С.К.: По поводу нарушения агитации. В марте запланирован выход финальной версии сериала «Слуга народа» с Владимиром Зеленским в главной роли. Событие неоднократно анонсировалось. Комитет избирателей Украины призвал кандидата оплатить показ из избирательного фонда, поскольку рассматривает фильм как агитацию. НАПК тоже озаботился. Но если Зеленский не прислушается к КИУ, может ли как-то отреагировать ЦИК?

Мне трудно однозначно ответить. Нужно разбираться, в том числе, когда и за какие деньги снимался фильм.

К примеру, если вернуться к концерту в Ужгороде, то представители ОПОРы отслеживали, как проходил платный и бесплатный концерты. Очень тонкая грань между профессией человека и агитацией в данном случае.

Действующий закон о выборах президента был принят в 1999 году. Он менялся очень несистемно, ситуативно и не учитывает огромное количество факторов, которые имеют значение во время выборов. К примеру, как контролировать предвыборную кампанию в соцсетях… Закон также не регулирует понятие политической агитации, политической рекламы и многие другие. Безусловно, нужно вносить изменения либо принимать новое законодательство.

Фото: Макс Левин

С.К.: Кстати, о соцсетях. В чьи полномочия сейчас входит контроль за избирательной кампанией в Facebook, Twitter etс.

Зависит от процессов, которые происходят в соцсетях. Если речь идет о распространении фейковой информации, то это полномочия киберполиции; если призывы к игнорированию выборов либо к национальной розни на фоне избирательной кампании - это полиция.

Относительно того, может ли в тех или иных ситуациях вмешиваться ЦИК, для меня пока открытый вопрос. Будем обсуждать его в ближайшее время. Даже если придем к выводу, что не имеем правовых оснований повлиять на процессы, которые происходят в соцсетях, то в любом случае мы должны публично высказать свою позицию.

В.М.: Процесс проверки избирательных фондов может занять определенное время. Пока ЦИК скоординирует работу с НАПК, пройдет проверка - так и результаты выборов огласят... 

Да, вы правы в том, что скоординировать работу двух коллегиальных органов (которые принимают решение не одним лицом), с разной спецификой, документооборотом, довольно сложно. Но мы смогли договориться. И я считаю это одной из существенных побед.

По состоянию на 18 февраля, 34 зарегистрированных кандидата открыли накопительные и расчетные счета, и даже появились поступления.

Думаю, мы сможем наладить порядок оперативного информирования по этому вопросу. Но уже очевидно, что сам процесс функционирования так называемой системы избирательных фондов проходит сложно. Банки ошибаются, уровень уполномоченных лиц кандидатов и распорядителей очень разный: от тех, кто понимает процедуру, до тех, кто с ней совершенно не знаком.

Сейчас мы работаем с НАПК в режиме советов и уточнений, поскольку процесс довольно сложный, требует быстрого реагирования и координации. К примеру, если физическое лицо отправляет определенную сумму на счет избирательного фонда, НАПК должно проверить, нет ли у него налогового долга. Бывает, что где-то происходит ошибка, и вместо фамилии распорядителя указывают фамилию кандидата…

В.М.: Кандидаты в президенты не ограничены по сумме, которую могут потратить на свою кампанию. Но ситуация у кандидатов разная. К примеру, доходы Петра Порошенко, по официальным данным, выросли в восемь раз за год. У кого-то, как у Юлии Тимошенко, по декларации нет ни жилья, ни автомобиля. Но избирательная кампания при этом у нее не бедная. А Дмитрию Гнапу (несмотря на всплывший финансовый скандал) взнос в ЦИК собирали в Facebook. Можно ли говорить о равных условиях кандидатов?

Давайте посмотрим, как пройдет кампания.

Если общество, в том числе политические партии, будут чувствовать несправедливость в том, что для кандидата нет ограничений по сумме взноса в избирательный фонд, они могут предложить парламенту внести соответствующие изменения в закон, чтобы дать равные условия всем кандидатам.

Фото: Макс Левин

«Центральный сервер ЦИК функционирует в закрытом режиме»

С.К.: Самый важный вопрос в условиях войны – безопасность центрального сервера ЦИК. После махинаций в 2004 году никто так и не понес наказание. Условные сроки получили члены комиссий в регионах, но факты вмешательства в центральный сервер так и не были должным образом расследованы. Как изменилась система защиты с того времени?

Я серьёзно полагаюсь на мнение специалистов ЦИК, которые обслуживают работу центрального сервера и реестра избирателей, а также на экспертную оценку Госспецсвязи и СБУ, которые дополнительно несут ответственность за систему безопасности, в том числе серверов. Под их эгидой еще предыдущий состав комиссии включил в список трастового фонда НАТО, который должен был обеспечить закупку, достаточно большой перечень современного оборудования, сенсоры которого реагируют, в том числе, на попытки хакерских атак, на любые факты проникновения в систему. Поставленное оборудование соответствует стандарту, который используют в избирательных комиссиях в мире.

Центральный сервер достаточно ограничен в доступе извне. Он функционирует в закрытом режиме.

Реестр избирателей работает таким образом, что если человек заходит в свой кабинет, у него нет доступа к другим функциям программы. Система основана на том, чтобы свести к минимуму доступ через внешние факторы.

Но, я думаю, никто сейчас не может сказать, насколько предупреждены те или иные угрозы. Специфика угроз меняется.

С.К.: Можно говорить о двух типах угроз: внешней – российские хакеры, к примеру, которые даже в американские выборы сумели «внедриться», и внутренней – кто-то из кандидатов под маской тех же российских хакеров.

Постараться может кто-угодно — из безумной бравады или чего-то еще. К сожалению, нельзя исключать подобное. В каком-то штате Америки подросток взламывал отдельные сервера избирательных комиссий. Мы тоже можем столкнуться с подобной ситуацией. Это, в том числе, уровень гражданской ответственности. Если человек без высшего образования, не уплатив залог и написав заявление с большим количеством грамматических ошибок, считает, что может претендовать на пост президента… Что тогда говорить о каком-то доморощенном хакере?

С.К.: Ну, я все же не о подростках-аматорах речь веду. Какие, на ваш взгляд, действительно серьезные угрозы могут возникнуть во время выборов в данной связи?

Я бы не говорила только о киберугрозах. Посмотрите, сколько общественных организаций зарегистрировалось в качестве наблюдателей. Почти 140. Кто они? Зачем они зарегистрировались именно для участия в выборах? Что ожидать от их представителей? Закон не дает права ЦИК отказать кому-то из таких организаций.

Следующей угрозой я бы назвала дискредитацию ЦИК, которая происходит путем распространения неправдивой информации.

Опережая свое поражение, (некоторые кандидаты – LB.ua) начинают давить на исторически сложившееся недоверие к выборам.

Я позволю себе сказать, что в таких случаях буду принимать все меры, чтобы этого не допустить.

Фото: Макс Левин

В.М.: Ранее вы говорили, что не исключаете прямые атаки на ЦИК.

Я начинаю чувствовать неизбежность подобного давления. Все больше манипуляций исходит со стороны кандидатов безо всяких на то оснований. Как пример – распространяется информация о большом количестве «мертвых душ» в реестре. Для понимания этого вопроса, нужно открыть закон, где говорится, что в течение пяти лет в реестре содержатся данные об умерших с особой отметкой. Это связано с особой работой реестра.

Я постоянно обращаюсь и к прессе, и к кандидатам: задавайте мне вопросы. Я отвечу.

Любая манипуляция – подрыв доверия. Подрыв доверия – попытка переложить вину своего проигрыша на ЦИК. Лучше работайте с избирателями, тогда можно выиграть выборы. Это мое личное отношение.

В.М.: Сколько в реестре «мертвых душ»?

Сейчас очень много манипуляций на эту тему. На днях ЦИК вместе с Государственным реестром избирателей проведет брифинг, где будет озвучена цифра тех, кто включен в реестр (по состоянию на 14 февраля 2019 года таких записей – 38 714 322). Нужно понимать, что в это число включены и те, у кого есть пометка «Выбыл», кто умер, кто признан недееспособным или прекратил гражданство. Да, эти записи, в соответствии с законодательством, должны быть в реестре.

Например, информация об умерших хранится 5 лет. К слову, на этом же брифинге будет озвучена и цифра граждан, которые потенциально будут внесены в список избирателей, без учета временно-оккупированных территорий Украины (примечание – цифра 29 897 548). Это тоже пока не константная цифра, так как до 25 марта еще есть возможность гражданам сменить место голосования.

С.К.: Как предотвратить использование голосов трудовых мигрантов в пользу того или иного кандидата? Вот знает, к примеру, сельский глава, что в селе 50-100 человек работают за границей, и может использовать это для того, чтобы проголосовать за «нужного» выдвиженца.

По поводу трудовых мигрантов, это реально проблема. Их очень большое количество.

И обеспечить голосование за пределами страны практически невозможно. Не зря многие государства предлагают своим гражданам проголосовать только на родине.

Сейчас мы с МИДом пытаемся способствовать тому, чтобы украинцы за границей смогли поменять место голосования и пришли на выборы.

С.К.: Полиция расценивает доплаты членам избирательной комиссии как подкуп. Но если этого не делать, работать на участках будет некому.

Если позволите, я отвечу не как глава ЦИК.

В разных государствах существуют так называемые polling officer – человек, которого нанимают на работу в период избирательной кампании. Он получает за это определенную сумму. В некоторых странах их заработок составляет от 600 до 1000 долларов. Поскольку действительно и нагрузка большая, и уровень ответственности высокий.

Что происходит в Украине? Кабмин установил оплату руководителям окружных избирательных комиссий на уровне минимальной зарплаты. Все остальные работают бесплатно.

А как руководитель ЦИК, в будущем я хотела бы урегулировать два вопроса: первый – по поводу формирования команды профессиональных членов избирательных комиссий и второй – установления их персональной ответственности за фальсификацию выборов.

Фото: Макс Левин

О «сетках: «У ЦИК нет полномочий расследовать подобные факты»

С.К.: Активно распространяется информация о создании кандидатами так называемых «сеток» - систем, позволяющих организовать разные этапы гарантированной поддержки того или иного кандидата на определенной территории. Представители штабов уверяют, что они будут использоваться только для агитации. Но очевидно же, что это потенциальный инструмент для подкупа избирателей. Анализировали ли вы такие данные?

Мы не можем полагаться исключительно на эмпирические данные и заключения журналистов. Повторюсь, должна быть фиксация правонарушения либо заявление кого-то из субъектов избирательного процесса. У ЦИК нет полномочий расследовать подобные факты.

С.К.: Юлия Тимошенко на последнем согласительном совете парламента заявила о массовом подкупе избирателей со стороны штаба действующего президента. Даже обещала обратиться по этому поводу в ЦИК и правоохранительные органы.

По этому поводу обращений не было. Она подавала много заявлений, связанных с распространением в различных теле- и радиопередачах сюжетов, неправдивой, по ее мнению, информации, с требованием дать ей возможность выступить. Такое право предусмотрено законом. ЦИК в данном случае только информируют.

С.К.: Вернемся к «сеткам». На форуме Петра Порошенко был презентован пакет документов для агитаторов. Известно, что платят агитаторам на основании закона о волонтерстве. Не цинизм ли?

Этот вопрос – на грани этического и правового восприятия. С точки зрения правовой оценки, если есть основания, чтобы усмотреть в таких действиях правонарушения, кандидаты, общественные организации должны обратиться либо в ЦИК, либо к правоохранительным органам.

С.К.: В «пакете агитатора» есть электронная карточка с его личными данными. Из этого следует, что целая база потенциальных агитаторов, соратников, единомышленников в час «Х» могут сработать как агитаторы, так и как фальсификаторы.

С юридической точки зрения, для констатации правонарушения нужны факты, причинная связь между ними, умысел и наказание за такие действия. По-другому я не могу оценивать любую информацию о каких-либо нарушениях. Для меня является показателем то, что в связи с информацией, о которой вы сказали, возникла большая волна в СМИ.

«Вмешательство в выборы может быть, в том числе, через неподконтрольную Украине территорию»

В.М.: Как будет происходить голосование в Донецкой и Луганской областях? Сколько контрольно-пропускных внутренних пунктов будут работать? В каком режиме? Насколько будет усилена охрана?

По всем этим вопросам мы обратились в Минобороны. Эта зона – вне нашей ответственности.

На сегодня мы предполагаем, что выборы будут проходить в 200 округах (199 – в Украине плюс один заграничный).

В Донецкой области из 21 округа голосование не сможет быть организованным в девяти округах с центром в Донецке, Енакиево, Шахтерске, Макеевке и Старобешево. В еще четырех округах выборы будут организованы только на части территорий (Очеретино, Бахмут, Марьинка и Волноваха).

Выборы будут проходить в Славянске, Краматорске, Дружковке, Покровске и Мариуполе.

В Луганской области из 11 округов выборы не будут проводиться в пяти с центрами в Луганске, Хрустальном, Сорокино, Алчевске и Должанске. Еще в пяти округах голосование будет организовываться только на части территории, включающих Станицу Луганскую, Рубежное, Лисичанск, Северодонецк и Счастье. Но лучше будет анализировать детальнее.

С.К.: Министр обороны Степан Полторак акцентировал внимание на проблеме голосования военных. Допустим, контрактник с житомирской регистрацией служит в Луганской области, переместить его на избирательный участок нереально. Как с этим быть?

Этот вопрос мы тоже задали военным, поскольку он не входит в полномочия ЦИК. Правда, еще за десять дней до дня выборов мы можем создать специальные избирательные комиссии, которые в исключительных случаях могут решить проблему голосования, например, военных.

Фото: Сергей Нужненко

С.К.: Сколько избирателей, по вашим прогнозам, проголосует с оккупированных территорий?

Никто, наверное, не знает, какое количество наших граждан проживает на оккупированных территориях. Как и не знает, сколько уехало в Россию или другую страну и поменяли регистрацию.

Информация о реестрах оборвалась еще в 2014 году. И никто не понимает, какое количество фальсифицированных документов могут «родиться» в тех регионах. В свое время, там были паспортные столы, где остались документы, бланки.

С.К.: Плюс за пять лет кому-то исполнилось 18 лет, а кто-то умер. И эти факты должны отражаться в реестре.

Очень много вопросов по поводу оккупированных территорий. Но все они не входят в компетенцию ЦИК. Мы пытаемся наладить совместную работу, чтобы, во-первых, предоставить каждому гражданину возможность воспользоваться своим избирательным правом. Во-вторых, обеспечить безопасность во время выборов.

Если вернуться к вашему вопросу о вмешательстве в выборы, то оно может быть, в том числе, через неподконтрольную Украине территорию. К примеру, когда будут голосовать граждане других стран под видом наших. Опять-таки, эти факты нужно фиксировать и передавать в правоохранительные органы.

С.К.: Как организовать информационно-просветительскую кампанию среди тех, кто принципиально хочет приехать и проголосовать, но в силу отсутствия коммуникации, не знает, как это сделать? Какие документы с собой брать, где голосовать и т.д.

Судя по количеству людей, которые сейчас из этих регионов меняют адрес голосования (по состоянию на 18 февраля, около 15 тысяч), проблемы с информированностью нет. Многие получают соцвыплаты и пенсии на подконтрольной территории. То есть они фактически проживают там, но часто приезжают сюда. Кто-то даже поменял место регистрации, но не место фактического проживания. Они тоже являются носителями информации.

Кроме того, возможно будет поднят вопрос о размещении на контрольно-пропускных пунктах соответственной информации

В.М.: Мы наблюдаем странную борьбу российских наблюдателей за участие в украинских выборах. Украина говорит, что их не будет - соответствующие изменения внес парламент. Россия сообщает, что на запрос ОБСЕ их наблюдатели отправятся в Украину в день голосования.

На сегодняшний день среди документов, которые пришли в ЦИК (а именно мы регистрируем всех, в том числе, международных наблюдателей), нет ни одного гражданина с российским паспортом. Даже в том пакете документов 18 человек, который направила ОБСЕ.

Мы предупредили международные организации, что в Украине есть установленные законодательством ограничения для граждан не только с российскими паспортами, но и с европейскими, которые нарушают режим въезда в Крым, ездили на «фейковые» выборы в Донецк и Луганск.

Процесс регистрации международных наблюдателей только-только начался. По предварительным данным, наблюдательные миссии увеличатся в полтора-два раза. Поэтому их будет достаточно много.

Фото: Макс Левин

В.М.: Одним из первых решений нового состава ЦИК был разрыв протокола о сотрудничестве с ЦИК РФ, подписанного еще в 2000 году.

Мы посчитали необходимым признать себя свободными от условий этого протокола. В том числе, чтобы избежать манипулятивности со стороны российского ЦИКа относительно того, что в рамках сотрудничества они хотят отправить своих представителей на выборы в Украину.

Честно говоря, когда я пришла в ЦИК, то обнаружила, что комиссия сотрудничала все эти годы только со странами постсоветского пространства. Сейчас мы пытаемся наладить контакты с развитыми, с точки зрения избирательных процедур, странами, у которых можно чему-то поучиться, позаимствовать ноу-хау для применения в Украине.

«Заявления о том, что, мол, давайте вводить открытые списки и как можно быстрее – чистой воды популизм»

С.К.: 2019 год будет весьма турбулентным для ЦИК. За президентскими следуют парламентские. В политикуме активно обсуждается вопрос введения открытых списков по инициативе якобы президента. Если вдруг Верховная Рада поддержит открытые списки, готов ли ЦИК перестроиться на новые правила до парламентской избирательной кампании?

Могу задать встречный вопрос: а партии готовы перестроиться? Я считаю, что в таком случае будет коллапс. Кардинальные изменения избирательной процедуры должны быть не позже чем за год до выборов. В первую очередь, должны перестроиться партии.

Если мы формально перейдем на пропорциональную систему выборов, и при этом местные «князьки» лишь перекрасят свои списки партий — можно дискредитировать основу демократического избирательного процесса. Мол, посмотрите, видите, какой результат.

Плюс, если мы поднимем вопрос об открытых списках, возникнет проблема с изменением округов. К примеру, в этом году пройдут выборы в объединенные территориальные общины. И два-три округа «расползутся», будут перекосы по количеству избирателей, в том числе. Эти вопросы мы еще планируем проанализировать. А простые заявления о том, что, мол, давайте вводить открытые списки и как можно быстрее – это чистой воды популизм.

С.К.: Уточню по поводу округов. Если будет меняться избирательное законодательство, изменяются пределы округов?

Возникает вопрос: насколько ЦИК имеет право пересматривать пределы округов? Я пока оставлю его открытым.

С.К.: Не очень поняла, можно подробнее?

В законе о выборах народных депутатов не предусмотрены полномочия ЦИК об изменении пределов округов, но есть критерии, предусматривающие требования к таким округам.

А в законе о выборах президента говорится, что не позднее чем за 200 дней ЦИК имеет такие полномочия. Глубоко этот вопрос не изучался. В любом случае, это будет коллегиальное решение комиссии.

В.М.: В связи с введением военного положения, не состоялись 45 первых и семь дополнительных, а также 19 промежуточных выборов в объединенных территориальных общинах. Из-за этого они не смогли получить финансирование. Известно ли, когда выборы состоятся?

Пока точная дата не определена. Точно выборы в ОТГ не совпадут с президентскими. Скорее всего, они состоятся в промежутке между президентскими и парламентскими. Важно, чтобы парламент принял постановление о назначении соответствующих выборов. Иначе, если порядок проведения выборов в ОТГ будет предусмотрен только решением ЦИК – из-за законодательной коллизии это решение может быть оспорено в суде. Соответственно, могут поставить под сомнения результаты голосования.

Фото: Макс Левин

«Зона риска всегда присутствовала в моей профессиональной деятельности»

С.К.: Напоследок несколько вопросов о вашей карьере. Вы были успешным юристом, представляли интересы клиентов в более чем сотне международных арбитражных производств. Что побудило вас променять это на госслужбу?

Во-первых, в каждой профессии есть свой «потолок». Объем международных споров со стороны украинских клиентов, к сожалению, намного меньше, чем, скажем, в западных странах.

Во-вторых, моя карьера как-то складывается из семилетних каденций. По семь лет я работала в разных юридических фирмах (в том числе, в «Василь Кисиль и партнеры»). И вот закончилось еще семь лет моей практики в арбитраже.

Плюс польстило то, что формально ЦИК - это конституционный орган, выведенный из системы органов исполнительной власти. Он не состоит ни у кого в прямом подчинении.

Изначально ЦИК действительно законодательно выписан как независимый. И если к этому добавить (если получится) усиление его институциональной возможности путем, например, изменения закона о ЦИК, в будущем он может стать сильным органом с точки зрения гарантии демократии.

-

С.К.: И, тем не менее, вы сами сказали, что репутационно это не самое благополучное место. Человеку с хорошей репутацией рискованно возглавлять ЦИК: фамилии Кивалова и Охендовского - не самое лучшее «соседство».

Я согласна с такими комментариями. Но зона риска всегда присутствовала в моей профессиональной деятельности. Когда ты выходишь в арбитраж и у тебя за спиной многомиллионные бизнесы твоих клиентов, приходится принимать критические решения, перестраивая стратегию защиты или нападения иногда прямо в процессе, в зависимости от ситуации. Поэтому психологически ситуация мне знакома.

Меня скорее удивляет сложность администрирования, о которой никто не знает. Это секретариат – это более 200 человек, хозяйственные вопросы. Законодательство построено таким образом, что я подписываю договоры о закупке «Утенка».

С.К.: Туалетного?

Да. В том числе.

Огромный наплыв таких документов, забирают уйму времени и сил, что выбивает, конечно, очень сильно.

В.М.: Вы не единожды говорили о том, что знакомы с лидером депутатской группы «Воля народа» - формальным выдвиженцем которой являетесь - Ярославом Москаленко. Как вы познакомились и с чего началась дружба?

Изначально отношения с депутатской группой, куда входит Ярослав, начались на основе моих отношений с покойным Игорем Еремеевым.

В.М.: Также вы говорили, что в 2014 году вам поступали предложения из исполнительной власти. Какие именно?

Предложения касались Министерства юстиции.

В.М.: Заместителем?

Заместителем.

В.М.: Вы семь лет проработали в адвокатской фирме «Василь Кисиль и партнеры», откуда вышло много действующих политиков и чиновников: Наталья Микольская, Алексей Филатов и другие. Какие у вас отношения с Филатовым, замглавы АП?

Когда я пришла в 2004 году в «Василь Кисиль и партнеры» - это была фирма номер один по международным спорам и всем, что связано с трансграничными сделками. Шла я туда исключительно на имя глубоко мною уважаемого и любимого Василия Ивановича Киселя, и абсолютно благодарна фирме за опыт. Она многому меня научила. Уровень стандарта, который давал «Василь Кисиль и партнеры» в те годы, не имел равных — с точки зрения профессиональной этики, подготовки, как оттачивались документы и умения вести себя в процессе. Филатов пришел туда, по-моему, позже меня.

В.М.: И какие отношения с ним сложились?

Обычные, как между коллегами, еще и конкурирующими. Потому что он занимался внутренними спорами, а я - международными.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Вікторія МатолаВікторія Матола, Журналист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter