Торговое партнерство: чего впереди нам еще ждать от России?

В беседе с профессиональным российским инвестором, услышал от него категоричное на данный момент заключение: "Для разумных инвесторов входить в гривну сейчас нет смысла, потому что непонятно, чем закончится ситуация. Неизвестно, до какой отметки ваша валюта еще может упасть. И, конечно, вспоминается история 17-го года XX века в России. Допускаю, в феврале того года подобная ситуация была в России. И стоило ли тогда покупать российский рубль? Думаю, уже к концу 17-го года таких вопросов уже ни у кого не было. И у вас можно считать ситуацию не рыночной, и лучше думать о других вещах".

Фото: EPA/UPG

А посмотрев в повторе недавнее ток-шоу Савика Шустера, мой знакомый позвонил мне и взволнованно спросил: "Слушай, а если дефолт произойдет во вторник, а шо в среду делать?! Это ведь не дефолт маленькой «лавки». Как думаешь, страна с 45 миллионным населением станет объектом помощи?"

Понятно, что сегодня все больше экспертов обсуждают такую актуальную и взрывную тему: в какой степени благополучие Украины зависит от того, насколько тесно она сотрудничает с Россией. В первую очередь, конечно, отмечается, что Россия пока еще остается нашим одним из основных торговых партнеров, главным покупателем украинской металлургической продукции. При этом и рынок труда очень важен, т.к. по расчетам российских экспертов каждые 3-4 процентных пункта экономического роста России добавляют один процентный пункт экономического роста Украины. Однако односторонние последние действия России заставляют задуматься: какие у нас перспективы? И чего впереди нам еще ждать от России?

В последние дни просто уже вызывают раздражение бессмысленные мантры о добрых российских инвесторах с их прямыми инвестициями. Не знаю, зачем и кому заговаривают зубы. Ведь понятно, никто просто так денег не даст. Иностранный инвестор может дать деньги только в том случае, если он четко понимает: на что и как! В этом случае, если мы не создаем условия для получения нормальной прибыли и успешной предпринимательской деятельности, остается только два источника инвестиций – это внутренний спрос, который надо стимулировать, и - это государство. Лично я пока не вижу других источников в Украине.

Мне также представляется, что последние действия российских властей в отношении украинских товаров (особенно молочной продукции и кондитерских изделий) дали существенный толчок к консолидации наших новых властей и оппозиции. Может быть, Россия именно так решает свои проблемы, что у них нет, в том числе, и общественного контроля, парламентского контроля, нормального обсуждения в СМИ? Поэтому и мы, и подавляющее большинство россиян, видимо, до сих пор так и не знаем: зачем это делается? За какие деньги это делается? Чем реально заплатят за это обе страны?

По-моему, уже всем очевидно, что и наши политики, и политики России категорически отказываются даже обсуждать нынешний финансово-экономический кризис и торговые отношения двух стран. И это не просто так. Даже сказал бы, что это естественная ситуация для политиков, т.к. если они начнут переходить к серьезному и конструктивному обсуждению кризиса, то им придется сказать вслух: "Мы ошибались, и теперь вы будете жить хуже". Однако современный наш политик так сказать не может до тех пор, пока у него нет причин, на которые можно списать все просчеты и неудачи. Правда, он может еще сказать так, что мы все делали правильно, почти вышли из кризиса, однако различные наши оппоненты и даже враги… ну, дальше уже неважно и так всё всем понятно.

Олександр Гончаров Олександр Гончаров , Директор Інституту розвитку економіки України
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook