ГоловнаБлогиБлог Михаил Соколов

Замена спецрежима или что с этим так

Верховная Рада приняла пакет законопроектов, которым в замен спецрежима НДС создается система прямых государственных дотаций тем отраслям аграрного сектора, которые переживают наиболее острый кризис. На данный момент речь идет о том, что поддержку получат животноводы, овощеводы, садоводы, производители сахарной свеклы и табака.

Данная система является плодом долгих, занявших около года, и тяжелых переговоров представителей аграрных ассоциаций, народных депутатов, Премьер-министра и руководства Министерства финансов. В результате ее поддержали одновременно и аграрии, и Минфин, что, по меньшей мере, необычно. Однако, ряд экспертов уже успел назвать ее «междусобойчиком» и подвергнуть критике, за якобы имеющие место попытки обмануть МВФ и отдать государственные деньги аграрным олигархам.

Зачем поддерживать

У многих, кто глубоко не разбирается в аграрном секторе, возникает вопрос. А зачем вообще дотировать аграриев? Они ведь построили крупнейшие компании и зарабатывают миллиарды. АПК растет: его доля в ВВП по данным 2015 года приближается к 12%, в валютной выручке перевалило за 30%.

Дело в том, что наши аграрии вынуждены конкурировать на международном рынке с производителями из других стран. При этом уровень господдержки сельского хозяйства в Украине был всегда существенно ниже, нежели в развитых странах. Более того, Украина была одной из немногих стран, где в действительности аграрный сектор дотировал другие сектора или потребителя.

В результате, работать рентабельно и развиваться могли только отдельные, особо прибыльные сектора, прежде всего, растениеводство, а вот в животноводстве наблюдалась совсем другая картина. Например, производство молока в большинстве случаев превратилось в социальный проект, цель которого была в том, чтобы как можно меньше потерять и при этом дать пайщикам-арендодателям работу – животноводство требует значительно больше рабочих рук, нежели обработка полей на широкозахватной технике.

Вот данные предоставленные АВМ и АСУ

А вот данные ассоциации Птицеводов

В действительности, данный график не полностью отражает ситуацию сложившуюся в птицеводстве. Дело в том, что в 2015 году производство яиц уже упало по сравнению с 2014 годом на 22,7%, такого падения ни одна отрасль украинского сельского хозяйства не знала с 90-х годов. Менее драматично дело обстоит с поголовьем птицы на птицефермах, оно упало «всего» на 7,5% в 2014 и на 3,2% в 2015 годах.

Что отличает птицеводство, от того же КРС, так это то, что если молочное животноводство находится в перманентном кризисе уже много лет, который просто усилился в связи с мировым кризисом перепроизводства молока в последние два года, то вот птицеводы до 2013 года работали весьма рентабельно, в результате до сих пор можно услышать мнение, что они весьма прибыльны и поддерживать птицеводство не надо.

В целом же, причиной проблем всех отраслей АПК, ориентированных на внутренний рынок стало отставание роста цен на их продукцию не только от девальвации, но и от уровня общей инфляции. Так если рост индекса потребительских цен в 2015 году составил 43%, то мясо и мясные продукты подорожали на 22,5%, молоко и молочные продукты – на 27,4%. С одной стороны, потребитель не мог платить больше, а с другой – производство соответствующей продукции становилось нерентабельным. Здесь нужно учесть, что большая часть затрат аграриев растет пропорционально курсу доллара США, т.к. Украина покупает ГСМ, средства защиты растений, удобрения, ветпрепараты и т.п. за свободно конвертируемую валюту.

Животноводство же получило дополнительный двойной удар. Дело в том, что отмена спецрежима НДС была компенсирована растениеводству восстановлением возмещения НДС при экспорте зерновых и технических культур. В результате цены на них на внутреннем рынке подтянулись к ценам внешнего рынка и суммарно растениеводы даже выиграли.

Однако, для животноводов эти же меры имели противоположный эффект – рост цен на продукцию растениеводства означает рост цен на корма, которые составляют около 60% в себестоимости животноводческой продукции. Плюс к этому потери доходов от спецрежима. Итого суммарные потери составили около 7 млрд грн в ценах 2015 года.

Все эти цифры проверялись Минэкономики и Минфином, где-то они давали несколько другие оценки, но отличия были несущественными, что и позволило убедить правительство в необходимости поддержать соответствующие сектора.

Кто за что боролся

Переговоры между аграрными ассоциациями и правительством о необходимости разработки системы господдержки, заменяющей спецрежим НДС начались еще весной 2016 года. Со стороны аграриев в них участвовали все крупные ассоциации, представляющие малых, средних и крупных аграриев. Также были представлены и все отрасли, например, Всеукраинская Аграрная Рада представляла интересы Ассоциации производителей молока, ассоциации «Свиноводы Украины» и «Укрцукра».

Ключевым требованием аграриев и, прежде всего, ассоциаций, представляющих малых фермеров: Ассоциации фермеров и частных землевладельцев и Аграрного союза Украины, было сохранение спецрежима НДС. Причин тому несколько.

Во-первых, выплаты в рамках спецрежима НДС нельзя было не профинансировать из-за дефицита госбюджета, аграрий сам оставлял себе все то, что ему было положено в качестве дотаций. Все же программы господдержки, которые финансировались из госбюджета на прямую, до сих пор выполнялись в лучшем случае на 30-40%.

Во-вторых, спецрежим НДС работал автоматически и аграрий также автоматически без взяток и откатов получал свои деньги, в то время как по деньгам, распределяемым чиновниками, откаты доходили до 40%. А потом, еще за них нужно было отчитываться перед контролирующими органами, которые также норовили потребовать взятку.

Правительство, в свою очередь, заявило, что, хотя и понимает почему аграрии выступают за спецрежим НДС, однако, не может согласится на его продление, т.к. это будет прямым нарушением меморандума с МВФ, а такую возможность нет смысла обсуждать. Собственно, именно поэтому была отвергнута идея и законопроект о сохранении спецрежима НДС для отраслей, оказавшихся в наиболее тяжелом положении, что, по расчетам Минэкономики, было наиболее оптимальным решение с точки зрения получаемого результата и бюджетных затрат.

Также было отвергнуто и предложение ввести сниженную ставку НДС на отдельные продукты питания, т.к. это якобы все равно было бы негативно воспринято МВФ, хотя такая система и действует в подавляющем большинстве европейских стран.

О чем договорились

С чем согласились все участники переговоров, так это с тем, что система должна работать автоматически и оставлять как можно меньше возможностей для дискреции и произвола чиновника. Также согласились и с тем, что она должна работать по отраслевому принципу, а не делить аграриев на больших и малых. Так, например, наибольшее число занятых на гектар приходится именно на средние хозяйства, а не на малые, как можно было бы подумать, и причина в том, что у средних больше животноводства. Также прибыльность зависит не от размера, а именно от профиля производственной деятельности. А малые предприятия зачастую ничуть не менее рентабельные, нежели большие, особенно, если участь их возможности продавать часть урожая за наличный расчет.

Таким образом, встал вопрос о том, что необходимо найти базу для автоматического расчета дотации, которая бы с одной стороны отражала объем производства, который мы хотим поддержать, а с другой – была бы устойчивой к манипуляциям и фальсификации.

В итоге приняли решение использовать в качестве базы начисления дотации уплаченный в бюджет НДС. Однако, речь вовсе не идет о том, что аграрии, как и в случае со спецрежимом НДС, получат весь тот НДС, который они уплатили, производя льготируемые виды продукции. Сумма на выплату дотации ограниченна 4 млрд грн, соответственно, выплаты будут пропорциональны сумме уплаченного НДС, но не равны ей. Более того, уровень покрытия может меняться каждый месяц в зависимости от того сколько суммарно заплатили аграрии НДС в результате работы поддерживаемых отраслей.

Отмечу, что с точки зрения аграрных ассоциаций, в данной системе есть существенный недостаток – сохраняется риск, что запланированные деньги просто не будут выделены, и тогда аграрии не получат ничего или получат лишь малую часть того, что должны были получить по закону. Однако, с ним пришлось смириться ввиду отсутствия альтернатив, на которые могло бы согласиться правительство.

Деньги на курицу: много или мало

По данным статистики, за 2014 год доля птицеводства в общем НДС, уплаченном в результате реализации продукции всех видов поддерживаемых производств, составила около 60%.

Отмечу, что 2014 год является последним, показатели которого не были искажены. В конце 2015 года аграрии продали практически всю имеющуюся у них продукцию и даже ту, которую они только собирались произвести, чтобы иметь возможность воспользоваться спецрежимом в полном объеме. В результате статистика за 2015 и 2016 годы оказалась сильно искажена.

Таким образом встал вопрос, не получится ли так, что птицеводство заберет большую часть дотаций? Определенного ответа дать не удалось все из-за тех же проблем со статистикой и сокращения производства, о котором мы говорили выше. Поэтому было решено, что при разработке положения, регулирующего порядок выплаты дотации, общий размер суммы, которую смогут получить птицеводы, будет ограничен 2 млрд грн. Отмечу, что возможно, что реальные выплаты будут даже меньше данной суммы, т.к. соответствующая доля птицеводства в общей базе для расчета дотации, может оказаться меньше 50%. Поэтому и договорились ограничить соответствующую сумму сверху, но не снизу.

Теневой рынок и обложение земли

Кроме описанной системы, был согласован еще рад правок, нацеленный на оптимизацию администрирования единого налога 4-ой группы упрощенной системы налогообложения (бывшего ФСП) и выравнивания налоговой нагрузки между легально работающими и легально арендующими землю сельхозпредприятиями и теми, кто делает вид, что не использует землю для товарного производства. Разрыв в налоговой нагрузке между ними в пересчете на один гектар просто колоссальный. Так, легально работающие предприятия платят не менее 1000 грн налогов в перечете на гектар, а те, кто используют скрытую аренду, - около 30 грн.

Аграрные ассоциации предлагали для решения данной проблемы принять закон о минимальной социальной налоговой нагрузке на гектар или хотя бы повысить минимальный размер ставки налога на землю. Сейчас местные советы зачастую устанавливают ее на уровне 0,1% от НГО, что и позволяет платить пресловутые 30 грн с гектара. Наши инициативы позволили бы сократить площадь земель, находящихся в теневой аренде, а также сократить долю продукции, реализуемой за наличный расчет.

К сожалению, пока в данном вопросе далеко продвинуться не удалось, максимум, чего мы добились, - это предложение повысить минимальный размер ставки налога на сельхозземли до 0,3% от НГО.

Вместо послесловия

Посмотреть в режиме онлайн, что же из описанного в итоге приняла Верховная Рада, можно по ссылке, мы стараемся обновлять презентацию по мере принятия соответствующих норм.

Михаил Соколов Михаил Соколов , Партнер Кесарев Консалтинг (www.kesarev.com), сопредседатель общественной организации «Деловая Рада Украины»
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter