ГоловнаЕкономікаФінанси

Гонтарева відпустила ручні гальма

Блиц-брифинг главы НБУ Валерии Гонтаревой и министра финансов Наталии Яресько, которые вышли на люди после встречи с Петром Порошенко вечером в среду, так и не дал ответа ни на один из заданных вопросов. Зато после него последовала отмена наиболее одиозных пунктов предыдущего постановления НБУ, которым курс за полдня был поднят с 32 до вожделенных 21,7.

Фото: LB.ua

Главный вопрос: каким будет курс? На этот вопрос Валерия Гонтарева не отвечает принципиально. Вот никогда не отвечает, и точка! Наталье Яресько его даже и не задавали. И правильно – министр финансов за курс не отвечает, он ему следует.

Второй вопрос: что на самом деле означает постановление, которое вступило в силу утром среды? И что думать о курсовых качелях? На этот вопрос ответа также не последовало. А он, на самом деле, очень интересный. Меня, как финансового журналиста, интересовал более других вот этот пункт: "3. Уповноважені банки не мають права здійснювати купівлю іноземної валюти за дорученням клієнтів (у тому числі за заявами, що були по дані до набрання чинності цієї постанови) до 27 лютого 2015 року включно". Я его прочел примерно так: банки не имеют права продавать клиентам валюту, купленную и на открытом рынке - на так называемом "межбанке", и купленную "внутри банка" у других клиентов, например – у экспортеров.

В переводе на обычный язык сие означает, что до 27 февраля включительно на рынке можно было бы продавать валюту только одному покупателю – Нацбанку. Наверное, именно поэтому чиновники НБУ возмущенно опровергали утренние заголовки вроде "Нацбанк остановил межбанковский рынок на пять дней". По мелочи банки могли бы покупать – на пополнение валютной позиции. Но это – сущая ерунда в смысле создания спроса на валюту.

Итог был феерическим: к 14:00, когда НБУ фиксирует величину официального курса, была названа цифра 28,04 гривен за доллар. И около 0,6 млн долларов – оборот рынка. К концу дня средневзвешенный курс поднялся до 21,82 гривен за доллар. Вот только из 92,5 млн долларов дневного оборота около 80 выкупил сам Нацбанк – как и ожидалось.

Цифры говорят о том, что НБУ встал на покупке по 21,7 и дороже не покупал. То есть по тому курсу, что был забит в новую версию закона о госбюджете-2015, которая должна быть одобрена накануне принятия решения МВФ о предоставлении Украине кредита EFF. А экспортерам ничего иного не оставалось делать, как продавать. Кто мог не продавать – старался избежать этой горькой участи. В итоге оборот рынка упал до половины среднесуточной величины по итогам предыдущих двух недель.

Как было сказано на брифинге, МВФ будет решать судьбу денег для Украины 11 марта. Для этого 3 марта Рада должна принять новые налоговые и бюджетные законы. Этим и объясняется скоропалительность, а также жесткость предпринятых Нацбанком мер.

Если бы все осталось так, как выглядело утром 25 февраля после введения ограничений НБУ, на экономику обрушилась бы куча проблем: мелких и покрупнее. Думаю, что возникли бы проблемы с оплатой валютных расходов с гривневых кредитных карточек. Понятно, что в подвешенном состоянии оказались бы все те, кто честно и законопослушно с 20 февраля перечислял гривны для покупку валюты с целью оплатить импортные товары и услуги. Включая импортеров лекарств, нефтепродуктов, типографской бумаги, запчастей и много чего еще из числа крайне необходимого.

Короче говоря – ступор для импорта. И для всех экономических цепочек, которые с ним связаны. Начиная от междугороднего и городского транспорта (из-за дефицита солярки) и заканчивая аптеками-магазинами, в которых начнут быстро пустеть полки.

Злые языки говорят, что сегодняшний скандал во время заседания Кабмина был вызван не только глубокой приязнью премьера к главе НБУ. Но и весьма предметным пониманием последствий остановки валютного рынка в результате введенных Нацбанком ограничений. К слову – такой "стоп импорт" уже был на моей памяти, в 1998 году. Тогда в приемной главы НБУ или его первого заместителя сидели боссы крупных корпораций – и доказывали, что именно их компания достойна скудного валютного пайка. Говорят, что для доказывания были нужны весомые аргументы.

Остановка экономики, взрыв цен на импортные товары – все это как-то не входит ни в планы премьера, ни в планы президента. Потому что те думают не только об экономике сегодня, но и о выборах послезавтра. Поэтому после совещания у Порошенко Валерия Гонтарева пообещала "разъяснить суть постановления". Как оказалось, разъяснения привели к тому, что импортеров вновь пустят на межбанковский рынок. Поздно вечером 25 февраля появилось еще одно постановление, которым самые одиозные пункты – о запрете покупать валюту по клиентским заявкам – были отменены.

Что будет с курсом? Снова 32 и вверх со всеми остановками? У НБУ должен быть по этому поводу какой-то план. Иначе не сносить головы его главе. Хотя… впереди два рабочих дня текущей недели, да еще одна неделя до решения МВФ о программе EFF для Украины. 3 марта - голосование по новой версии госбюджета, для чего крайне желателен курс 21,7. В общем, на бреющем полете и ручном управлении НБУ попытается продержаться до подхода денег от Фонда. Возможно, менее радикальными средствами. В любом случае, ситуация на валютном рынке будет в ближайшие дни крайне веселой. Как сказал мне один крупный предприниматель, "зампреды банков устали менять лексусы".

Что случится за эти полторы недели? В принципе, не так это и важно, если курс по итогу не выпрыгнет за 25, к примеру. Хм, мы уже о таких цифрах говорим, как о желанных. Что называется, "купи козла – продай козла".

Александр Крамаренко Александр Крамаренко , главред журнала "Деньги"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter