Новая энергетическая парадигма для Украины

Недавно в украинских СМИ появилось сообщение о том, что американская компания «Chevron» отказалась от добычи сланцевого газа в Украине в одностороннем порядке.

Ранее другая компания ExxonMobil также вынуждена была отказаться от разработки крупных месторождений сланцевого газа в Польше и Венгрии. Польские власти планировали начать добычу газа в 2014 году, связывая с этим определенные планы по укрепление энергетической независимости.

Что можно сказать по этому поводу? Возможно, на первый взгляд это покажется странным, но я считаю это благом для Украины. Для того, чтобы обосновать мою точку зрения, следует сказать несколько слов об истории вопроса.

Добыча газа и нефти из сланцевых месторождений началась в мире сравнительно недавно. Масштабное промышленное производство сланцевого газа было начато компанией Devon Energy в США в начале 2000-х, которая на месторождении Барнетт в Техасе в 2002 году, где она впервые применила комбинацию наклонно-направленного бурения (в том числе, горизонтального) и многостадийного гидроразрыва пласта.После этого в отрасли возник бум и тысячи сравнительно небольших независимых американских компаний пробурили на сланцевых месторождениях огромное количество скважин. Эксперт Леонардо Маугери указывает на то, что, например, только в 2012 году в США было пробурено 45 468 скважин для добычи нефти и газа, а в остальном мире (кроме Канады), за то же время была пробурена всего лишь 3921 скважина.

Следует заметить, что добыча сланцевой нефти не похожа на разработку традиционных месторождений. Она характеризуется относительно низкими входными барьерами. Если на бурение одной-единственной скважины в Карском море «Роснефть» и ExxonMobil потратили несколько месяцев и 700 млн. долл., то сланцевую скважину можно просверлить за неделю и потратить лишь 1,5 млн. долл. Некоторые специалисты уже сравнивают сланцевую нефтедобычу с производством напитков: когда мир захотел пить, вы запускаете разливочную линию на заводе.

Известный эксперт в сфере энергетики Дэниэл Ергин пишет, что добыча из сланцев в США оказалась более жизнеспособной, нежели предполагалось. Было широко распространено убеждение, что при цене в 85-90 долл/барр. добыча сланцевой нефти (близкой по технологии к добыче сланцевого газа) становится нерентабельной. Новый анализ добывающей компании IHS, учитывающий данные по отдельным скважинам, показывает: в 2015 году при цене нефти в диапазоне 50-69 долл/барр. около 80% новых месторождений будут приносить прибыль. Не надо забывать, пишет Ергин, что компании и дальше будут улучшать технологии добычи и снижать издержки.

Марк Папа, генеральный директор EOG Resources, утверждает : «Мы сейчас со сланцевой нефтью находимся на том же уровне, что инженеры-нефтяники 1940-х с традиционными нефтеносными песками», - такую аналогию проводит основатель EOG Resources. Лучшая отдача в то время составляла 10-15%, все остальное оставалось под землей, как в случае с большинством сланцевых месторождений сегодня, но с тех показатель отдачи в традиционной добыче дорос до 40-50%. Такой технологии для сланцев пока не существует, но Папа уверен, что в ближайшие 10 лет она появится: «Мы собираемся удвоить, а то и сильнее увеличить отдачу нефти. Технология всегда найдет способ разблокировать прирост ресурсов».

Приведенные данные свидетельствуют, что в США в ближайшие годы будут совершены технологические инновации, которые в еще значительной мере снизят стоимость добычи сланцевых нефти и газа. Именно с добычей сланцевых нефти и газа связан тот факт, что США из нетто-импортеров нефти и газа стали их нетто-экспортерами и достигли энергетической независимости.

Резкое повышение сланцевой добычи позволило США еще сильнее снизить объемы импортируемых природного газа и нефти, и уменьшить стоимость газа на внутреннем рынке (до уровня - 70-140 долларов за тыс. кубометров). Это уже привело к запуску процессов возврата американских компаний из Юго-Восточной Азии на родину – в силу того, что производство в США снова стало рентабельным.

Марк Папа говорит о том, что это привело также к росту занятости, увеличению предпринимательских инвестиций и повлияло на рост американского ВВП. Самодостаточность производства природного газа «примерно на ближайшие 50 лет» и двух-трехкратное конкурентное преимущество по сравнению с ценой добычи в Европе и Азии, по его мнению, приведет к возрождению внутреннего производства, налоговому золотому дождю для американского государства. Следовательно, произойдет снижение важности Персидского залива и России для внешней политики США.

Дэвид Крэйн, президент энергетической компании NRG Energy, заявил, что «сланцевый газ фактически убил новые проекты в угольной отрасли и начинает расправляться с ядерной энергетикой». Недавно из-за высокой стоимости строительства АЭС в Сан-Антонио, США отказались от их строительства. Эксперты посчитали, что стоимость постройки двух техасских АЭС, составляющая 12-18 млрд. долл., практически эквивалентна общим вложениям в течение следующих 20 лет, которые необходимы для создания инфраструктуры возобновляемых источников энергии или для использования в добыче из сланцев.

Таким образом, сланцевая революция, наряду с революцией добычи энергии из возобновляемых источников, стала одной из двух крупнейших тенденций в развитии мировой энергоотрасли.

Я считаю, что будет преступлением, если Украина пропустит такую возможность использовать эту «точку слома» тенденции развития энергетических технологий. Такой «точкой слома» в энергоотрасли стала добыча энергоносителей из сланцев - «сланцевая революция».

Ранее писал еще о возобновляемых источниках энергии. Что в этом направлении делает Украина? Практически ничего. Мы только сокрушенно качаем головами, глядя на то, как работники «Chevron» «складывают свои чемоданы».

В нашей стране огромное количество скептиков сланцевой добычи из-за того, что она потребует высоких затрат труда и денежных ресурсов (как для нынешнего состояния Украины – заметных ресурсов). Но, следует вспомнить, что так же много скептиков было и в США, когда пионер сланцевой добычи в США- миллиардер Джордж Митчелл начинал свой сланцевый проект. Новые технологии всегда рискованны и почти никогда не работают идеально с самого начала. Однако это не причина ими не заниматься. Кроме того, любая технологическая революция всегда идет при большом сопротивлении представителей прежней промышленной парадигмы, не желающих отдавать свою рыночную власть.

Однако перед нами как обществом должен стоять вопрос: должны ли мы зависеть от поставок энергии удаленными поставщиками из России, которая осуществляет против нас военную агрессию? Или же лучше производить энергию самим и принимать на себя все риски этого процесса?

Вышеизложенное говорит о том, что Украина, как ранее США, страна, с которой Украина должна брать пример, в кратчайшие сроки должна принять современную энергетическую доктрину (а не морально устаревшую, ту которую мы сейчас имеем), основной целью которой должно стать приобретение энергетической независимости, на основании тех изменений, которые произошли и происходят в мировой энергетике.

В нынешней программе Кабмина Украины о ней указано всего лишь в одной строчке «Підвищення енергоефективності за рахунок реалізації проектів на альтернативних джерелах енергії (Clean Energy)» - это то что касается энергетики возобновляемых источников. Про сланцевую добычу не сказано вообще ничего.

Учитывая открытый характер современных технологий, украинские предприниматели могут заняться трансфертом технологий (технологий, «изобретенных не здесь») сланцевой добычи в национальной отрасли самостоятельно. И это станет единственным ответственным подходом к этой проблеме. Так уже несколько десятилетий делает Китай, и это стало главной причиной его экономического чуда.

Наличие серьезной национальной геологической теоретической школы, достаточного количества практиков добычи, позволяет Украине ставить перед собой серьезные и амбициозные цели, которые должны состоять в том, чтобы поднять сланцевую добычу самим, с учетом опыта западных технологических лидеров в этой отрасли.

Но предпочтительными для заключения контрактов о сотрудничестве с западным капиталом должны стать американские компании второго эшелона, а не «Exxon Mobil» и «Chevron», для которых добыча сланцевой нефти не является основным видом деятельности, как, например, для таких компаний как Devon Energy и EOG Resources.

Именно с деятельностью этих компаний связаны успехи развития технологий сланцевой добычи, и именно они могут быть мотивированы для заключения таких контрактов с украинскими фирмами. Но это должны быть частные украинские компании также, а не госпредприятие «Надра Украины». Все успехи были достигнуты в этом секторе частными компаниями, которые вначале были достаточно невелики, и в силу этого сильно мотивированы. Сравнительно низкая себестоимость для начала проектов по отношению к традиционной добыче, позволяет надеяться, что в отрасль смогут прийти национальные производители, если государство создаст привлекательные условия для бизнеса.

Параллельно необходимо разработать программу государственной поддержки таких компаний. Это и простой порядок лицензирования деятельности, прямая государственная поддержка в виде финансовых гарантий и/или освобождение от уплаты налогов, при условии инвестирования в украинскую добычу определенных сумм.

Главное состоит в том, что украинцы должны иметь волю в создании своей добычи из сланцев, как раньше они имели волю в создании своей космической программы. Задача была не менее сложна, однако ее мы реализовали (пусть и находясь в составе СССР). Реализуем и эту. Мы должны перестать быть территорий, на которой преимущественно работают нерезиденты. Иначе мы скоро превратимся в условную Нигерию. Даже как-то странно призывать украинцев к этому. Южнокорейцы не звали на помощь японские компании, чтобы они делали им электронные гаджеты. Именно поэтому они и имеют корейский Sаmsung.

Новая энергетическая парадигма Украины - это не только изменение отношения к способам ведения дел в отрасли, но это еще изменение представлений о национальной политике. Борьба между представителями старой энергетики и представителями новой, будет отражать повестку дня следующего десятилетия.

Богдан Данилишин Богдан Данилишин , Академик НАН України
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook