ГоловнаБлогиБлог Дарьи Касьяновой

Дети войны. Когда уходит детство?

Война пришла, когда они спали. Они встретились с ней, гуляя в школьном дворе или играя в футбол. Она подло ударила по ним, когда они спасались от нее в подвалах, имитировавших бомбоубежища. И даже теперь, когда они уехали от войны, она продолжает оставаться с ними. Детей зоны АТО она больше не отпустит никогда.

Фото: Предоставлено Дарьей Касьяновой

Гуманитарный штаб Рината Ахметова участвует в судьбах 57 детей, которые пострадали в результате боевых действий в Донбассе. Среди них – раненые дети, получившие серьезные травмы, а также те, кто физически не пострадал (или пострадал мало), но мучается от душевных ран. Всех их нужно спасать. И их на самом деле куда больше, просто не все еще смогли выехать из обстреливаемых городов, и не каждый еще обратился за помощью.

Хроника кошмара

Независимо от своего возраста, дети зоны АТО поневоле стали участниками боевых действий. Даже те, кому «повезло» пережить их, не получив и царапины (таких очень мало), все равно нуждаются в помощи – прежде всего психологической, ведь им нужно заново учиться жить мирной жизнью. Но работа, к сожалению, остается и у других врачей – многие маленькие жители Донбасса, прошедшие войну, получили серьезные ранения.

В практике Гуманитарного штаба – помощь в тяжелейших случаях, когда дети, попавшие под обстрелы, оставались без руки или ноги, получали ранения в голову (такой случай, к примеру, был в Авдеевке), нуждались в срочных операциях, а затем и в долговременной реабилитации. При этом очень часто маленькие пациенты получали удар, когда, казалось бы, ничто не предвещало беды.

Все помнят детей, которые играли в футбол на школьном поле, когда начался обстрел Донецка. Некоторые из них погибли, остальные были ранены, и сейчас им оказывается помощь. Другой случай - дети во время обстрела находились в доме, и пока они бежали в подвал, получили серьезные ранения. Их тоже сейчас спасают врачи. Третий пример – после обстрела Донецка дети из детского дома семейного типа увидели в своем огороде снаряды, испугались, что они могут причинить вред кому-то из членов их семьи, и начали их самостоятельно убирать. Снаряды взорвались прямо в их руках. К счастью, все трое маленьких спасателей выжили, но получили тяжелые травмы. И снова им требуется помощь.

Спасения детей от войны нет нигде. Выезд из зоны АТО – иногда тоже не панацея, поскольку снаряд может «догнать» уезжающую семью прямо в дороге. Так было, например, в Старобешево: еще в сентябре из города пыталась выехать семья с двумя детьми. Однако в момент их отъезда была обстреляна трасса, и все, кто находился в машине, кроме одной девочки 5 лет, погибли. Она осталась одна – без мамы, папы и сестрички. Ей предстоит тяжелейшая реабилитация, прежде всего психологическая.

Есть также в нашей практике и случаи, когда семьи были эвакуированы на безопасные территории, но зачем-то вернулись и в первые же дни пребывания дома попали под обстрелы. Детей из этих семей мы тоже спасаем.

Лекарство от войны?

В целом, каждый ребенок, который хотя бы недолго пожил в условиях военных действий, нуждается в серьезной помощи. Наш Гуманитарный штаб предлагает адресную помощь, мы плотно работаем с волонтерами, собирающими информацию, к нам на горячую линию обращаются сами пострадавшие или их соседи, друзья, родственники, учителя раненых детей… Также нам помогают психологи, работающие в больницах и выезжающие в саму зону АТО, – они сообщают о том, что где-то есть дети, нуждающиеся в нас.

Помощь таким детям никогда не бывает минимальной – практически всегда требуется серьезная, всесторонняя поддержка. Невозможно просто отделаться от ребенка операцией или перевязкой, ему нужна серьезная реабилитация, причем лекарственная и психологическая терапии всегда пересекаются.

Психотерапия, к слову, необыкновенно важна. Например, мы продолжаем помогать детям, выехавшим из Енакиево в Мариуполь на операцию. Мальчик в результате обстрела лишился ноги, его сестра получила ранения ног. Мало того, что обоим понадобились медицинские вмешательства разного характера, им крайне нужна была еще и работа с психологом. Последний должен объяснить детям, что качество их жизни изменится, помочь принять это. Более того, психологическая помощь требуется и родителям, которым нужно найти в себе силы жить дальше. И особая помощь нужна девочке – она винит себя в том, что брат лишился ноги, и… она боится, что родители не будут ее любить, поэтому даже жалеет, что не пострадала более сильно. Это тяжелейший случай. Детям придется заново научиться жить.

Наверное, те, кто не перенес этого сам, не представляют, что чувствуют сейчас дети зоны АТО. Они пережили (а некоторые еще продолжают переживать) самые страшные минуты, они видели, как гибнут их родные, знакомые, друзья. За примерами далеко ходить не надо – измученное Дебальцево, из которого сейчас активно вывозят людей. Дети этого города находятся в шоке, потому что они (даже если не пострадали сами и сохранили всю свою семью) увидели весь ужас происходящего – летящие снаряды, взрывающиеся дома, фрагменты тел на улицах. Они не могут спать и есть, они не могут даже говорить. И если физические раны можно залечить быстро, с душевными все будет происходить очень медленно, потому что даже взрослые не всегда находят в себе силы справиться с ними. Что уж тут говорить о детях.

Впрочем, если постоянно наблюдать за детьми, выехавшими из зоны АТО, со временем можно поймать себя на мысли, что уже не думаешь о них, как о малышах: они очень быстро взрослеют. Иногда перед тобой стоит ребенок 6-7 лет, но рассуждает он, как взрослый. Он принимает «взрослые» решения, берет на себя ответственность за жизнь своих родителей. Дети, прожившие в кошмаре, остаются теперь в постоянном страхе от того, что постоянно прокручивают в голове один и тот же ужас – что было бы, если бы погибли мама или папа?

Один на один с войной

Еще сложнее тем, кто остается в зоне АТО. В Донбассе всегда хватало больных детей – онкология, ДЦП эпилепсия... И многие из них продолжают оставаться в больницах Донецка и других городов. Гуманитарный штаб оказывает помощь и им – за период военных действий ее получили около 400 детей, им были отправлены медикаменты, они прошли обследования, получили необходимую терапию или операции. Однако сейчас лечение на территории военных действий стало значительно более сложным.

И это еще в Донецке ситуация полегче: там есть многие врачи, а вот в таких городах, как Дебальцево, Старобешево, Докучаевск, а также в некоторых поселках все намного страшнее. В некоторых из них не осталось ни одного врача, и даже элементарную помощь там ни детям, ни взрослым оказать невозможно. Например, в поселке Саханка (Новоазовский район) оставалась одна медсестра из детского сада. Там постоянно идут бои, это линия фронта, и после обстрелов эта медсестра выходит к людям и пытается делать перевязки, оказывать какую-то первичную помощь. Аптеки там вообще нет, лекарств нет, врачей нет. И в этой ситуации, разумеется, особенно страдают дети.

Похожий случай – когда обстреляли Волноваху и Гнутово, в последнем населенном пункте погибла 2-летняя девочка, получив осколочное ранение в голову. Спасти ее было фактически некому.

Чтобы помочь детям, которые сегодня фактически остались один на один с войной, требуется множество усилий. Их нужно стараться эвакуировать, и сейчас, как мы видим, ситуация сдвинулась с мертвой точки хотя бы в Дебальцево, Авдеевке, Марьинке. Однако и к эвакуации нужно подходить осторожно, потому что она тоже влечет за собой множество проблем. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что жители Дебальцево, Авдеевки, Горловки и некоторых других городов хотят выехать, но из-за постоянных обстрелов сделать это очень сложно, слишком высоки риски. И даже если людей выезжают, это еще не исцеление: многие делают это лишь потому, что надежды у них больше не осталось.

Очень страшно сейчас и в Краматорске, который подвергся неожиданному обстрелу. Там находится огромное количество переселенцев, в том числе и семьи с детьми. Там есть детские дома, там находится дом ребенка – наши подопечные, которых мы спасали все лето… Что с ними будет теперь? Граница войны расширяется, везде становится страшно, и единственное спасение для всех – не допустить того, чтобы ситуация стала неуправляемой. Сегодня, вывозя детей из разрушенных городов, оказывая им помощь, залечивая их раны, мы просим только об одном: нам нужен мир, иначе мы будем продолжать терять самых маленьких. Если война не закончится, дети будут гибнуть и дальше. По силам ли нам такая цена?

Дарья Касьянова Дарья Касьянова , Руководитель программ и проектов Гуманитарного штаба Рината Ахметова
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter