ГоловнаЕкономікаФінанси

Що знає корпоративний секретар ПриватБанку

Корпоративный секретарь общается и с собствственниками компании, и с набсоветом, и с правлением. Он посвящен во все тайны компании, знает привычки ее первых лиц. Обычно эти знания широкому кругу недоступны. Но не в Приватбанке.

Виктория Страхова, бывшая корпоративный секретарь Приватбанка
Фото: reforms.in.ua
Виктория Страхова, бывшая корпоративный секретарь Приватбанка

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua

Специалист по финансам Виктория Страхова работала корпоративным секретарем национализированного Приватбанка с января 2017 года, а до этого с марта 2016 года работала с Минфином со стороны Нацсовета реформ и участвовала в процессе национализации банка.

В банке она получила высокую по украинским меркам зарплату около 100 тысяч гривен в месяц, но работала без подчииненных, а также за свой счет покупала билеты, арендовала гостиницу и платила за мобильную связь. Обычно в крупных компаниях у корпоративного секретаря есть небольшая команда помощников, а расходы на рабочие поездки компенсируются дополнительно. Виктория надеялась, что так со временем будет и в Привате - самом большом банке страны. Вместо этого члены набсовета нанимали сотрудников даже на более высокие ставки, чем у Виктории.

С марта она поднимала вопрос о создании службы корпоративного секретаря перед членами набсовета банка, но вопрос не решался. Из-за высокой нагрузки у Виктории начались проблемы со здоровьем. Тогда она поставила перед набсоветом вопрос о компенсации в размере шести месячных окладов на случай увольнения или расторжения контракта. Ранее на таких же условиях из Приватбанка ушел первый заместитель председателя правления Александр Дубровин. По словам Виктории, он получал 660 тысяч гривен в месяц плюс шестикратная компенсация при увольнении всего после полугода работы.

В июле ситуация накалились до предела. 20 июля 2017 года прошло заседание набсовета Приватбанка. Викторию обвинили в шантаже, потому что она требовала рассмотреть вопрос о компенсации до увольнения руководителя банка Александра Шлапака (правильно оформить его отставку тяжело без корпоративного секретаря).

Закончился конфликт тем, что Виктория Страхова решила получить компенсацию моральную. С 20 числа и до сих пор она пишет каждый день по одному-два сообщения о внутренней кухне Приватбанка. Истории выходят под хештегом #МояПриватнаяИстория и будут появляться в блоге Страховой еще несколько дней.

Виктория Страхова. Церемония закрытия программы Лидерство в публичных финансах в 2016 году в Киевской школе экономики
Фото: facebook.com/pg/KyivSchoolOfEconomics/
Виктория Страхова. Церемония закрытия программы Лидерство в публичных финансах в 2016 году в Киевской школе экономики

Несмотря на всю эмоциональность и некоторый сумбур в текстах, мы узнали кое-что новое о национализации Приватбанка от Виктории Страховой (учитывайте, что это ее оценки, они нуждаются в дополнительных подтверждениях):

  1. "Национализация Привата - это не желание кого-то в Украине, ни Президент, ни оба Премьера не горели желанием получать себе геморрой в виде Коломойского". Иностранцы не понимали, как может половину финансовой системы страны контролировать банк человека, способного выставить вооруженных людей у стен Укрнафты, например.
  2. Иностранцы настолько боялись способности Коломойского устанавливать контроль над компаниями даже с миноритарным пакетом акций, что вопрос размытия доли основных акционеров даже не рассматривался. Еще 16 июня 2015 года депутаты внесли правки в статью 41-1 закона "О системе гарантирования вкладов", которые строго регламентировали процесс национализации неплатежного банка через передачу его сперва в Фонд гарантирования, а затем - за 1 гривну - в Минфин. Таким образом у бывших владельцев не оставалось акций банка.
  3. Рассматривался и второй вариант национализации по закону №78-19 "Про меры, направленные на содействие капитализации и реструктуризации банков", по которому долю бывших акционеров размыли бы до долей процента. Плюс условие эти доли процента также продать государству. Но из-за сложности реализации от этого варианта отказались. 
  4. В марте 2016 года план национализации банка был в общих чертах уже готов, но этот момент постоянно откладывали, опасаясь ответных действий акционеров банка. Банк можно было национализировать только с согласия акционеров.
  5. Государство решилось на bail in (конвертацию долговых обязательств банка в капитал) своих долговых бумаг не только из-за того, что они формально имели признаки связанных по требованиям НБУ. В случае передачи банка в Фонд гарантирования, инвесторы все равно получали право на досрочное погашение долга, и с ними все равно нужно было бы вести переговоры. А так Приватбанк или вообще ничего не заплатит по этим бумагам, или заплатит по суду, но позже. Таким образом момент "предъявления чека государству" отодвинули во времени. Кстати, под bail in попали и сбережения первой супруги Геннадия Боголюбова, с которой он развелся.
  6. Один из двух мажоритарных акционеров банка Геннадий Боголюбов действительно дорожил банком и репутацией. Например, одним из условий передачи банка было не останавливать обслуживание клиентов при национализации (и в самом деле, были остановлены только платежи юрлиц на несколько дней, а физлица продолжали услугами пользоваться).
  7. Финальные переговоры с Игорем Коломойским вел прежде всего министр финансов Александр Данилюк, по словам Виктории Страховой, поскольку с главой НБУ Валерией Гонтаревой бывшие акционеры Приватбанка никак не могли найти общий язык. Из-за этого президент Петр Порошенко якобы и поручил завершать переговоры Данилюку.
  8. Идея письма с обязательствами бывших акционеров Приватбанка на Кабмин появилась из-за того, что никто не хотел со стороны власти брать на себя ответственность и подписывать какие-либо соглашения. Все еще помнили опыт Юлии Тимошенко, которая подписывала газовый контракт с Владимиром Путиным, а затем сидела в колонии. Поэтому бывшие собственники написали письмо, а Кабмин уже сослался на него в своем постановлении о национализации банка. В последние дни перед национализацией согласовывали текст этого письма.
  9. Интересно описание финальных переговоров 15-16 декабря 2016 года. Они начались в клубе Кабмина Украины. Участвовал Игорь Коломойский и его помощник Тимур Новиков, их юристы, министр финансов Украины Александр Данилюк, министр юстиции Павел Петренко, замминистры, присутствовала Виктория. Никак не могли договориться. Иногда министры отлучались к премьеру. После одного такого разговора с премьером Данилюк заявил Коломойскому, что банк будет ликвидирован. Но затем переговоры снова продолжались в ресторане "Горчица", в Минфине, наконец, в МВД около 8-9 вечера 15 декабря.

    К полуночи все поехали в Администрацию президента, где Виктория Страхова уже осталась дожидаться за дверью и не видела, что происходит в кабинете Порошенко. Где-то в 3:30 16 декабря девушка занесла в кабинет президента бутылку белого вина. Как оказалось, к этому времени стороны договорились и окончательно согласовали текст письма. Вскоре из кабинета вышли премьер, три министра, глава НБУ (всех Виктория уже не помнит). Объявили, что передача банка пройдет 18 декабря.

Это еще не все - в ближайшие несколько дней будут опубликованы новые откровения.

Виктория Страхова. Плакат с фотовыставки "Я - реформатор" в Американском доме в Киеве, январь 2017 года
Фото: День
Виктория Страхова. Плакат с фотовыставки "Я - реформатор" в Американском доме в Киеве, январь 2017 года

Критики говорят, что серию этих публикаций оплатил бывший акционер Приватбанка Игорь Коломойский и что она поможет ему в международных судах. Что нельзя раскрывать корпоративные тайны или даже что Виктория не в себе, раз уж решила действовать таким образом. Но на мой журналистский взгляд, Виктория Страхова делает то, что давно должны были сделать Минфин и НБУ, пускай и не в такой форме.

Общественная важность и интерес к национализации Приватбанка перекрывают все иные возражения об этических аспектах ее поступка, о корпоративных запретах и т.д. Да, у Виктории все факты изложены через призму ее восприятия и нуждаются в дополнительной проверке. Но пока что никаких опровержений ее слов не было.

Лучшее, что в этой ситуации могут сделать другие герои этой истории (и власти, и бывшие собственники) - начать говорить, рассказать свою версию случившегося. А налогоплательщики, который заплатили за национализацию Приватбанка уже более 5% ВВП страны, будут делать выводы. Для сравнения, на оборону в условиях гибридной войны мы тратим примерно столько же.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua