ГоловнаКультура

Майдан і авангард: "Українська весна" в Парижі

Париж в апреле похож на закипающий котел. После недель дождей и ветра в город пришла настоящая весна: в саду Тюильри люди рассаживаются по скамейкам обсудить последние новости, а в Люксембургском играют в петанк, в районе Марэ каждый день проходит по несколько вернисажей, а в Латинском квартале – по несколько ретроспектив и фестивалей. Среди них – Неделя украинского кино, одно из немногих за последнее время событий, презентующих украинское искусство за границей. Неделя кино вписалась в мультидисциплинарный фестиваль “Украина – свободная сцена”, который стартовал в Париже 7 апреля и продлится до 7 мая.

LB.ua понаблюдал за самым интересным – реакцией французских зрителей на украинское искусство.

Фото: LB.ua

Неделя украинского кино открылась свежим фильмом про Майдан. “Украинский аргумент” Сергея Маслобойщикова, обычно снимающего игровые фильмы, собрал аншлаг в небольшом кинотеатре La Filmoteque в Латинском квартале. Обсуждение после фильма длилось больше часа: заметно, что французы интересуются темой Майдана и хотят разобраться, что происходило в Украине с осени 2013 по весну 2014.

“Украинский аргумент” состоит из нарезок интервью с участниками Майдана, которые постоянно находились на площади и вокруг нее во время революционных событий. Маслобойщиков выбрал особенную оптику, практически полностью исключив из своей подборки героев средний класс и интеллигенцию (кроме Вадима Скуратовского, которому Маслобойщиков отводит достаточно времени, чтобы он изложил свою теорию относительно происходящего). Его герои, в основном, – люди, приехавшие из Львовской, Сумской, Винницкой или Донецкой области. К слову, парень из Донецка приехал на Майдан специально по приглашению режиссера: он был героем его документального фильма об Оранжевой революции и поддерживал Януковича, но спустя 10 лет, как выяснилось, его взгляды изменились.

Рефреном в фильме проходит тезис о том, что люди на Майдане стоят не за деньги, и что участники событий – простые люди, которых “все достало”. Исследования ради, Маслобойщиков заглядывает и по ту сторону баррикад, в лагерь антимайдановцев, среди которых обнаруживаются и те, кто тоже не поддерживает Януковича. Но большая часть показанного Антимайдана прогнозируемо воспроизводит известную нам, но уже немного подзабытую риторику: “мы за стабильность, мы не хотим разрухи, мы хотим получать свою зарплату и т.д”.

Резонным вопросом, который Маслобойщикову задали на обсуждении после показа фильма, стала эксклюзивность Майдана. “Почему в вашем фильме так мало женщин?” – спросили режиссера и были абсолютно правы. Женщин в фильме Маслобойщикова немного: одна представляет Майдан, другая – Антимайдана, а еще одна девушка, отвечающая в фильме за рефлексию, вовсе приехала из Берлина.

Впрочем, нельзя сказать, что Маслобойщиков претендует на то, чтобы показать всеобъемлющую картину Майдана: выбранная им оптика оставляет возможность кого-то включать, а кого-то не включать в фильм. Для французов это уже не первый фильм о Майдане: первым был Сергей Лозница, картина которого сразу после премьеры вне конкурса в Каннах вышла в ограниченный французский прокат. “Украинский аргумент” – это полная противоположность фильму Лозницы: тут есть закадровая музыка и много внутрикадрового текста, причем вместе с ответами героев фильма слышны и вопросы режиссера. Это и была цель Маслобойщикова: представить Майдан в форме аргументов его сторонников и противников.

Кадр из фильма "Шкурник"
Фото: МКФ "Молодость"
Кадр из фильма "Шкурник"

Актуальным фильмом, в котором можно найти рифмы с происходящими сегодня в Украине событиями, стал авангардный фильм “Шкурник” Николая Шпиковского, также показанный в рамках Недели украинского кино. Этим фильмом, к слову, открывался международный кинофестиваль "Молодость" в 2012 году, а на большом экране во Франции он никогда не показывался – только на телевидении, да и то, с российскими интертитрами.

Это немой фильм 1929 года, который был запрещен к широкому показу сразу после выхода – из-за критики советского уклада. Главный герой фильма Аполлон Шмыгуев – типичный конформист, выписанный, правда, в весьма гиперболизированном виде. Он оказывается в центре событий в Украине, когда за власть боролись белые, красные и анархисты. Попадая из одного лагеря в другой вместе с вверенным ему верблюдом (весьма сюрреалистическая фигура, как для украинских широт, но его присутствие во время событий действительно имело место), Аполлон, не стесняясь меняет свою личину и расписывается в бесконечной любви не то к большевикам, не то к “белым”, не то к махновцам.

Несмотря на то, что фильм Шпиковского был исключен из кинематографического опыта во время СССР, его существование удалось подтвердить запиской Осипа Мандельштама, который посмотрел фильм в составе некой экспертной комиссии. Копию “Шкурника” нашли в российском Госфильмофонде, отреставрировали в Центре Довженко и написали к фильму новую музыку: автором выступил польский композитор Марчин Пукалюк. Очевидно, вдохновением для появления немного более восточной, чем ожидалось, музыки послужила фигура верблюда, несомненно, завораживающая, но в итоге приведшая к тому, что музыка диссонирует с самим фильмом.

Во вторник, 14 апреля, в последний день Недели украинского кино, пройдет показ еще одного фильма из коллекции авангарда: “Весной” Михаила Кауфмана. Сегодня французы посмотрят “Черную книгу Майдана” – работы студентов института им. Карпенко-Карого, которые они сняли на Майдане.

Кроме этих фильмов, французским зрителям показали два современных полных метра: “Поводырь” Олеся Санина и “Братьев” Виктории Трофименко, а также три короткометражных фильма с кинофестиваля “Молодость”: “Лица” Никона Романченко, “Люблю тебя” Наримана Алиева и “Нежность” Анастасии Максимчук. "Поводырь" спровоцировал бурное обсуждение: французов интересовало, имело ли место в истории уничтожение кобзарей, показанное Саниным.

Показ Собачьей будки на Гогольфесте
Фото: Ігор Бельський
Показ Собачьей будки на Гогольфесте

За театральную репрезентацию Украины в Париже отвечает Влад Троицкий, театр ДАХ и их спектакль “Собачья будка”, который показывают в театре Монфорт с 7 по 18 апреля. “Будку” играют на малой сцене театра, в это же время и в те же дни на большой сцене дают “Вишневый сад” в постановке известного российского театрального режиссера Льва Додина.

Первый акт “Собачьей будки” в довольно показывает срез законсервированного общества, управляемого паханом. Сцена построена в форме клетки: сверху сидят зрители и наблюдают за тем, что происходит снизу. Остальные послушно выполняют приказы главного, едят и умываются по сигналу, и – самое главное – не хотят выйти из клетки наружу. В их риторике угадываются знакомые нотки: про колбасу, стабильную жизнь и прочие “блага” тоталитарного общества. Безвольные жители клетки пытаются объяснить себе, что же произошло, но из-за низкого уровня жизни, недостатка образования и способности к рефлексии в принципе находят какие-то абсурдные причины: “все из-за йогов” (из-за американцев, из-за русских, из-за китайцев – подставьте подходящее слово).

Текст “Собачьей будки” писался еще в 2010 году, после победы на выборах Виктора Януковича и, в какой-то мере, является пророческим. Троицкий показывает, что тоталитарный режим приходит довольно быстро, по щелчку пальцев, и общество не успевает оглянуться, как его существование заключено в рамки “от звонка до звонка”, навязанного все еще популярной в Украине тюремной культурой.

Такой уровень абстракции, упакованный в местами саркастические сцены (чего только стоит обед пахана под песни Поплавского), конечно же, завораживает западного зрителя. Ну а после финальной сцены, от которой и у закаленных киевлян становятся волосы дыбом, французы и вовсе немеют и выходят на перекур, еле передвигая ногами. Впрочем, во втором действии французы на диалог двух могильщиков, заколачивающих досками зрителей, сидящих в нижней части клетке, реагируют по-разному: кто-то нервно смеется, кто-то на вопрос "Есть тут кто?" робко отвечает "Oui", а кто-то пытается спеть "Марсельзу".

Второй акт в целом – противоположность первому: в буквальном смысле, начиная от расположения зрителей в зале, заканчивая общим настроением. Несмотря на мрачный тон, постоянные взывания к богу и нагнетающие мелодии финал “Собачьей будки” дарит надежду: хор поет мольфарскую песню, чтобы прогнать тучи над головой. Даже в монологе Русланы Хазиповой, который поклонники Dakh Daughters могли слышать в песне “Ганнуся”, есть надежда: женщина, пережившая войну и смерть близких людей, просит бога: “не будь такий впертий”.

Ганнуся на Майдане

После Парижа “Собачью будку” покажут в Будапеште, а в начале июня Влад Троицкий представит свою новую постановку на основе “Искусства войны” Сунь-Цзы в Одессе. В конце июня во Львов на фестиваль “Донкульт” приедет опера Троицкого “Кориолан” и Dakh Daughters с новой программой.

“Украинская весна” в Париже продлится до начала мая, и, кроме кинопоказов и спектакля, французы смогут послушать Dakh Daughters, посмотреть выставки украинских художников и сходить на презентации французских переводов книг Андрея Куркова и Марии Матиос. Важнейшим при этом остается вопрос: насколько украинская культура универсальна в плане восприятия внешним миром, считываются ли смыслы, которые закладываются украинскими режиссерами и художниками, зрителями, которые не варятся с ними в одном контексте.

Проверить переводимость украинского искусства и способность страны продвигать свою культуры можно очень просто: например, пролистав каталог Берлинского кинофестиваля, где в программе не было ни одного украинского фильма, дождавшись 16 апреля, когда свою программу объявит кинофестиваль в Каннах. В сфере визуального искусства все станет понятно после Венецианской биеннале. О слабом участии Украины в международных книжных ярмарках уже писано-переписано: все достижения украинских писателей и издателей продолжают происходить в порядке чуда, а не в рамках целенаправленной культурной политики.

Министерство культуры обещает создать украинский институт, по образцу польского института, чтобы продвигать украинскую культуру заграницей. На пресс-конференции Недели украинского кино присутствовал глава украинского МИДа Павел Климкин, чье ведомство и будет ответственно за работу таких институтов по продвижению украинской культуры. Но пока что внятной концепции такого института, равно как и понятного для иностранцев названия (институт хотят назвать, понятное дело, в честь Тараса Шевченко), от властей не поступило.

LB.ua благодарит за организацию поездки в Париж Благотворительный фонд Игоря Янковского “Инициатива во имя будущего” и кинофестиваль “Молодость”.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter