ГоловнаБлогиБлог Дмитрия Литвина

Парни выбирают войну

Чем дольше стороны противостояния говорят о мире, тем больше кажется реалистичным, что нас ждёт силовой вариант. Особенно после того, как Виктор Янукович не дал своей фракции в Верховной Раде стать посвободнее и, таким образом, прямо и довольно агрессивно помешал тому, чтобы в парламенте был найден компромисс. А другого-то компромисса быть не может – только такой, какой намечался, и только в парламенте.

Ощущение в эти дни – предразгонное. Ещё и в интернете появились новости о том, что для МВД купили огнемёты. В ведомстве Виталия Захарченко, конечно, поспешили опровергнуть, – мол, «Шмель» и «Шмель-М» – это газовые гранаты, а не огнемёты. Но, во-первых, от имени МВД за время противостояния распространено столько сообщений, в которые трудно поверить, что сходу поверить ещё и в это опровержение было бы всё-таки слишком наивным. А во-вторых – неужели у власти-миротворца, которую изображает из себя действующий режим, запасы газовых гранат слишком тощие?

Да и представьте: если будет приказ о штурме Майдана, то как спецназ уничтожит баррикады? Периметр протеста укреплён хорошо – руками спецназовцев или крюками, которые применялись при штурме ночью 11-го декабря, – баррикады уже не разберёшь. Можно использовать бронетехнику в качестве тарана – но, в таком случае, есть риск, что машины будут захвачены протестующими или элементарно сожжены. Огнемёт, в этой гипотетической логике атаки, – на самом деле хорошее решение. Он позволяет издалека поразить и уничтожить баррикаду, чтобы потом уже в атаку пошёл спецназ. Если надо, то и при поддержке бронетехники. Которую без баррикад, на открытом пространстве, захватить сложно.

Но, чем бы ни закончилась история с огнемётами, события всё равно развиваются так, будто власть и вправду нарабатывает сценарий для разгона Майдана. В пользу этого говорит ряд фактов.

Во-первых, некоторые, так сказать, столпы Партии регионов публично заявили о срочной необходимости найти мирное решение. Казалось бы – если Янукович и вправду хотел бы найти мирное решение, о чём столпы его партии наверняка знали бы, ну или догадывались бы по каким-то косвенным признакам, то им не понадобилось бы это манифестировать.

С другой стороны, сам пока ещё президент ведёт себя довольно странно. Ну, он, конечно, вообще в последнее время производит впечатление не то чтобы нормального человека, однако в эти дни он позволил себе ряд жестов, которые ставят под сомнение его готовность стерпеть – именно стерпеть! – мирный исход событий, который подразумевал бы, допустим, коалиционное правительство и ограничение полномочий президента, то есть – гипотетические уступки Януковича, о которых столько говорят.

Угроза Януковича распустить Верховную Раду. Что это могло бы означать?

Сама ситуация, когда в уме Януковича родилась эта угроза, могла бы быть следующей: допустим, Януковичу сообщают, что в его партии зреет мятеж и что примерно 50 депутатов-регионалов собираются голосовать вместе с оппозицией не только за оппозиционный вариант амнистии для попавших под уголовку протестующих, но и за возврат Конституции 2004 года, да и даже за освобождение Юлии Тимошенко; Янукович, услышав это от кого-нибудь из своих помощников, впадает в гнев и говорит что-то в духе – ах, так! ну сейчас я им устрою новое большинство! распущу Раду и посмотрю, как они потом приползут просить, чтобы я включил их в список или отдал им округ! а этих – имея в виду видных промышленников, особенно того, у которого фамилия на букву Ф. – ещё и прижму; сам Янукович при этом, скорее всего, даже и не догадывался, что конституционных оснований для роспуска Верховной Рады у него нет, а тот помощник, который сообщил дурную весть про регионалов-предателей, увидев гнев шефа, посчитал небезопасным для себя сообщать шефу ещё и вторую дурную весть за один день про отсутствие конституционных оснований; в результате Янукович проорал свою угрозу своей фракции, а депутаты, испугавшись одновременно крика и бледности Януковича, тоже не посмели сообщить ему, что Верховную Раду так просто не распустишь. Но при этом – после того, как Янукович фракцию припугнул и отчалил обратно под капельницу, – он наверняка выяснил, что Раду он может распустить в нынешних обстоятельствах только по собственному произволу. А это означает – непременно чрезвычайное положение, потому что ну как иначе-то? Соответственно, если у регионалов ещё есть планы на мятеж, – а они наверняка есть, потому что свои семьи парни всё-таки вывозят, – Януковичу в какой-то момент придётся задуматься о том, что пацан, как говорится, сказал, значит, пацан должен сделать.

Ещё странность в поведении Януковича: на фоне того, что он имитирует поиск компромисса с оппозицией, стремясь показать Западу, что не всё цивилизованное в Януковиче ещё потеряно, – отряды карателей продолжают свою деятельность, причём довольно активно. Количество сожжённых автомобилей в одном только Киеве – десятки, и это, как сообщают в прессе, те машины, которые засветились во время участия в акциях протеста. Также продолжаются сомнительные задержания активистов и людей, которым не повезло произвести на карателей некое майданное впечатление, продолжаются сомнительные суды. В розыск объявлены активисты Автомайдана, в том числе и сын видного оппозиционера Анатолия Гриценко. Казалось бы – если Янукович не за силовой вариант, то к чему вся эта активность карателей? Логика замирения ситуации потребовала бы от пока ещё президента держать в узде тех, кто у него отвечает за эту активность. Мол, вы посидите тихонечко, пока я тут переговоры веду, а потом, если надо, снова поработаете. А вот логика усиления конфликта – наоборот, предполагает то, что каратели не должны отдыхать, потому что благодаря их активности гнев протестующих непременно перерастёт в какое-нибудь, так сказать, оборонительное насилие, на которое и можно будет отреагировать так, чтобы никому больше даже и в голову не пришло выходить на Майдан. Вот хоть с применением огнемётов!

Третье: маленький факт, который многие даже не заметили, – на свободу вышел некто Анисим. В прессе его называли смотрящим по Запорожской области. Задержан он был, как говорили, потому, что стал неудобным даже для тех, на кого работал, – ну якобы слишком уж гангстерскую жизнь вёл, не то, что другие смотрящие. А тут вот – выпустили. На фоне активизации протестов в регионах. И в Запорожье тоже. Официальное объяснение – защита сумела доказать в суде, что оснований для содержания под стражей не имеется. Ну вот в смешном деле против Игоря Маркова – они имеются, а в деле против Анисима – оказывается, не имеются. Какая тут может быть логика? Ну примерно такая: а вот при Анисиме в Запорожье всё было тихо и дёрнуться никто не посмел бы. Это логика мирного времени? Сомневаюсь.

Четвёртое: Янукович, как сообщают, едет к Владимиру Путину. Что они будут обсуждать? Естественно, каким будет правительство Украины после отставки Николая Азарова. Азаров – это человек, с которым у россиян были некие персональные договорённости. И россияне недвусмысленно заявили, что с каким угодно правительством Украины работать не будут – будут работать только с тем, которое, фактически, работает на них. Интересно, при каких обстоятельствах Янукович сможет сформировать лояльное России правительство? Ну вот, допустим, на переговорах с оппозицией удастся выработать некий компромисс, который позволит назвать новое правительство коалиционным; а будет ли в таком правительстве место, например, Дмитрию Табачнику? Как Майдан воспримет переназначение Табачника? А как россияне воспримут неназначение Табачника?

Может показаться, что это незначительно, но ведь принципиально для россиян! Более значительно – а что это коалиционное правительство заявит по поводу соглашения об ассоциации с Евросоюзом, которое вообще-то ещё можно подписать? Помните, европейцы говорили, что есть возможность весной. Возможность эта ещё не закрыта – но, конечно, только в том случае, если Янукович пойдёт на реальные уступки и если реально осадит силовиков. Путин это не понимает? Понимает. Понимает Путин также и то, что новое правительство Украины, которое не объявит первым делом, что идёт в Европу, не будет воспринято на Майдане как прогрессивное, то есть на такое правительство не сможет согласиться оппозиция и такое правительство не смогут одобрить западные представители. Янукович тут в тупике. Тупик – это неприятно. А значит, можно предполагать, что, встретившись с Януковичем, Путин повторит ему ту самую историю, которую когда-то рассказывал в аэропорту Леониду Кучме. Ну, мол, что революции пора дать по зубам.

Пятое: роль личных амбиций. Говорят, будто украинское направление в России курирует Владислав Сурков. Также говорят, будто в 2004-м Сурков в разных высоких московских залах, кабинетах и коридорах хвастался, что если бы ему было поручено заниматься Украиной, то никакой революции в Украине не было бы. И вот – у него реальная возможность доказать, что он тогда не болтал попусту. Доказать он это сможет – только если наше восстание будет подавлено, других вариантов уже, по-видимому, не осталось.

Шестое: интересы. Янукович понимает, что оппозиционеры не контролируют Майдан на 100%. Поэтому оппозиционеры для Януковича – хромые утки. Оппозиционеры же лишены того политического драйва, которым обладает Юлия Тимошенко, а поэтому не рассматривают Януковича как хромую утку, им просто решительности не хватает – Янукович для оппозиционеров всё ещё «господин президент». При этом интерес Януковича к политике уже стал жизненно важным интересом – он не сможет остаться в безопасности и вне политики, богатым и вне политики, в Украине и вне политики, он это осознаёт. При этом интерес оппозиционеров к какому-то успеху на переговорах с Януковичем – тоже жизненно важен: с одной стороны, они под прессом западных представителей и той горизонтали власти, которую у нас называют олигархами, а с другой стороны – оппозиционеры под прессом Майдана, который их политически похоронит, если они получат на переговорах с Януковичем немного. Всё это в сумме – та самая мутная водичка, в которой понятно какие люди в окружении Януковича могут попытаться найти решение и для себя. Поймите, интерес карателей, которые вот прямо сейчас орудуют на улицах, и их боссов к тому, чтобы Янукович остался в политике, – тоже жизненно важен. Это ведь сотни, если не тысячи людей – которые отлавливали других людей, засуживали, били, пытали, убивали, которые выслеживали на улицах сторонников и участников Майдана, которые даже крутились вокруг супермаркетов, высматривая, а не покупает ли там кто-то слишком много дров, как для обывателя... Как им всем жить, если Янукович не подавит восстание?

Итак, что бы ни говорили оптимисты и как бы в фэйсбуке ни шутили по поводу того, что Майдан уже в который раз готовится к штурму, силовой вариант очень вероятен. Власть даже нарисовала обращение военных к Януковичу – мол, батя, пора наводить порядок. Которое, как отметили наблюдатели, скорее призвано успокоить пока ещё президента – мол, и в армии у него есть поддержка, – чем реально спровоцировать приказ о зачистке Украины. Но, вспомните, личным девизом Януковича считаются слова «всё преодолею», да и вообще он персонаж достаточно буйный для того, чтобы посчитать для себя невозможным второй раз в жизни потерять президентство из-за Майдана. Скорее всего, сейчас – как раз тот момент, когда он взвешивает варианты: пан или пропал. Боюсь, что он рискнёт.

Дмитрий Литвин Дмитрий Литвин , публицист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter