Всі публікаціїСуспільствоЗдоров'я

Перетворення

«Легко ли стать джентльменом?» - статья с таким заголовком хранится среди газетных вырезок в Национальном институте хирургии и трансплантологии АМН Украины им. А.А.Шалимова. Заголовок настолько блестящий, что хотелось его одолжить, но не позволила совесть. В Институте Шалимова уже более 15 лет превращают джентльменов в леди, а леди — в джентльменов путем операции по смене пола. Я попросила об интервью хирурга отделения микрососудистой и пластической хирургии Игоря Назаренко, начитавшись в интернете новостей о рожающих мужчинах. Изначально интерес лежал исключительно в медицинской плоскости — как может родить мужчина, что за чудеса сегодня проявляет репродуктивная медицина, какими методами сегодня вообще совершаются «превращения»?

Виктория ГерасимчукВиктория Герасимчук, Заместитель главного редактора

Многие люди путают транссексуальность с гомосексуализмом - на самом деле, они не имеют ничего общего: трансы чувствуют себя представителями не того пола, с которым родились, и сексуальные предпочтения тут не играют никакой роли
Фото: yesboleh.blogspot.com
Многие люди путают транссексуальность с гомосексуализмом - на самом деле, они не имеют ничего общего: трансы чувствуют себя представителями не того пола, с которым родились, и сексуальные предпочтения тут не играют никакой роли

В Институте Шалимова обстановка военная — после журналистских материалов о черных трансплантологах от слов «приехали корреспонденты» заходится ходуном все многоэтажное здание: охранник защищал от меня лифт так яростно, как тигрица защищает своих детенышей от самых страшных опасностей. Сами хирурги, напротив, были очень милы: в ординаторской мне рассказали, какие же остолопы все журналисты, после чего, несмотря на все существующее между нашими профессиями недоверие, Игорь Александрович очень обстоятельно ответил на все мои вопросы.

***

Мы привыкли думать, что транссексуализм — это где-то далеко в Таиланде, может, в Европе или в США, но точно не в Украине. Тем не менее, ежегодно только в Институте Шалимова выполняется 6-8 операций по смене пола, а множество людей в нашей стране живут с гендерной дисфорией — то есть чувствуют себя представителями не того пола, с которым они родились.

Несмотря на то, что тема серьезно исследуется десятилетия, никто сегодня не может точно сказать, почему некоторые мужчины ощущают себя женщинами, а некоторым женщинам комфортнее быть мужчинами. Существует две основные версии— биохимическая (согласно которой транссексуализм связан с некоторыми особенностями биохимии головного мозга) и педагогическая (родители или общество навязывают ребенку несвойственную ему роль). Транссексуализм считается диагнозом, который можно найти в международном классификаторе болезней — МКБ 10 — среди так называемых «эфочек», то есть психических заболеваний. При этом транссексуалы психически не менее и не более нормальны, чем другие люди — если не считать того, что гендерное несоответствие и сопутствующая ему война с обществом часто становится причиной депрессии и даже попыток суицида.

Итак, врачи считают транссексуализм болезнью, которую необходимо вылечить. Методов не так много — если не помогла психотерапия (к которой сами врачи обычно относятся не слишком серьезно), то точно поможет операция. Сделал операцию, сменил документы - вот якобы и все, с транссексуализмом покончено. Но на деле все оказывается гораздо сложнее: попасть на операцию удается далеко не всем, да и не все транссексуалы хотят ее делать. Углубившись в тему, я обнаружила, что в ней гораздо больше конфликтов, чем я могла бы себе представить. И что среди, так сказать, нетрадиционной публики, бытует совершенно другое представление о нашем обществе, чем в среде «традиционалистов». Чрезвычайное количество кавычек в этом тексте показывает, очевидно, что в теме для меня лично осталось много неясного, потому я постараюсь передать информацию вам, читатели, максимально нейтрально.

Если человек в какой-то момент решает, что ему нужна операция по смене пола (о том, как принимаются такие решения, вы сможете прочесть чуть дальше — в интервью с транссексуалами), он должен встать на учёт к сексопатологу и пройти ряд обследований, в том числе обследование в стационаре психиатрической больницы.

«Согласно утвержденным требованиям, пациент должен находиться под наблюдением психиатров в стационаре 30-45 дней, - говорит хирург Игорь Назаренко. - Кроме того, еще до комиссии он должен пожить «в образе» - не меньше года находясь в контакте с профильным врачом для определения уровня социальной адаптации. Другими словами если мужчина хочет стать женщиной, то он должен социально адаптироваться дома и на работе. А если это невозможно по старому адресу, то того же он должен добиться по новому: работа в коллективе в выбранном образе (хотя попробуй, конечно, устроиться на работу, когда ты внешне женщина, а по паспорту - мужчина - прим. Авт.), использование внешних атрибутов женщины и тому подобное), это же касается женщин».

Анна Гродска, первый транссексуал, избранный в Сейм Республики Польша
Фото: EPA/UPG
Анна Гродска, первый транссексуал, избранный в Сейм Республики Польша

Перед тем, как попасть на операционный стол, претендент на смену пола проходит специальную комиссию Минздрава Украины, в которую входит целый ряд специалистов: психологи, сексологи, эндокринологи, психиатры, гинекологи, специалисты-хирурги, юристы и др - всего около 15 человек. После анализа данных обследования и прямого собеседования на комиссии отсеивается примерно 30- 40% желающих сменить пол, - рассказывает Игорь Назаренко, который является членом комиссии. «На протяжении года в отделении выполняется около 6-8 операций по смене пола, но бывает по-разному, год на год не приходится», - говорит хирург.

Таким образом, практика — разрешительная. Человек не может самостоятельно принять решение о смене пола — ему понадобится «добро» врачей, причем не каких-нибудь, а минздравовских. Противопоказаний для смены пола достаточно много: например, нетрадиционная сексуальная ориентация, наличие детей или супруга, а также любых психических отклонений (именно их будут искать медики 30-45 дней в стационаре психиатрической больницы).

Возможно, вас удивит, что нетрадиционная сексуальная ориентация является противопоказанием - еще раз напомню, что транссексуальность - это совершенно не то же самое, что гомосексуализм, а вообще лежит совершенно в другой плоскости. Гомосексуалисты испытывают сексуальное влечение к людям своего пола, а трансы - чувствуют себя представителями другого пола, к сексуальным утехам их проблема не имеет ни малейшего отношения.

В некоторых странах, к примеру, в России, транссексуалы имеют возможность сменить паспорт до операции - после проведения психиатрической экспертизы. Причем не все транссексуалы с новым паспортом доходят до хирурга, некоторые остаются женщинами — юридически, но мужчинами — соматически. Или наоборот.

В Украине же претендовать на мужские документы могут только те трансы, у которых удалена матка с придатками и грудь, «если она имела выражено женский тип». Соответственно, в Украине невозможны случаи, описанные в западной прессе, - когда при смене женского пола на мужской пациенту оставляют матку и придатки, а потом он прекращает принимать мужские гормоны, беременеет и рожает ребенка.

К настоящему времени соотношение транссексуалов, которые доходят до хирургов, в Украине стало таким же, как и во всем мире — 1 женщина, желающая стать мужчиной, приходится на четырех мужчин, которые хотят быть женщинами. (Хотя данные исследований есть разные, и есть также мнение, что операций Ф-М меньше, потому что они сложнее и чаще бывают неуспешными). По словам Игоря Назаренко, раньше пол чаще хотели сменить трансы, рожденные женщинами, которые вообще более настойчивы в осуществлении своих желаний. «Бывают такие транссексуалы, мы их называем ядерными, которые буквально за пару минут общения убеждают всех членов комиссии в истинности своего диагноза и сразу понимаешь, что этому человеку необходимо идти навстречу» - рассказывает Назаренко.

Как леди становится джентльменами

Первый этап — гормональная терапия. Еще до операции женщина, которая хочет стать мужчиной, начинает принимать мужские гормоны. Некоторые транссексуалы останавливаются на этом этапе и собственно операций не делают, просто выглядят и живут, как мужчины. Правда, сменить документы в таком случае не удастся.

Второй этап - пластика груди. Проводится резекция (частичное удаление) молочных желез, коррекция сосков, которые у мужчин расположены несколько иначе и должны иметь другую форму. На этом этапе транссексуал тоже может остановиться — и тоже без смены документов.

Операция по смене пола в Будапеште
Фото: EPA/UPG
Операция по смене пола в Будапеште

Третий этап — экстирпация (полное удаление) матки с яичниками и трубами, пластика влагалища изнутри.

Четвертый - формирование полового члена, неофаллопластика. Наверное, всем интересно, из чего же делают член, если его нет — так вот, из комплекса мягких тканей, который вырезают на другом участке тела пациента. Комплекс включает мышцу, подкожную клетчатку и кожу, иногда - участок малоберцовой кости (вариант с костью в Украине не практикуется). Ткани «сворачивают» в форму пениса, подготавливают для пересадки сосудистую ножку. Нервный ствол из лоскута сшивают с нервом у основания ноги, а вену и артерию лоскута с сосудами на животе. Таким образом неофаллос становится чувствительным и получает автономное кровоснабжение. Затем пластические хирурги формируют головку неофаллоса.

Традиционная эрекция с притоком крови к пещеристому телу в данном случае невозможна, но неофаллос все время находится в полуэрегированном состоянии — за счет мышцы, на основе которой он создан.

Последний этап - создание неоуретры из дополнительного сложного лоскута, взятого на предплечье с сосудами, который внедряется в неофаллос. Этот этап имеет наибольший процент осложнений.

Как джентльмен становится леди

«Операция по превращению мужчины в женщину чуть проще», - говорит Игорь Назаренко. Начинается оно, превращение, также с приема гормональных препаратов. На фоне гормональной терапии у мужчин-женщин обычно растет грудь, хотя многие предпочитают потом дополнительно ее увеличить — имплантировать протезы. Также трансам приходится удалять растительность на лице.

Собственно операцию начинают с «вылущивания» (от одного слова не по себе, правда?) яичек из мошонки и удаления кавернозных тел из полового члена. Остается достаточно емкий растяжимый кожный футляр, а также уретра и головка полового члена с сосудами и нервными окончаниями. В дальнейшем головка с нервными окончаниями станет либо клитором, либо спрячется вглубь сформированной вагины и будет играть роль шейки матки.

Эти люди творят чудеса перевоплощений: отдел восстановительной микрохирургии и трансплантации комплексов тканей Института Шалимова
Фото: surgery.com.ua
Эти люди творят чудеса перевоплощений: отдел восстановительной микрохирургии и трансплантации комплексов тканей Института Шалимова

Украинские хирурги, рассказывает Назаренко, изобрели свое ноу-хау — головка и ее нервные окончания разделяется на две части — одна идет вглубь неовагины, а вторая — выводится рядом с уретрой, как клитор. Таким образом, новоявленная женщина получает две чувствительные зоны, которые когда-то являлись головкой ее же полового члена. В пространстве между прямой кишкой и мочевым пузырем создают канал, куда вворачивают кожный футляр формируя, таким образом, неовагину. На новое место переносится отверстие мочеиспускательного канала и новый клитор из головки.

Абсолютно все пациенты после таких операций становятся бесплодными, если, конечно, не спасли предварительно свой генетический материал.

Возможно, в будущем появится технология, позволяющая пересаживать половые органы от трупного донора, но по мнению Назаренко, трансплантология будет развиваться в другом направлении — выращивании клеток и органов.

Таким образом, транссексуалы могут сами выбирать объем своего перевоплощения: кто-то ограничивается гормонами и одеждой, кто-то делает пластику груди, кто-то решается на операцию по смене гениталий. Но при этом государство вводит жесткое ограничение: если хочешь документы на новый пол и имя — делай обязательные операции, отказывайся от возможности иметь детей (об этом мне подробно рассказал транссексуал по имени Денис, уже сменивший пол, читатели смогут прочесть интервью с ним во второй части текста в ближайшее время). Потому в Украине достаточно женщин, живущих с мужским именем в паспорте, и наоборот - мужчин, которые живут с женскими документами.

Быть женщиной, быть мужчиной, быть собой

Инна не боится показывать свое лицо
Фото: Макс Левин
Инна не боится показывать свое лицо

Киевлянка Инна, которую мне удалось разыскать на сайте Украинского клуба трансвеститов, операцию по смене пола делать пока не собирается. Но и без нее она живет и выглядит, как женщина. Работает в Киеве программистом, занимается общественной деятельностью, свою транссексуальность решила от окружающих не скрывать. Инна говорит, что когда-то она «тряслась от страха, вдруг кто-то узнает что я «неправильный мужчина». И потому теперь она не хочет трястись от страха, представляя, что кто-то узнает о том, что она «ненормальная женщина».

- Я подумала, что те, кто меня ценит, как личность, будут ценить и дальше, независимо от моего пола. Вообще, сейчас в моём окружении гораздо больше хороших, интересных, умных людей, чем было, когда я пыталась подавлять в себе транссексуальность. И я не смогла бы найти всех этих людей, если бы сначала не приняла себя».

- Как вам кажется, что изменится в вашей жизни после смены пола, кроме паспорта и соматики?

Которая из нас рождена женщиной?
Фото: Макс Левин
Которая из нас рождена женщиной?

- Можно сказать, что уже изменилось, поскольку три года фактически живу как женщина, а паспорт будет этому только лишь юридическим подтверждением. Изменилось прежде всего то, что я наконец стала чувствовать себя самой собой. Раньше мне и в зеркало на себя было неприятно смотреть, и следить за внешностью не было никакого желания. Теперь – другое дело. В общении было куча комплексов, внутренних барьеров, страхов, как бы не зацепить что-то "запретное" и не раскрыть себя. В процессе перехода всё это ушло. Попытки строить отношения оборачивались ничем, потому что от меня ждали традиционно мужского "активного" поведения, которое для меня неестественно. А признаться, что я "транс" – до поры до времени казалось, что это означает немедленно поставить крест на отношениях.

Литература утверждает, что транссексуалы с детства или с подросткового возраста ощущают себя противоположным полом. Меня этот факт заинтересовал невероятно - как человек понимает, что он чувствует себя именно женщиной? Или мужчиной? Попробуйте, читатели, спросить у себя - как это, чувствовать себя представителем вашего пола. «Вы можете сказать, как это — чувствовать себя женщиной? - обратилась я к Инне. - Я пыталась сама ответить на этот вопрос, но не смогла».

- Я тоже искала ответ на этот вопрос, даже проводила небольшое исследование в интернете, причём ответы были довольно разнообразные. В итоге пришла к мысли, что ощущение своего пола или, скорее, гендера – это идентификация себя с классом людей того же пола. Другими словами, "чувствовать себя женщиной" равно "чувствовать женщин как более своих". При этом обычно хочется симметричного отношения – чтобы "свои" тебя также признавали "своей", а отсюда желание быть на них в чём-то похожей.

Инна увлекается диггерством, говорит, что не все, с кем она ходила под землю, спокойно приняли ее смену пола, хотя, казалось бы, какая разница?
Фото: Макс Левин
Инна увлекается диггерством, говорит, что не все, с кем она ходила под землю, спокойно приняли ее смену пола, хотя, казалось бы, какая разница?

Насколько мне удалось понять из слов Инны и всего прочитанного, человек осознает свою транссексуальность, когда обнаруживает, что в образе другого пола жить ему гораздо комфортнее. Несмотря на все трудности с документами, с близкими людьми и даже с очень неблизкими людьми — вроде гопников «на раёне».

«Иной раз может быть опасно просто по улице пройти, имея необычную внешность, - говорит Инна. - Хотя, конечно, многое от конкретного места зависит, вплоть до отдельно взятого района города. Сама я сталкивалась и с непониманием со стороны мамы (в основном на почве опасений за моё будущее, но проявлялось это через различные запреты и ограничения), и на улицах неприятные случаи были, вплоть до физического насилия. Но по сравнению с другими могу сказать, что у меня ещё было сравнительно благополучно. Ксенофобия тем сильнее, чем общество более инертное, закрытое для чего-либо нового – а это особенно характерно для «традиционалистских» обществ».

Пытаюсь выяснить у Инны, почему она не хочет делать операцию по смене пола. Она отвечает, что это не так уж и важно - что у тебя между ног. «У меня уже вполне женская внешность, все окружающие видят во мне женщину, на улице, как говорится, никому не видно, что там у меня между ног, и на работе это никого не волнует, - рассказывает девушка (да-да, посмотрите на фотографии, дорогие читатели - прим.Авт). Вот смена документов на женское имя конечно облегчила бы жизнь – но, увы, без операции у нас это невозможно. Так уж у нас сегодня общество устроено, что нужно быть либо 100% мужчиной, либо 100% женщиной, а промежуточным "неведомым зверушкам" отказывают в праве на существование».

- Смена пола бывает разная: гормональная, хирургическая, социальная, юридическая. И на каждом этапе свои нюансы. Решившись принимать гормоны, нужно иметь в виду, что придётся делать это пожизненно. А ещё учитывать возможные проблемы переходного периода, когда человек внешне "уже как бы не мальчик, но ещё не совсем девочка" (или наоборот). Однако эта процедура частично обратимая. Хирургическая – как правило, необратимая, поэтому тут поговорка "семь раз отмерь, один раз отрежь" приобретает самый буквальный смысл. Социальная смена пола означает необходимость предстать перед всем своим окружением в новом гендерном облике, и не просто предстать, а существовать в нём уже постоянно. Формально, казалось бы, обратимое действие. На практике – сколько людей потеряли работу, друзей (или, скорее, тех, кого считали таковыми), были отвергнуты родными из-за того, что те, имея слишком "традиционные" взгляды, не были готовы принять их транссексуальность.

Фото: Макс Левин

Инна говорит, что на практике главный аргумент за смену пола обычно звучит "иначе никак". И она к этому "иначе никак" пришла после того, как у нее появились знакомые, готовые воспринимать ее как девушку, пускай она биологически ею не была. «После общения в этом кругу возвращаться к повседневному "мужскому образу" стало особенно невыносимо, - рассказывает Инна. - И дальше принятие решения о начале перехода было только вопросом времени».

- Вы искали ответ на вопрос, почему вы оказались в числе транссексуалов? Как-то объясняете это самой себе?

- Да, когда-то хотелось понять, почему это случилось именно со мной. Однако наука на сегодняшний день ясного ответа не даёт, а религиозные и эзотерические подходы я не воспринимаю всерьёз. В некоторой степени я связываю свою трансгендерность с аутичными особенностями, из-за которых социальные (и в том числе гендерные) роли не усваиваются ребёнком – я, например, в раннем детстве не чувствовала себя ни мальчиком, ни девочкой, а была "просто я". Но и это не объясняет в полной мере, почему в итоге гендер "вырулил" на женскую сторону. В общем, я пришла к мысли, что не так уж важен ответ на вопрос "кто виноват?" – гораздо важнее понимать, "что делать?"

Если Инна решится на операцию, то будет делать ее в Таиланде. «Несмотря на то, что это, казалось бы, страна «третьего мира», именно у тамошних хирургов наибольший опыт и самые совершенные методики, которые позволяют получить и максимально натуральный вид половых органов, и сохранить чувствительность», - говорит она.

***

Но все же мне было очень интересно поговорить с человеком, который уже сменил пол. Когда мне удалось найти героя для публикации, я поделилась этой хорошей новостью с друзьями и коллегами и очень удивилась тому, какой ажиотаж тема транссексуальности вызвала среди, в общем-то, не самых стереотипных и закомплексованных людей. Честно говоря, обычно меня не забрасывают вопросами о том, как прошло интервью, и каков был собеседник. Я очень хорошо поняла, почему Денис (имя изменено) просил меня о конфиденциальности и категорически отказался фотографироваться даже со спины — уж если журналист, видевший сменившего пол человека, вызывает столько интереса, то какой нездоровый интерес может вызывать сам транс?

(Продолжение читайте в тексте Перевоплощение. Ч.2, который будет опубликован на днях)

Виктория ГерасимчукВиктория Герасимчук, Заместитель главного редактора