ГоловнаКультура

Принцип невизначеності: підсумки року в кіно

2014-й стал очень тяжелым, но при этом очень ярким годом для украинского кино – с кучей украинских премьер, наград, яростных дискуссий, скандалов и других небезынтересных вещей, которые свидетельствуют об одном: процесс пошел.

В мировом кинопроцессе тоже скучать не приходилось. Попробуем пройтись по главным событиям украинского кино 2014 года и составить традиционный список лучших фильмов года.

“Племя” и “Майдан” на Каннском кинофестивале

Фото: www.facebook.com/ArthouseTraffic

Среда, 22 мая, на набережной Круазетт в Каннах стала украинским днем, что вполне отвечало сформировавшемуся запросу на украинскую культуру в мире (ну не кабминовскими же перипетиями людям интересоваться, в самом деле). В этот день организаторы Каннского кинофестиваля решили поставить одновременно две украинские премьеры – фильмы “Племя” Мирослава Слабошпицкого и “Майдан” Сергея Лозницы. После премьеры в Каннах внеконкурсный “Майдан” сразу же вышел в ограниченный прокат во Франции, а “Племя”, взявшее три награды в конкурсе “Неделя критики”, раскупили для проката по всему миру.

Фильм Лозницы, ставший первой полнометражной картиной о событиях Революции достоинства, вызвал серьезную дискуссию в обществе. Отстраненный взгляд режиссера “Майдана” и его сосредоточенность на народе, сотворившем эту революцию, подвергали нещадной критике непосредственные участники зимних событий в центре Киева. Тем не менее, оглядываясь назад, кажется, что наглядная демонстрация того, что Майдан сделал именно народ, а не отдельные мифологизированные личности, была и остается для нас очень важной.

“Племя”, дебютный полнометражный фильм Мирослава Слабошпицкого, продолжает триумфально шагать по планете, собирая призы международных кинофестивалей. Кроме приза в Каннах, на счету у “Племени” – еще одна важная и знаковая для украинского кино награда: приз за лучший дебют Европейской киноакадемии. К счастью, на выдвижение в номинации этой киноакадемии не влияют никакие украинские комитеты, что позволило “Племени” стать ее номинантом, а затем и лауреатом.

“Поводырь” и зрительская любовь

Фото: povodyr.com

Долгострой Олеся Санина, премьера которого прошла на Одесском кинофестивале (сразу в двух конкурсах – международном и украинском), стал, как и положено мэйнстриму, полной противоположностью артхаусному “Племени”.

Претензия на народный блокбастер даже стала основанием для выдвижения картины на “Оскар” в категории “Лучший иностранный фильм” от Украины. Вопреки чаяниям фанатов “Поводыря” и в подтверждение слов кинокритиков, прогнозировавших, что фильм не будет интересен международной аудитории, а заинтересует только часть украинской патриотической публики, Американская киноакадемия фильм не включила даже в шорт-лист. Так, черствые киноакадемики уже в который раз не оценили фильм, который нравится украинским зрителям и членам Оскаровского комитета.

За шесть недель проката “Поводырь” собрал 13,9 млн гривен, заняв 29-ю строчку в списке самых кассовых фильмов этого года в Украине. До прогнозируемых дистрибьютором 20 млн дотянуть пока не удалось, равно как и до рекорда фильма “Сафо”, который вышел в 2008 году и собрал 1,1 млн долларов.

Кроме кинопроката “Поводыря”, как известно, планируется телепрокат, поэтому, поклонники творчества Олеся Санина, замирайте в ожидании и все такое.

Пожар в кинотеатре “Жовтень”

Фото: Макс Требухов

В октябре этого года в разгар кинофестиваля “Молодость” неизвестные сожгли кинотеатр “Жовтень”. Подозреваемых нашли очень быстро, и те сразу сознались: якобы причиной их преступления была гомофобия.

То, что гомофобия играет не последнюю роль в поджоге “Жовтня”, сомневаться не приходится: пожар случился как раз во время показа фильма из ЛГБТ-программы “Молодости”. Гомофобские настроения в обществе стали удобным фоном для поджога кинотеатра, давно борющегося с рейдерами за свое выживание. Но было ли это единственной причиной для поджога кинотеатра – большой вопрос, требующий тщательного расследования.

Восстановление “Жовтня” еще не началось: многие вопросы остаются нерешенными – предоставление статуса памятника, например, вопросы финансирования, необходимости консервации (из-за погодных условий здание все сильнее разрушается) и так далее.

“Жовтень” был одной из ключевых площадок для авторского кино в Киеве, его потеря ощутима как для зрителей, которые привыкли регулярно смотреть кино (и при этом еще выбирать, с оригинальной дорожкой или в озвучке – была в кинотеатре такая опция), так и для дистрибьюторов. Хочется надеяться, что ситуация с “Жовтнем”, во-первых, консолидирует киевскую общественность и научит ее эффективно работать с властью, а во-вторых, обратит внимание на другие коммунальные кинотеатры Киева.

Новая метла в Госкино

Фото: ОМКФ

28 февраля стало известно об уходе с поста главы Госкино Екатерины Копыловой. Вопреки сложившемуся в обществе мнению, ее не уволили: Копылова ушла “по соглашению сторон”. Без руководителя главное кинематографическое ведомство страны пробыло чуть больше пяти месяцев – Филипп Ильенко стал главой Госкино только 7 августа.

Деятельность Ильенко в этом году запомнится запретом нескольких десятков российских фильмов и сериалов и проведением седьмого конкурса кинопроектов, по результатам которого Госкино составит программу финансирования украинского кино на 2015-2016 годы. Другое дело, что в проекте бюджета в статье Госкино на все про все выделили 75,5 млн гривен, тогда как на завершение старых фильмов и запуск новых требуется в четыре раза больше – 300 млн. Сможет ли Филипп Ильенко пролоббировать во власти интересы украинского кино (и, что немаловажно, его разнообразие), и в чем будет состоять Стратегия развития украинского кинематографа, которую разрабатывает Госкино, – вопросы, на которые мы будем искать ответ уже в следующем году.

Пока что даже сказать, кто получит в следующем году деньги на свои фильмы, нельзя: Госкино обнародовало результаты питчингов, но без точных цифр бюджета на следующий год счастливых обладателей государственного финансирования объявлять пока не будут. Парламентский комитет по вопросам культуры и духовности обратился с просьбой увеличить бюджет на украинское кино до 300 млн, но была ли услышана и – тем более – выполнена эта просьба, пока неизвестно.

Среди очевидных претендентов на пирог – новый фильм Мирослава Слабошпицкого “Люксембург”, документальный фильм о Юрии Ильенко, фильм “Ее сердце” Ахтема Сеитаблаева и документальный фильм “Бранці” Владимира Тихого. Новый фильм Сергея Лозницы “Бабий Яр” занял третье место в своей категории (“Игровые авторские фильмы”) и его поддержка государством – под большим вопросом.

Среди лучших фильмов этого года оказались как полнометражные картины, так и сериалы, которые можно воспринимать как восьми- или десятичасовые фильмы, разбитые на части. В прошлом году топ был о красоте и возвышенных поисках места для себя в этом бренном мире – как, собственно, и год. На смену оптимистическому 2013-му пришел мрачный 2014-й, в котором сумерки соседствуют с хаосом, а насилие стало неотъемлемой частью повседневности. Через эту призму мы и смотрели кино. 

Топ-10 лучших фильмов этого года

1. “Голгофа” Джона Майкла МакДонаха

Брат ирландского драматурга и режиссера Мартина МакДонаха неожиданно переплюнул его на кинематографической ниве и выдал шикарный фильм с Бренданом Глисоном в главной роли. “Голгофа” маскируется под детектив (до финальной сцены не представляется никакой возможности узнать, кто же угрожал убить отца Джеймса в начале фильма), но на поверку оказывается очень искренним высказыванием о современной Ирландии, переживающей кризис веры.

Обобщая до уровня общечеловеческого, “Голгофа” – фильм о том, как в своих переживаниях и попытках закрыться от внешних раздражителей при помощи цинизма и черного юмора, мы оказываемся неспособны отличить добро от зла. Кажется, что в нынешних травматических и трагических обстоятельствах такой повод для самоанализа не может не пригодиться. МакДонах, можно сказать, снял "Антиголгофу" о тщетности жертв и ослабевании человеческого духа.

2. “Фарго”, сериал FX

Спорить не буду: когда стало известно о том, что на базе одноименного фильма братьев Коэнов будут снимать сериал, поклонники фильма и творчества братьев недовольно заворчали. Но уже после первой серии стало понятно, что теле-”Фарго” мало чем уступает фильму.

Несмотря на то, что с сюжетом фильма 1995 года сериал связан лишь парой деталей, схема, по которой разворачиваются события, такая же: идиот и лузер запускает механизм жестокости и сам становится не то жертвой, не то главным виновником. С той лишь разницей, что пружина насилия, неотвратимости наказания (порой даже с намеком на его божественное происхождение) и абсурда медленно разжимается на протяжении целых 10 серий. Мартин Фримен (доктор Ватсон из “Шерлока”), как ни странно, смотрится на фоне всего этого ада очень органично, а Билли Боб Торнтон, играющий наемного убийцу, и подавно. Оба они заслуживают тонны наград за свои роли, но жюри “Эмми” в этом году распорядилось иначе. Посмотрим, что скажут на “Золотых глобусах”.

3. “Племя” Мирослава Слабошпицкого

Кадр из фильма Племя
Кадр из фильма Племя

Безотносительно развязки скандала вокруг украинского номинанта на “Оскар”, “Племя” было и остается главным событием в украинском кино этого года. Слабошпицкому удалось не только осуществить некий прорыв в отечественном кинематографе, но и открыть новую лакуну в мировом киноязыке. Почему-то до него никто не додумался снять фильм на языке жестов и построить всю историю на отсутствии слуха у практически всех своих героев.

Мне повезло смотреть фильм вместе со зрителями на каннской “Неделе критики”, где собирается рафинированная публика, желающая узреть новые горизонты в кино. Эти люди видели все. Эти люди знают, что крик “Рауль!” в зале Дебюсси перед началом каждого показа - это не пустой звук (а дань чести известному режиссеру Раулю Руису, который умел провоцировать и делал это в Каннах неоднократно). И эти люди вздрагивали и охали на тех сценах, на которых Слабошпицкий хотел, чтобы они вздрагивали и охали. Эти люди потом включили “Племя” в список лучших фильмов года и дали ему более трех десятков наград.

К сюжету “Племени” остается много вопросов, равно как не отпадает и самый главный вопрос: а что было бы, если бы все герои обладали слухом и разговаривали бы не на языке жестов? Тогда это был бы другой фильм, но его режиссером не был бы Мирослав – это очевидно. Сейчас Слабошпицкий работает над сценарием следующей полнометражной картины, действие которой происходит в Чернобыле. Надеемся, что и ее нам удастся посмотреть под оханье каннской публики.

4. “Левиафан” Андрея Звягинцева

Кадр из фильма Левиафан
Фото: filmz.ru
Кадр из фильма Левиафан

Обладатель приза за лучший сценарий на Каннском кинофестивале, номинант на “Золотой глобус” и фигурант “оскаровского” шорт-листа номинации “Лучший иностранный фильм” и просто отличный и актуальный фильм о современной России. Коррумпированный и обалдевший, мягко говоря, от вседозволенности чиновник отжимает землю у мужчины, дом которого – так уж вышло – стоит на очень хорошем месте.

Не лишенный юмора, “Левиафан” разворачивается в по-библейски устрашающее полотно об отношениях власти и церкви и о месте человека в этих вселенского масштабах разборках. Дата проката в России уже назначена, а вот привезут ли его в Украину – большой вопрос.

5. “Больница Никербокер”, сериал Cinemax

Когда режиссеры объявляют об уходе из мира кино, расстраиваться рано: скорее всего, это означает, что они переходят на телевидение. Так случилось со Стивеном Содербергом, плавно перешедшем из мира большого кино на ТВ. Его предыдущая работа – “За канделябрами” – вернула к жизни Майкла Дугласа, а “Больница Никербокер” перезагрузила карьеру Клайва Оуэна.

В “Никербокере” Содерберг смешивает костюмированную драму (действие происходит в 1900 году) с леденящими сердце подробностями об ужасах тогдашней медицины и традиционные сериалы про больницу (первое, что приходит в голову – это “Доктор Хаус”, и над ним, Содерберг, кажется, издевается с особым рвением). Все это – с музыкой Клиффа Мартинеса, которая звучит примерно так:

Если вскоре таким же образом на ТВ перейдет Дэвид Финчер, например, то мир станет только лучше.

6. “Сумерки” Валентина Васяновича

Документальный фильм украинского режиссера и оператора (который стоял за камерой “Племени”, между прочим) о сумерках двоих пожилых людей – матери и сына. Оба живут в глухой украинской деревне. Матери 82 года, ее сын болен и почти ослеп. Они цепляются за жизнь друг друга, но Васяновичу хватает режиссерского чутья и какой-то любви к этим людям (оба героя приходятся режиссеру родственниками) не портить все пафосом, а снять их историю на полутонах.

Эти полутона, отсутствующие в игровом кино Васяновича, и делают “Сумерки” одним из лучших украинских фильмов года. Если бы в Украине существовала практика показа отечественных фильмов в парламенте, “Сумерки” бы следовало показать в первую очередь.

7. “Мистер Тернер” Майка Ли

Кадр из фильма Мистер Тернер
Фото: Festival de Cannes
Кадр из фильма Мистер Тернер

Еще один призер Каннского кинофестиваля, фильм британского режиссера Майка Ли о выдающемся британском же живописце Уильяме Тернере. Роль Тернера блестяще исполнил Тимоти Сполл, за что и получил каннскую “ветку”.

“Мистер Тернер” не является традиционным байопиком, он, скорее, использует фигуру своего героя – довольно, надо сказать, яркую, - для высказывания на более общие темы. Среди прочего, “Тернер” является выдающимся фильмом о творчестве и природе гения. Глядя на хрюкающего, порой циничного и производящего довольно неприятное – на первый взгляд – впечатление Тернера, сложно себе представить, какими фибрами души он пишет свои гениальные картины. Присмотревшись получше, видишь, что Тернер – человек незаурядный, но даже этой незаурядности не хватило бы, чтобы создавать полотна, какие создавал он. О том, как из хаоса рождается красота, Майк Ли, кажется, и снял свой фильм.

8. “Настоящий детектив”, сериал HBO

Если отбросить странную финальную серию, “Настоящий детектив” стал реальным событием в мире кино. Он закрепил за Мэтью МакКонахи статус культового актера, а также напомнил, что Вуди Харрельсон, которого мы привыкли видеть в ролях трогательных и не очень психопатов, – отличный актер.

Кэри Фукунаге и Нику Пиццолатто удалось не только снять семь выдающихся серий, но и создать вокруг своего детища целую вселенную. Она состоит преимущественно из популярной философии Раста Коула, убедительность которой зиждется, в основном, на его личной харизме, и литературных первоисточников, которые фанаты сериала принимались шерстить сразу же после каждой серии. Так “Настоящий детектив” стал не просто сериалом, а целым предметом культа. Выдержит ли такой груз ответственности Фукунага и его коллеги, работающие над вторым сезоном, сказать сложно. До той степени сложно, что второй сезон смотреть как-то и не хочется.

9. “Грань будущего” Дага Лаймана

Любой подобный список лучших фильмов не должен обходиться без мэйнстрима. Этот год не был богат на индустриальные аттракционы: все основные битвы за зрительский интерес и кошелек будут проходить в 2015-м. Но “Грань будущего” может посостязаться даже с грядущими премьерами.

Кроме того, что это научно-фантастический “День сурка”, о чем уже из каждого утюга успели пошутить, “Грань будущего” – это отличный, нескучный боевой сай-фай, который хочется пересматривать. Там, конечно, нет говорящего енота, но не всем ведь так везет.

10. “Побудь в моей шкуре” Джонатана Глейзера

Кино удивительного магнетического характера, в буквальном смысле проникающее под кожу (Under the Skin – оригинальное название картины). Скарлетт Йоханссон играет инопланетянку, которая прибыла на планету Земля, чтобы охотиться на людей. Зачем они нужны ей и ее сородичам, режиссер не объясняет, но это и ни к чему. Самое главное в фильме – ощущение присутствия, дискомфорта, влажности окружающей среды, непонимания и потерянности – в общем, всего того, что ощущает на себе героиня. При нынешней влажной погоде и состоянии неопределенности кажется, что и после финальных титров фильм не заканчивается.

Как и в фильме Глейзера, в украинском кино тоже царит неопределенность и фрустрация. Пока мы, как в тумане, ждем результатов государственных конкурсов и политической воли на проведение реформ, мир не стоит на месте, а двигается вперед, осваивая новые платформы, формы взаимодействия и перетекая из кино в телеформат и обратно. В 2015 году нам останется только довольствоваться тем, что нам сможет предложить мировой кинематограф, потому что собственных фильмов будет не так-то и много – государство в этом плане дотянулось только до запретов, создавать оно еще не привыкло.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Редакторка відділу "Культура"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter