ГоловнаБлогиБлог Олега Батурина

Ангелы из Казыма

Участники восстания коренных народов приобской тундры – хантов и лесных ненцев – против советской власти не реабилитированы до сих пор.

О том, что в столице бывшей Российской империи произошёл переворот, приведший к смене власти, долгое время многие жители российского Севера не имели ни малейшего понятия. Жили так, как и раньше: охотились, ловили рыбу, ставили юрты, разводили оленей и молились свои древним богам. Когда у Советов дошли руки до обитателей тундры, они задумали выстроить там Культбазы. Их целью было «поднятие культурно-политического уровня отсталых туземных народностей, повышение их материального экономического состояния, внедрение советизации в тундре, работа с беднотой по отрыву ее от кулацко-шаманского влияния и экономической зависимости». Жизнь коренных народов изменилась коренным образом.

Недовольство людей новыми порядками возникло сразу. Их возмутило лишение избирательных прав шаманов и крестьян, принудительный сбор детей в школы-интернаты, тотальная русификация и прочие новшества. Вспыхнуло восстание, длившееся чуть более двух лет. До сих пор информации о нём довольно мало. Репрессированных и убитых участников восстания в России не реабилитировали до сих пор. Впрочем, для страны, по прежнему воспевающей «подвиги» большевистских террористов, расстреливавших священников, взрывавших православные храмы, уничтожавших национальную культуру подневольных народов, это не удивительно.

События Казымского восстания легли в основу нового фильма известного российского кинорежиссёра, выходца из Украины, Алексея Федорченко («Небесные жёны луговых мари», «Овсянки», «Первые на Луне») – «Ангелы революции». Картина получила премию на ІХ Римском международном кинофестивале и диплом жюри Таллиннского международного кинофестиваля «Тёмные ночи».

В эстонской столице нам удалось пообщаться с режиссёром и расспросить его о том, что в «Ангелах революции» осталось за кадром, а также о роли телевидения в развязанной Россией войне на Донбассе.

Алексей Федорченко
Фото: Пресс-служба кинофестиваля "Темные ночи"
Алексей Федорченко

О фильме

Хорошие истории на дороге не валяются. Если удаётся найти что-то необычное, нужно сразу хватать её и делать. О Казымском восстании я узнал случайно лет 10 тому назад. Ею поделился со мной старый хант в Ханты-Мансийске. Мы сидели в чуме, ели сырую оленину, а он рассказывал. После этого я начал собирать все имеющиеся сведения. Оказалось, что их очень мало. До сих пор вся информация о восстании была практически закрытой.

Эта история необычная и малоизвестная в России. Сами ханты называют то восстание «большой советской войной». В масштабе того, что сопровождало становление большевистской власти в стране это, конечно, пылинка. Но для этого народа оно имело огромное значение. И они до сих пор о тех событиях говорят неохотно. Не в последнюю очередь из-за того, что их участников так и не реабитировали.

Чёрт из советского чума

Практически у каждого ханта кто-то из родственников имел отношение к Казымскому восстанию. Однако в музее Казыма вообще нет экспозиций, посвящённых тем событиям. Даже о Культбазе там мало что могут рассказать. Поэтому после съёмок я оставил этому музею немало ценных свидетельств. Надеюсь, они станут началом экспозиции, связанных с приходом советской власти на эту землю.

Сеть Культбаз была создана на крайнем севере, когда у советской власти, наконец, дошли до тех регионов руки. В Культбазу входили ветеринарный участок, торговая контора, музей, школа, библиотека, больница, Красная показательная юрта, жилые дома, Красный чум и проч. Всё это должно было нести культуру коренным народам, которая в принципе была совершенно не нужна и чужда местным великим культурам. Кстати, «культ» на языке севера значит «чёрт». Соответственно, «Культбаза» - это «место, где живёт чёрт». Также советская власть возводила красные чумы. Однако в мифологии народов Севера красный чум – это место, где живут мертвецы. Входившие в состав последней делегации представителей советской власти Полина Шнейдер, Николай Нестеров, Пётр Смирнов и другие действительно старались навести свой порядок в Казыме, но оказались вовлечены в столкновение двух разных миров – советского авангарда и шаманской культуры.

Кадр из фильма "Ангелы революции"
Кадр из фильма "Ангелы революции"

Гробы Малевича

Почти всё показанное в фильме – правда. Когда я писал сценарий, то изучил биографию художников советского авангарда и позаимствовал из них самые интересные истории и предметы, насытив ими свой фильм. Необычной формы гробы в картине навеяны гробом Казимира Малевича, сделанным им для самого себя. А использованный в фильме макет советского крематория – абсолютно реальный. В его основу лёг макет первого московского крематория, открытого в 1927 году в недостроенной церкви Донского монастыря.

Ханты

Когда я ехал в Казым на съёмки, то подумал, что было бы хорошо найти главную героиню истории. Оказалось, что она жива, но на контакт шла крайне неохотно. Я долго её уговаривал и, в конце концов, она сказала: «Давайте я говорить не буду, а лучше спою». Я думал, что она споёт что-то своё, народное, но она исполнила известную советскую песню. Тогда я понял, что фильм состоялся, что более подходящего финала трудно себе представить. А через месяц после съёмок эта женщина умерла.

Вообще найти для фильма исконные хантыйские лица было нелегко. Чистых ханты осталось очень мало, поскольку они все перемешались – с ненцами, мерянами, чукчами и русскими. Культурой этих народов я заинтересовался после знакомства с Денисом Осокиным. Он профессиональный филолог и писатель. По его книгам я снял фильмы о коми и мари, а теперь затронул и хантыйскую тему. Хотя в этот раз картина снята по совершенно оригинальному сценарию, в которой лишь использованы некоторые мотивы прозы Дениса.

После показа фильма «Овсянки» ко мне в Нью-Йорке подходили местные индейцы и благодарили. «Спасибо, - говорили, - что вы про нас кино снимаете». Точно так же говорили мне и жители Каталонии. Все они восприняли истории моих фильмов как свои собственные. Если относиться к малым народам с уважением, стремиться показывать их культуру, их мир ничего не выхолащивая, каждый найдёт в их истории что-то близкое и интересное для себя.

Кадр из фильма "Ангелы революции"
Кадр из фильма "Ангелы революции"

О планах

У меня уже около пяти готовых сценариев. Сейчас я запустился с картиной по произведению Стругацких. Это будет фантастический фильм. Я стараюсь работать в разных жанрах.

Об Украине

Я сам родом с Полтавской области и для меня события в Украине тяжелы вдвойне. Это как развод между родителями. Мне очень нравится Киев, там жил мой прадед, там поженились мои родители. После окончания Киевского мединститута они попали по распределению в Оренбургскую область. А после моего рождения переехали на родину мамы, на Урал. Но каждое лето я проводил в Украине. Именно там прошло почти всё моё осознанное детство. В Украине у меня по-прежнему много родственников и друзей.

Чтобы не поддаваться той ненависти, которая насаждается на фоне событий в Украине, я бы посоветовал людям, прежде всего, выключить телевизор, как можно больше общаться и больше читать книжек. В моём окружении никакой агрессии в адрес Украины и украинцев нет. Однако многие люди зомбированы, бесконечно смотря какую-то муть по телевизору. Им упорно вдалбливают в глаза и уши беспрерывное враньё. К сожалению, необразованных людей, готовых принимать всё это за чистую монету, хватает.

Олег Батурин Олег Батурин , Журналист и кинообозреватель
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook