ГоловнаКультура

Підземні зв'язки

Метрополитен всегда был одним из любимых ландшафтов кинематографа. Киноманы без труда могут вспомнить сцены, снятые в метро, – будь то погоня из «Французского связного» Уильяма Фридкина или спящие клерки в токийском метро «Без солнца» Криса Маркера.

Выходящий на экраны Киева австрийский фильм «Туннель сознания» смотрит на метро не как на декорацию для приключения, а как на урбанистический феномен, объединяющий совершенно разные современные города.

Кадр из фильма "Туннель сознания"
Фото: trainsofthoughts.com
Кадр из фильма "Туннель сознания"

«Туннель сознания» – смесь документального эссе и эйсид-джазового клипа – рассказывает о жизни в метро в пяти разных городах мира – Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Токио, Гонконге и Москве. Система метрополитена каждого из этих городов имеет свои особенности, которые автор фильма Тимо Новотны попробовал раскрыть с помощью исследования звуковых палитр подземок и эскизных городских историй, рассказанных пассажирами разных городов.

Из этих коротких рассказов мы можем узнать, например, что нью-йоркском метро можно легко встретить забытых поэтов. В Гонконге станции метро превращены в шоппинг-центры. На линии Яманотэ в Токио пассажиры, продолжая самурайскую традицию сэппуку, очень часто совершают самоубийства. А на оформление московского метро водят смотреть итальянских туристов.

Безусловно, такой подход к созданию кино в виде мозаичного полотна из разных уголков мира таит в себе опасность пафоса вселенского обобщения. Понимая это, Тимо Новотны немного снизил градус серьезности и делая непривычно большой акцент на звуковые характеристики метро.

Звук, записанный во время поездок в метро каждого из пяти городов, стал основой для композиций из саундтрека фильма, созданного коллегами-музыкантами Новотны из трип-хоп-банды Sofa Surfers, которых иногда называют «австрийскими Massive Attack». Новотны когда-то снимал для Sofa Surfers клипы, но уже десять лет как сам числится участником этого музыкального коллектива.

Фильмы Тимо Новотны часто сравнивают с работами классика австрийского документального кино Михаэля Главоггера. Более того, один из ранних фильмов Новотны «Замкнутая жизнь» (2006) был перемонтированной и доснятой версией фильма Главоггера «Мегаполисы» (1998). Уже в том фильме местами действия у Новотны выступали Нью-Йорк, Токио и Москва, а кроме них – Мумбаи и Мехико.

«Туннели сознания» – фильм не столько о культурных различиях мегаполисов, сколько о регулярном влиянии метро на человеческое сознание. Не случайно фильм начинается цитатой из Уинстона Черчилля о том, что мы формируем вещи, а затем они формируют нас. И не случайно Новотны уделяет гораздо больше внимания мыслям пассажиров в метро, а не его архитектурным или культурным особенностям.

В преддверии киевской премьеры фильма мы связались с Тимо Новотны и задали ему несколько вопросов о создании «Туннеля сознания» и отличиях метро в разных городах планеты.

Почему вас заинтересовала тема метро? И почему были выбраны именно эти пять городов?

Я думаю, что система метрополитена – это очень честный способ сравнивать города между собой. Этот вид транспорта в разных городах использует примерно одни и те же способы коммуникации и перемещения.

Чтобы действительно понять, как устроено наше общество, следует обратить внимание на то, каким способом люди добираются друг до друга.

Что касается выбора городов, мне кажется, что, если вы делаете фильм о метро, вы просто обязаны взять во внимание подземки Нью-Йорка, Токио и Москвы.

Два других города – Гонконг и Лос-Анджелес – были выбраны более случайным образом в попытке показать другие разновидности систем метрополитена. Гонконгская система метро, к примеру, приватизирована и управляется коммерческой компанией. А метро Лос-Анджелеса мы взяли, чтобы представить этот город в своем фильме.

Метро в Гонконге, кадр из фильма
Фото: trainsofthoughts.com
Метро в Гонконге, кадр из фильма

Как вам удалось убедить пассажиров в метро делиться с вами своими историями?

Мы начинали снимать с Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. Мне помогали волонтеры, которые задавали вопросы пассажирам прямо на платформах в метро. В разных городах мы задавали людям одни и те же вопросы, некоторые из них касались специфики конкретных мест. Так мы узнали о городской легенде о том, что люди часто совершают самоубийства в токийском метро.

Наиболее открыты в коммуникации были жители Нью-Йорка, в этом они близки жителям западноевропейских городов. Я думаю, так сложилось, потому что, во-первых, метро Нью-Йорка открыто 24 часа в сутки. Во-вторых, там присутствуют все культуры мира, все говорят на ломаном английском и ты никогда не почувствуешь себя чужаком. Там я встречал много людей из Европы, России, Украины. Ты можешь заговорить с кем угодно, и тебе дружелюбно ответят на любой твой вопрос.

Одной из тем вашего фильма была жизнь бездомных людей. Не могли бы вы сравнить условия их жизни в метро разных городов?

Больше всего бездомных я видел в Нью-Йорке. Они не просто тусуются в метро, но и стараются как-то представить себя через искусство. Кто-то пытается играть музыку, кто-то пишет стихи. Они все время находятся в поиске денег, поэтому легко идут на общение.

Дело в том, что система нью-йоркского метро отличается от любой другой в мире. Там метро никогда не закрывается и вы, заплатив доллар, можете находиться там хоть две недели, если у вас, конечно, будет с собой запас пищи.

В Токио и Гонконге это невозможно. Там люди просто платят и едут, там никто не останавливается.

К сожалению, я никогда не был в киевском метро. Меня приглашали в Украину в прошлом году, но я не смог приехать – у меня как раз родился сын.

Требовалось ли разрешение на съёмки в метро в разных городах или вы использовали для съёмок скрытую камеру?

Чаще всего у нас было разрешение на съемки. Но, например, в Нью-Йорке нам подписали разрешение на видеосъёмку, но не на киносъёмку. Поэтому мы не могли использовать штатив или искусственный свет.

Поэтому все, что вы видите в фильме, снято ручной камерой. В то же время, если вы не используете дополнительных эффектов, у вас может получиться более честный подход к съемкам фильма.

Кадр из фильма "Туннель сознания"
Фото: trainsofthoughts.com
Кадр из фильма "Туннель сознания"

Мы думали использовать также съёмку скрытыми камерами. Но мы все же взяли себе за правило: если нам кто-то нравился и мы его снимали, после каждого удачного крупного плана мы просили людей подписаться под их согласием на нашу съёмку.

Ваш фильм называется «Туннель сознания» (Trains of Thoughts), также вы использовали цитату Черчилля о влиянии искусственных форм на человека. Интересовала ли вас тема влияния городской среды на сознание?

Да, я обратил внимание, что когда вы проводите время в темном туннеле под землей, вы больше концентрируетесь на вашем внутреннем мире, чем когда у вас есть возможность рассматривать в окне проходящих мимо людей.

Время в метро – очень важная часть дня, особенно для нью-йоркцев. Ты одновременно находишься в метро и в каком-то своем собственном пространстве. Мне очень нравится это ощущение «поезда мыслей».

В своем фильме вы уделяете много внимания звукам метро, создавая для каждой из пяти частей специфический саундтрек. Что дало вам как музыканту исследование звуков метро?

Звучание метро разных городов действительно отличалось. Например, если вы захотите послушать музыку на вашем айподе в московском метро, у вас ничего не выйдет, потому что там очень шумно. Но если вы включите звук на максимум в Токио вы будете тревожить людей, потому что там обычно очень тихо, там никто не болтает, от этого возникало немного жуткое ощущение.

Поэтому в саундтреке мы пытались использовать специфические звуки, похожие на шум в разных метро.

"Туннель сознания" – в прокате с 15 января.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter