ГоловнаБлогиБлог Дарьи Касьяновой

Будущее Украины в наших руках

Cегодня, 23 апреля - Всеукраинский день психолога. Трудно переоценить важность этой профессии в современных украинских реалиях, связанных с затянувшейся ситуацией на Юго-Востоке. Научно доказано, что причиной большинства заболеваний становится стресс, которым наполнены сегодняшние будни. Далеко не все умеют выходить из кризисных ситуаций, и особого внимания сейчас требуют маленькие граждане Украины, дети войны, будущее нашей страны.

Фото: УНИАН

Знаменитый швейцарский психолог прошлого столетия Жан Пиаже предсказал, что в XXI веке психология станет ведущей наукой. Прогноз оказался верен и для нас. Дети с травмированной войной психикой не способны вести полноценную жизнь, нормально общаться со сверстниками и взрослыми. А значит, в дальнейшем не смогут состояться как полноценные личности. Об этом хорошо знают психологи Гуманитарного штаба Рината Ахметова, которые сейчас практически в одиночку работают над масштабной программой помощи таким деткам, чтобы вернуть им спокойствие и восстановить их душевное равновесие!

Востребованность проекта «Психологическая помощь детям» Гуманитарного штаба Рината Ахметова мы ежедневно ощущаем и по числу обращений на Горячую линию Штаба, и по тому количеству детей, которых родители приводят к нам в Центры психологической поддержки. Это показатель доверия. Ведь общеизвестно, что в Украине у многих людей сильное внутреннее табу на обращение к специалистам-психологам с личными проблемами. У наших людей слишком много подсознательных страхов и рисков, связанных с приставкой «ПСИХО». Игнорируя психологов, они часто запускают проблему и обращаются к спецам слишком поздно, когда им уже нужна помощь невропатолога или психиатра. Люди должны понять, что визит к психологу – это норма. Чем раньше ты поможешь своему душевному состоянию нормализироваться, тем быстрее ты поможешь и своему физическому здоровью.

Нужно сказать, что фонд Рината Ахметова и раньше активно использовал опыт психологов в реализации проекта «Сиротству – нет!». Но это были небольшие группы детей с проблемами адаптации в новых семьях. Сейчас мы противостоим куда более широкому спектру проблем – страхам, тревогам, соматическим заболеваниям. Бывают ситуации еще ужаснее. Представьте на минуту состояние ребенка, который долго жил в подвале под артобстрелами, или на глазах которого погибли родные и друзья. Такие сложные случаи требуют серьезной профессиональной психологической помощи, здесь уже просто восстанавливающих игр и рисования недостаточно.

Понимая, что события на Донбассе могут затянуться надолго, а психологическая помощь нужна уже сейчас, проанализировав, какая именно глубокая профессиональная подготовка понадобится отечественным специалистам в этих условиях, Штаб осенью запустил проект «Травма войны» по обучению психологов. Мы готовим базовую команду специалистов, которая будет расширять свои знания, навыки и будет работать на долгосрочную перспективу. Однако участники программы уже сейчас в полевых условиях работают с людьми по принципу - помочь «здесь и сейчас».

Психологи Гуманитарного штаба за последние полгода повидали многое. Ну, вот хотя бы один из примеров. 11-летний мальчик, проживающий в Макеевке, видел, как по его улице идут танки, слышал залпы орудий. Воображение дорисовало остальное. На этом фоне у него проявились энурез и заикание. Мама вначале стыдила его - «ты же мужчина», вместо того, чтобы поддержать и понять, что происходит. Когда же волонтеры Штаба приехали в школу, в которой учится парень, она поделилась с ними этой проблемой. Хватило нескольких встреч с психологом, чтобы побороть свои страхи, мальчик перестал заикаться, энурез прошел. Парень очень доволен, так как больше всего он боялся, что его засмеют сверстники в летнем лагере, куда он мечтает поехать.

Он справился с проблемой, пока. Но специалисты знают, что серьезный посттравматический синдром имеет отложенную природу. По разным оценкам, он может проявляться и через 10 лет, а сейчас Гуманитарный штаб закладывает фундамент на будущее. Сегодня мы работаем даже не с травмой войны, мы работаем во время войны, на поддержание людей, находящихся в зоне АТО. Травму войны можно прорабатывать с теми детьми, которые проживают на мирных территориях, но и в этом случае срабатывает такой эффект – смотря новости, ребенок опять переживает, мысленно возвращается в пережитый кошмар, происходит ретравматизация. И здесь уже важна мудрость родителей, чтобы вовремя переключить, отвлечь ребенка. Но не помешала бы и мудрость государства.

В мае заканчивается обучение психологов Штаба на курсе «Травма войны». Они пройдут все модули, практику и получат сертификаты. А уже летом наши специалисты начнут активно работать в разных городах Украины. Кроме того, мы отберем из них 12 человек, которые станут тренерами и в дальнейшем смогут обучать других психологов, смогут передавать свои знания соцработникам, волонтерам общественных организаций. Мы готовы продолжать не только практическую работу, а и обучение всех целевых групп, которым это необходимо.

Не лишним будет сказать, что и международные организации, и мы понимаем ценность такого проекта, но если не будет запроса на развитие качественной системы психологической или социальной помощи от государства, то все наши усилия будут напрасными. Тренеры Штаба Ахметова – украинские и международные эксперты - подготовят 250 классных специалистов-психологов, вручат им действующие методики, таким образом Штаб поможет какому-то количеству детей, а потом… просто «умрем». И хотя эта система может саморазвиваться без нашего дальнейшего участия, без участия международных организаций - она зачахнет, если ей не оказывать поддержку на всех уровнях государственной вертикали.

С подобными примерами мы уже сталкивались. Например, печальная судьба постигла 12- тысячную обученную команду социальных работников, которую внедрил один из министров соцполитики. В их подготовку были вложены огромные инвестиции, в том числе и Фондом Рината Ахметова. У этих специалистов была очень важная функция – социальное сопровождение семьи и ее самая разнообразная поддержка в моменты кризиса. Но ничего этого не произошло. Очередная смена власти, и новое правительство пожертвовало высококвалифицированными социальными работниками.

Конечно же, никто не знал, что разразится война. Но как бы сейчас пригодились знания этих социальных работников… Домой после АТО возвращаются военнослужащие, переселенцы не понимают, как справиться со своими проблемами, всем им необходимо социальное сопровождение, а его сегодня некому оказать. Получается, нет стратегии развития, есть экономия на тех вещах, которые жизненно важны для государства, для нормальной жизни его граждан. И я боюсь, что с нашими психологами может произойти то же самое.

С одной стороны Министерство образования, Министерство здравоохранения вроде бы и заинтересовано в таких программах, но сам процесс предоставления людям реальной помощи обставлен такими бюрократическими барьерами, которые сложно преодолеть. Государство пытается контролировать деятельность общественных организаций, запрашивая информацию на каждом шагу, использует результаты нашей работы для своих отчетов, но все равно этап согласований оказывается самым сложным. А мы теряем драгоценное время. Психологическую помощь нужно оказывать оперативно, но этого чиновники не хотят учитывать. На выходе получается, что вместо сотрудничества у нас тотальный контроль.

О каких рисках в этой связи говорят уже многие специалисты? В Украине стандартов в психологии не существует, она давно отстала от европейской. Зато у нас есть жесткая система медицинской психиатрии. Есть риск, что через некоторое время детям (которых сейчас можно было бы поддержать психологически, вывести из тяжелого состояния и дать возможность жить нормальной полноценной жизнью), будут ставить психиатрические диагнозы, отправлять в специализированные интернаты, а это в наших реальных условиях клеймо на всю жизнь.

Примерно то же самое будет происходить и с военнослужащими, вернувшимися из зоны АТО. Ведь когда мы не знаем, как определить проблему человека, то куда проще поставить диагноз «Болен психическим заболеванием» и таким нехитрым способом закрыть тему. А дальше поместить его в больницу и до конца жизни прописывать антидепрессанты. Разве это решение проблемы? Когда количество пациентов спецбольниц и интернатов будет зашкаливать, что тогда делать Украине? Ведь это будут уже совсем другие деньги, совсем другие специалисты и совсем другая история...

Дарья Касьянова Дарья Касьянова , Руководитель программ и проектов Гуманитарного штаба Рината Ахметова
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook