ГоловнаСвіт

Танець над прірвою. Хосні Мубарак і Україна

Смерть бывшего президента Египта Хосни Мубарака – лучший повод написать о конце эпохи и удивительной судьбе военного и политика, который стал национальным героем собственной страны и ее правителем на долгие три десятилетия, а конец жизни провел под судом по самым разнообразным обвинениям, от насилия над участниками «арабской весны» до коррупции.

Бывший президент Египта Хосни Мубарак (в центре), в окружении сыновей Гамаля Мубарака (слева) и Алаа Мубарака (справа), во время суда в Каире, Египет, 9 мая 2015.
Фото: EPA/UPG
Бывший президент Египта Хосни Мубарак (в центре), в окружении сыновей Гамаля Мубарака (слева) и Алаа Мубарака (справа), во время суда в Каире, Египет, 9 мая 2015.

Но эта оценка была бы справедливой, если бы эпоха действительно завершилась. Между тем, Мубарак умер в стране, где продолжается военное правление и ни о какой реальной демократии говорить не приходится. И поскольку режим фельдмаршала Абдул-Фаттаха Ас-Сиси выглядит достаточно стабильным и не опасается народных волнений, это позволяет сделать совсем другие выводы о событиях, приведших Хосни Мубарака на скамью подсудимых.

Хосни Мубарак был четвертым военным президентом Египта – собственно, сама Арабская Республика Египет была провозглашена после военного переворота, уничтожившего монархию. Уже первый президент этой республики, генерал Мухаммед Нагиб, пытался предпринять шаги по переходу к гражданскому правлению. Однако эти его попытки были остановлены молодыми офицерами во главе с будущим диктатором Египта Гамаль Абдель Насером. При этом Насер, который установил в Египте настоящий режим жестокой и малокомпетентной военной диктатуры, ориентирующийся на Москву, обвинял Нагиба как раз в том, в чем спустя пять с половиной десятилетий будут обвинять Мубарака – в диктаторских замашках. К тому же военные опасались, что египетское общество просто не выдержит испытания демократией и приведет к власти исламистских радикалов из организации «Братья-мусульмане».

В результате о демократии в Египте пришлось забыть на несколько десятилетий, если не навсегда. И когда преемник Насера Анвар Садат сделал первые несмелые шаги по демократическому транзиту, он моментально был убит все теми же исламскими фундаменталистами, которые якобы не могли простить президенту заключение мира с Израилем. Мубарак, тогда вице-президент Египта, был рядом с главой государства и предпринял шаги по возвращению к жесткому военному режиму.

Єгиптяне во время митинга в поддержку армии и министра обороны Абдель Фаттах ас-Сиси во время празднования годовщины революции 25 января 2011 года, на площади Тахрир в Каире, Египет, 25 января 2014.
Фото: EPA/UPG
Єгиптяне во время митинга в поддержку армии и министра обороны Абдель Фаттах ас-Сиси во время празднования годовщины революции 25 января 2011 года, на площади Тахрир в Каире, Египет, 25 января 2014.

Но и этот режим через несколько десятилетий после начала его правления стал превращаться в семейную клепоткратию. Можно, конечно, сказать – вырождаться. Но, вполне возможно, что отказ от военного правления рано или поздно привел бы к построению пусть хрупкого, но демократического общества, в котором право голоса имел бы гражданин, а не человек с ружьем. Вернее, фельдмаршал с ружьем.

«Арабская весна» в Египте, как и в других странах региона, была направлена против клептократического управления. Но результаты повсюду различны. В Тунисе удалось создать демократические институции и проводить свободные выборы. В Ливии государство развалилось на части. А в Египте военные «пропустили вперед» все тех же «Братьев-мусульман», которые успели окрепнуть в последние десятилетия правления Мубарака, дождались народного восстания против своих вечных конкурентов и победоносно вернулись к власти. По сути, египетская армия повторила ту же спецоперацию, что и при Насере, когда поверившие в демократические перспективы и свой приход к власти исламские радикалы позволили себе покинуть подполье.

Избранный после «арабской весны» президентом Египта ставленник «Братьев-мусульман» Мухаммед Мурси умер прошлым летом во время очередного судебного процесса. Но к тому времени он уже отбывал пожизненное заключение и его смерть мало кого заинтересовала и в самом Египте, и в соседних странах. Эпоха Мурси – хотя он был свергнут всего шесть лет назад – уже сейчас кажется далеким прошлым. А эпоха Мубарака продолжается, потому что режим Ас-Сиси является прямым продолжением начавшегося еще в 1954 году правления египетских военных.

Экс-президент Египта Мухаммед Мурси
Фото: MIGnews.com
Экс-президент Египта Мухаммед Мурси

И это – неплохой урок для всех стран, где народные восстания не приводят ни к появлению эффективных демократических институций и ответственных избирателей. Если вписать Украину, как типичную страну «третьего мира», в парадигму «арабской весны», то мы увидим, что наша страна не похожа – к счастью – на развалившуюся Ливию, но и не очень похожа на демократизировавшийся Тунис. Но зато она очень напоминает Египет, только без армии. И если египетские восстания, протесты, покушения и перевороты всегда приводят к возобновлению военной диктатуры, то украинские восстания и «электоральные революции» всегда приводят к возобновлению олигархического правления. При этом ни египетские военные, ни украинские олигархи не способны решить накапливающихся проблем стран, в которых они доминируют. И поэтому и Египет, и Украина постоянно балансируют на краю пропасти.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram