ГоловнаКультура

Скрипка і трішки війни

«Вы не смейтесь, но в зону АТО нужна… скрипка», – написала у себя в фейсбуке одна из активисток, собирающих вещи для украинских бойцов в зоне АТО. И через три часа добавила: «Нашлась, и даже не одна».

Довольно легко представить себе картину: украинский солдат в камуфляжной форме, сняв бронежилет, стоит перед своими побратимами и играет на скрипке. На соседнем блокпосту кто-то поет под гитару, кто-то, спрятавшись от глумливых глаз, сочиняет стихи, кто-то, возможно, пишет репортажи в литературном стиле.

Фото: EPA/UPG

Когда Уинстона Черчилля, который является эталоном для многих современных политиков и общественных деятелей, попросили сократить расходы на культуру в пользу затрат на оборону, он ответил: «А за что мы тогда воюем?».

Любопытно, что Совет по искусству, занимающийся финансированием и управлением в сфере культуры Великобритании, был создан именно в период великих потрясений. Совет по содействию и искусству, как он тогда назывался, начал свою работу во время Второй мировой войны и занимался популяризацией и сохранением британского культурного наследия.

Не секрет, что помимо сохранения наследия, в период войны деятели культуры занимались тем, что активно ездили с фронтовыми концертами и спектаклями, чтобы поддержать боевой дух своих солдат.

Известный джазовый музыкант Гленн Миллер на вершине карьеры отправился на фронт (в 1941 году, когда США вступили в войну с Японией), распустив свой знаменитый оркестр. Там он работал с танцевальными группами, пытаясь освежить военные песни, а затем собрал новый бенд – Армейский оркестр военно-воздушных сил, в котором насчитывалось 45 музыкантов. В течение многих месяцев коллектив выступал на военных базах союзников и участвовал в передачах на радио «Би-би-си». В течение одного только месяца Миллер со своими товарищами могли дать более 30 концертов и записать около 40 передач. Если вы когда-нибудь слышали джаз, да еще и в исполнении Гленна Миллера, вы можете себе представить, какое впечатление эта музыка производила на солдат, переживших ужасы войны или только готовящихся к этому.

Фото: inretrospectmagazine.com

Между тем, в Украине фронтовыми концертами практически никто не занимается. Вся культурная жизнь, происходящая в зоне АТО, создается силами самих бойцов, которые просят привезти скрипку на блокпост. Что и говорить, ведь и войны-то у нас нет, а есть только сплошная антитеррористическая операция, о материальном обеспечении которой впору слагать трагические поэмы. Такое ощущение, что единственное оружие нашей армии – это энтузиазм.

Но даже энтузиазм и эмоциональный подъем тоже нужно как-то поддерживать и обеспечивать бойцов нематериальной подпиткой.

Стоит отдать должное двум украинским министерствам, делающим хоть что-то в этом направлении. Так, Минкульт запустил проект «Народная филармония» - его участники выступают в воинских частях разных областей Украины. За два месяца «Филармония» уже успела провести 40 концертов для 15 тысяч военнослужащих.

В акциях принимают участие Тарас Компаниченко, Раиса Недашковская, группы «Горлиця», «ТаРута» и другие. Все они исполняют народную музыку.

В ближайшее время профильное министерство собирается расширить программу культурной поддержки украинских солдат, воюющих на Донбассе. Детали пока неизвестны, но намерения такие есть, равно как и понимание того, что музыка бойцам нужна не меньше консервов.

Глава другого министерства - молодежи и спорта - Дмитрий Булатов пошел по более прогрессивному пути и устроил концерт Ореста Лютого (сценический псевдоним Антона Мухарского) на центральной базе АТО «Луна» (Сармат). Патриотические рифмованные агитки Лютого, положенные на простую музыку, может и не повторяют эффекта выступлений джазовых оркестров на фронтах Второй мировой, но все же это лучше, чем ничего.

Фото: Из архива Ореста Лютого

Фото: Из архива Ореста Лютого

Культура, и без того загнанная в угол между ненужными в военное время наукой и образованием, воспринимается исключительно как красивое приложение к чиновничьим фуршетам. Тот, казалось бы, очевидный факт, что главная функция культуры – это делать нас людьми, забыт.

Во время Майдана инструментом очеловечивания протеста стало фортепиано. Об «экстремистах», играющих на музыкальных инструментах во время революции, писали даже мировые СМИ. Тот факт, что во время радикальных социальных перемен украинцы находили в себе силы музицировать, восхищал и продолжает восхищать. За что мы воюем? За кадровые перестановки в Кабмине? За распил тендеров? Вряд ли. За то, чтобы снова услышать «Лунный свет» Дебюсси? Очень даже.

Считается, что когда говорят пушки, музы молчат. Но почему-то кажется, что если музы заговорят достаточно громко, пушки не посмеют их перебить.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Редакторка відділу "Культура"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter