Головна

Роберт Маккі: "Без сценаристів режисерам і акторам було б нічого робити"

В октябре в Киев приезжает знаменитый Роберт Макки – автор книги “История на миллион”, по которой учились и учатся сценаристы со всего мира. Консультант по сценарному мастерству проведет 4 семинара по тому, как создавать хорошие истории.

LB.ua публикует интервью с Робертом Макки, взятое организаторами встречи, киношколой Cinemotion, – о важности сценариста во время съемок фильма, о том, меняются ли вкусы зрителей, и влиянии 3D-технологий на кинематограф.

Фото: LB.ua

Считаете ли вы, что после режиссера сценарист является самым важным во время производства? Как к этому мнению относятся в Голливуде?

Я не думаю, что американцы вообще обращают внимание на то, кто написал сценарий или даже на то, кто снял фильм. Их всегда больше интересует актерский состав. В сознании американской публики актер – это самая главная фигура в фильме. В Европе, скорее всего, все наоборот: режиссер – это самая обсуждаемая фигура, связанная с фильмом. В моем понимании именно сценарист является самым важным, а не режиссер или актер. Режиссура и актерская игра – пояснительные формы искусства. Ведь актер показывает персонаж, созданный писателем, а режиссер показывает свое видение истории, которую тоже написали до него. Это ведь очевидно – без сценариста ни актеру, ни режиссеру и заняться бы нечем было.

Как вы считаете, изменились ли с годами зрительские предпочтения? Какие фильмы любят люди?

Ваш вопрос предполагает, что существует только одна группа зрителей, а ведь это не так – их много. И вкусы у всех вполне определенные.

Фото: LB.ua

Молодые люди всегда тяготели к боевикам, молодые девушки – к мелодрамам, зрители постарше – к серьезным драмам, есть определенная прослойка, которая любит комедии, и мне кажется, что их предпочтение никак с возрастом не связано. Различные разделения на группы всегда существовали.

На самом деле, самый главный вопрос состоит в том, что доминирует? Когда вы ориентируетесь на зрителя при написании сценария, важно понять, что именно вы пишете – продукт для телевидения, или для широкого экрана, и для кого вы это пишете.

Не могли вы привести такого разделения зрителей на группы?

Такой фильм, как «Аватар», нравится молодому зрителю мужского пола. Фильмы вроде «Титаника» привлекают толпы молодых девушек, ведь в свое время это был хит именно среди девушек. «Артист», который был написан и снят одним из моих студентов, стал хитом среди зрителейпостарше. «Прислуга» тоже попала в эту категорию. Фильмы вроде «Стыда» – артхаус, предназначенный для интеллектуалов. А картины вроде «Несносных боссов» – комедии, они всем нравятся.

Вы сказали, что многое из того, что вы рассказываете в своих лекциях, – это давно известные истины, и что сценаристы просто забыли эти основы основ.

Фото: LB.ua

В каком-то смысле, это можно объяснить так. Раньше социальные ценности были понятны и в целом приняты почти всеми. Раньше люди думали, что понимают, что такое любовь, что знают разницу между любовью и безразличием, ненавистью и самовлюбленностью, настоящей и не настоящей любовью. Они думали, что понимали смысл любви. Раньше писатели могли сочинять потрясающие любовные истории.

А сейчас это делать все сложнее и сложнее. Писателям все сложнее понимать природу этого чувства, природу отношений не только между возлюбленными, но даже внутри обычной семьи. Это можно объяснить тем, что общественные ценности становятся все более размытыми: писатели все больше теряются в системе координат, а, следовательно, и писать им становится тяжелее.

Раньше нам были ясны ценности правосудия и несправедливости, верных и неверных вещей, щедрости и эгоизма, правды и лжи. А сейчас авторам сложно составить глубокое видение даже для себя, что уж говорить о написании сценария об этих вещах! Когда писатели теряют связь с собственными ценностями, они теряют и способность рассказать хорошую историю.

Тем не менее, осталась только одна истина, с которой все согласны до сих пор – за жизнь стоит бороться. Фильмы о жизни и смерти популярны и по сей день, они отлично справляются со своим предназначением – донести понятную всем ценность. Это, кстати, одна из причин, почему жанр боевика остается популярным.

Джеймс Кэмерон, ставший известным после «Титаника» и «Аватара», популяризовал 3D-формат. Что вы думаете о будущем 3D-технологий? Изменят ли новые технологи процесс создания фильма и написания сценариев?

Фото: LB.ua

Нет, мой ответ – нет. Истории – это истории, и они такими были с тех самых пор, как шумеры высекли свою первую легенду на стенах храма на Среднем Востоке 4000 лет назад, такими они остаются и сегодня.

Сейчас 3D – это всего лишь следующий шаг в череде изобретений: сначала создали сам фильм, потом появился звук, потом – цвет, затем – широкоформатное изображение. 3D - это не полноценное новшество, оно было популярно еще в 50-х, когда я был еще мальчишкой. Теперь оно вернулось, но в более хорошем качестве, должен сказать.

Я не представляю, как долго эта технология еще будет популярна и останется ли в индустрии. Может быть, скоро вообще все фильмы будут только в 3D – на самом деле, это не так уж важно. Как только зритель погружается в рассказ или начинает сопереживать персонажу, то уже не важно, в каком формате снят фильм.

Весь смысл 3D-фильмов – достижение большего, в сравнении с 2D-фильмами, реализма. Главная задача таких фильмов – снять историю так, чтобы никто не отвлекался на размышления о формате. Важно добиться такого эффекта, чтобы зритель забыл, что на нем – стереоочки, и чтобы он не отвлекался от повествования.

Я не знаю, как долго проживет эта технология, но знаю одно: но задача написать качественный сценарий останется навсегда.