ГоловнаКультура

Особливості національного бойкоту

В фейсбук-группах “Бойкот российских товаров” и “Бойкот Партии регионов” в сумме около ста тысяч участников. С точки зрения консолидации протеста, бойкот стал очень важным инструментом выражения гражданской позиции как во время Майдана, так и после него. С разрастанием масштабов украинского протеста вырос и перечень объектов для бойкота.

Теперь украинцы бойкотируют не только товары из супермаркета, но и культурные события, так или иначе связанные либо со старой властью, либо с российскими меценатами. Впрочем, если замена одного сливочного масла на другое не слишком сказывается на жизнедеятельности, то бойкотирование фестивалей может привести к заметным последствиям.

Фото: Юрий Ферендович

Смысл бойкота – не дать заработать Партии регионов или российским бизнесменам, которые, ко всему прочему, вполне могут оказаться “кошельками” сепаратистов на Востоке. Наиболее рациональную причину изложил у себя на странице в фейсбуке преподаватель магистерской программы по журналистике Украинского католического университета во Львове Отар Довженко, бойкотирующий “Альфа Джаз фест”. По мнению Довженко, цель бойкота – лишить российский бизнес комфорта в Украине, возможностей для пиара и отбеливания своей репутации.

“Мы просто просили проводить фестиваль без рекламы (организаторы отказались это делать – прим.ред), – пишет активист. – По нашему мнению, российский бизнес, который вывозит заработанные в Украине деньги в Москве и платит там налоги Путину, не должен чувствовать себя комфортно и увеличивать доходы, пока путинцы убивают наших на Востоке”.

Главным спонсором “Альфа Джаз Феста”, проходившего во Львове с 12 по 15 июня, стал российский “Альфа-банк”, фигурировавший в списках спонсоров сепаратистов на Юго-Востоке Украины (факт финансирования антиукраинских сил не доказан, но, как говорят в сериалах про адвокатов, присяжные уже сомневаются в невиновности подсудимого).

Активисты призывали бойкотировать “Альфа Джаз Фест” еще до трагического события в Луганске, случившегося в ночь на субботу, 14 июня. После того, как самолет с украинскими десантниками сбили в луганском аэропорту, бойкот приобрел другой оттенок: теперь обсуждалась уместность проведения концертов во то время, как вся страна скорбит. В итоге организаторы отменили концерты в последний день фестиваля (день траура), а в день перед этим участники концертов изменили свои программы и играли более уместную музыку. Впрочем, организаторы поняли, как унять шум, поднятый сторонниками бойкота, и решили пожертвовать заработанные деньги семьям погибших под Луганском десантников.

Следующие на очереди – Одесский международный кинофестиваль, президентом которого является супруга “регионала” Сергея Тигипко Виктория, и фестиваль Джаз Коктебель, одним из основателей которого является, как известно, Дмитрий Киселев, нынче рассказывающий страсти про “бандеровцев” и ядерный пепел на одном из ведущих российских телеканалов.

Фото: LB.ua

В январе этого года, в разгар Майдана, стало известно об уходе части команды Одесского кинофестиваля во главе с бывшим гендиректором киносмотра Денисом Ивановым. Впрочем, этот уход не был объяснен политическими причинами, в отличие от нашумевшего в кинематографической среде поста переводчицы Ирины Зайцевой об ее увольнении с Одесского кинофестиваля. Ирина заявила об уходе из команды ОМКФ в конце февраля, заявив, что не может сотрудничать с четой Тигипко после расстрела людей на Майдане. Вслед за Зайцевой с кинофестиваля ушли еще несколько переводчиков. В этом году ОМКФ, оставшийся без четверти своего привычного бюджета из-за отсутствия финансирования со стороны Минкульта, может остаться также и без доброй части своих зрителей.

Консолидированного бойкота “Джаз Коктебеля”, как и в случае с Одесским кинофестивалем, еще нет, но организаторам следует тщательно подготовиться к расспросам о связи фестиваля с Дмитрием Киселевым. После того, как фестиваль объявил о своем переезде из Крыма в Одесскую область, в сети началось обсуждение того, стоит ли вообще ехать на мероприятие.

В связи со всем этим имеет смысл задаться вопросом о происхождении денег, на которые существуют многие крупные украинские события в сфере культуры, и о механизмах очищения бюджетов украинских фестивалей и крупных культурных центров от нерукоподаваемых спонсоров.

Фото: Дмитрий Алексеенко

В конце концов, если сторонники бойкота добьются своего и отменят проведение Альфа Джаз Феста или Одесского кинофестиваля, украинские музыканты и кинематографисты лишатся и без того немногочисленных площадок для общения и профессионального развития.

В случае гибели ОМКФ молодым украинским кинематографистам негде будет в ближайшее время представлять свои новые проекты продюсерам – питчинги в Госкино заморожены до лучших времен, а созданием отдельного фонда, который бы занимался финансированием украинского кино, никто за 23 года независимости почему-то не озаботился. Нет площадок – нет новых украинских проектов – нет современной украинской культуры. А что есть? Российские сериалы, “Елки-3” и документальные фильмы телеканала НТВ, с которыми мы все так усердно боремся.

Бойкот – это очень полезная вещь для гражданского сознания, но украинская культура, являющаяся неотъемлемой частью становления этого сознания, поставлена в такое унизительное положение, что даже такой благородной вещи, как бойкот, позволить себе сегодня не может.

Статья была опубликована в газете "Левый берег", №6 от 20 июня 2014.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Редакторка відділу "Культура"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter