ГоловнаСвіт

Відмова від Мінська-3, арифметика Дебальцевого, гуманітарка замість війни, менует з Путіним. Французький погляд на Україну

В Украине спустя шесть лет так и не осознали, к чему необходимо апеллировать, когда обращаешься к Франции с надеждой на урегулирование войны с Россией. Именно так можно обозначить те мысли и эмоции, которые оставило после себя общение в Париже с высокими и не очень чиновниками, дипломатами, общественными деятелями и журналистами.

Ганс Фаллада писал, что каждый умирает в одиночку. И вы знаете, всё это очень похоже на нынешнее состояние дел с нашими европейскими друзьями. «Сопротивление» точно незначительно, а отрезвляющие душу открытки уже давно попадают не в те почтовые ящики.

Встреча президента Украины Владимира Зеленского и президента Франции Эммануэля Макрона в рамках ‘нормандского саммита’ в Париже, 9 декабря 2019.
Фото: EPA/UPG
Встреча президента Украины Владимира Зеленского и президента Франции Эммануэля Макрона в рамках ‘нормандского саммита’ в Париже, 9 декабря 2019.

Температура чуть выше нуля

На всю Францию – как пояснили в одном из наиболее мощных аналитических центров Европы (IFRI) – всего четыре журналиста, глубоко занимающихся украинской тематикой. Сама же Украина интересна лишь профильным учёным, в какой-то степени Министерству армии и обособленно МИД.

Почему обособленно? Да потому, что в Париже ситуация мало чем отличается от киевских реалий: там международная политика полностью в руках Макрона, а МИД выполняет более бюрократическую и техническую роль – передаёт депеши и готовит документы.

Парламент Республики также не столь далеко ушёл: «Позиция ассамблеи – это позиция президента Макрона. Дипломатия – его прерогатива. Мы с ним согласны, и другой позиции нет», – рассказывает глава парламентской группы дружбы Украина – Франция Валерия Фор-Мунтян.

Валерия Фор-Мунтян(слева) во время визита в Одессу в апреле 2018.
Фото: Думская
Валерия Фор-Мунтян(слева) во время визита в Одессу в апреле 2018.

Она уже не единожды передавала в канцелярию Макрона письма с просьбой посетить Украину, но в ответ получала лишь благодарственные отписки.

Реакцию Парижа можно понять, ведь там впритык не видят деятельности Украины. Та же группа дружбы, которая должна заниматься развитием торговли, вопросами децентрализации, общими технологичными проектами, находится в замороженном состоянии. Она не собиралась с момента парламентских выборов в Украине. ВРУ лишь недавно сформировала списки участников. Сама Фор-Мунтян констатирует, что и МИД Украины, и Верховная Рада недостаточно продуктивно работают на французском направлении для продвижения повестки Киева.

А теперь для сравнения: товарооборот Украины и Франции за 2018 год составил чуть более двух миллиардов долларов, если говорить о торговых отношениях с Россией, то там у французов цифра в девять раз больше. Именно этим поясняется отношение к нам не только Франции, но и всей Европы.

Тем не менее, всё это не столь важно, ведь ситуация остаётся неизменной: французы не обсуждают Украину. Даже в день проведения саммита «нормандской четвёрки» в Париже французские газеты говорили о пенсионной реформе, уличных протестах и пробках на дорогах.

Акция 'желтых жилетов' в Париже, 23 декабря 2018
Фото: EPAUPG
Акция 'желтых жилетов' в Париже, 23 декабря 2018

«Болото иногда производит впечатление глубины»

Эти слова принадлежат Станиславу Ежи Лецу, но мы не постесняемся их применить к описанию нынешней ситуации в отношениях Франции и Украины. Ведь действительно складывается впечатление, что мы с вами давно разучились видеть суть происходящего.

К примеру, в Украине все обсуждают санкции как действенный механизм, который не просто сдерживает Россию, но и ведёт её экономику к падению. А в Ассоциации предпринимателей Франции MEDEF International ведутся совершенно иные разговоры относительно штрафных механизмов.

«Санкции французский бизнес не очень тревожат, потому что он научился их обходить. О санкциях говорят с точки зрения финансирования французских банков: трудно получать от них кредитование на крупные российские проекты», – говорит руководитель Центра Россия / ННГ в IFRI Татьяна Кастуева-Жан.

Руководитель Центра Россия / ННГ в IFRI Татьяна Кастуева-Жан
Фото: Youtube
Руководитель Центра Россия / ННГ в IFRI Татьяна Кастуева-Жан

Меж тем, как объясняют ситуацию французские чиновники, знакомые с ходом переговоров «четвёрки», Франция не собирается обменивать территориальную целостность Украины на диалог с Россией.

«Относительно санкций позиция ЕС ясна: мы не можем их снять, пока Минские договоренности не будут имплементированы. Франция всегда поддерживала реализацию санкций. Сегодня вопрос их снятия не стоит в повестке дня», – говорит источник.

И тем не менее их сняли в отношении российской делегации в ПАСЕ. Вообще здесь позиция Франции оказалась куда более знаменательной, чем представлялось в начале. Ранее нам рассказывали о том, как Париж и Берлин убеждали Киев в необходимости ослабления штрафных мер, как велась спекуляция относительно освобождения украинских моряков и как поставили Зеленского перед фактом: Россия вернётся в ПАСЕ.

Однако никто во Франции – ни во властных кругах, ни в коридорах МИД, ни среди журналистов – не мог предположить, что после российского возвращения в ПАСЕ Путин запустит конституционную реформу, которая внутреннее право РФ поставит выше международного.

Отдельные французские дипломаты говорят, что теперь Россию в зале ассамблеи критикуют все страны, а не только Украина, что Россия воспринимает критику, что это – своеобразная победа. А диалог с РФ они называют не сближением, а изменением отношений.

Встреча Владимира Путина и Эммануэля Макрона во время ‘нормандского саммита’
Фото: EPA/UPG
Встреча Владимира Путина и Эммануэля Макрона во время ‘нормандского саммита’

Лишь только в ходе личного общения одна французская журналистка признала: Францию обманули, все речи о защите прав россиян в ЕСПЧ оказались фикцией.

Одиночество Донбасса

О Крыме французы позабыли. Ни на одной из встреч официального и полуофициального характера парижские чиновники темы украинского полуострова не касались. Они прямо говорили: крымский вопрос – не часть «нормандского формата». И это – правда, причём довольно-таки горькая…

Французские власти считали и продолжают считать, что в декабре в Париже, на саммите «нормандской четвёрки» были достигнуты весомые успехи в вопросе урегулирования войны на Донбассе. Многие в Киеве не понимают столь значительного разночтения в позициях украинцев и парижских чиновников.

На самом деле такая реакция, как оказалось, предельно просто объясняется: для Франции главное – это гуманитарная составляющая противостояния с Россией. Они всё соразмеряют с жертвами Дебальцево. И сейчас, когда им показывают военную хронику и говорят о десятках убитых и раненых за дни и недели, они пожимают плечами: для них эти цифры не столь существенны.

Точнее так: для них это – арифметика, которая по значимости меньше, чем построение моста в Станице Луганской, разведение войск в Золотом и Петровском, разминирование территорий и создание новых КПП. Даже сейчас аналитики IFRI прогнозируют: следующий саммит в Берлине ничего не принесёт, кроме решения некоторых гуманитарных вопросов.

При этом в коридорах французских властей слышны высказывания о том, что причиной войны на Донбассе можно считать не только войну с Россией, но и социально-экономическую ситуацию в регионе. Местное население – выходцы из Советского Союза, которые не определились, с кем они ментально хотят быть – такие пояснения дают французские чиновники.

Фото: EPA/UPG

Из общения с ними понятно, что Франция не будет вмешиваться в текст «Минска-2», если только Украина и Россия не договорятся об этом. Это означает, что Париж попросту против переписывания документа. Более того, в их понимании Киев всё же обязан до возвращения под контроль границы разрешить вопросы, связанные с законом об особом статусе, амнистии и реинтеграции территорий. Означает ли это, что нас всё-таки будут толкать к скорой интеграции Донбасса? – не знаю. Быть может, что и будут.

«Франция понимает позицию Украины в отношении безопасности в первую очередь и выборов во вторую. Однако наша задача – не просто поддержать украинскую позицию. Мы понимаем, что должны найти компромисс между позициями РФ и Украины для обеспечения мира и территориальной целостности украинского государства, - указывает источник и продолжает, - одной стабилизации недостаточно, потому что нашей неотложной целью является полное разрешение конфликта».

В то же время в IFRI говорят: «Последствия отказа от Минска будут серьёзные. Мало кто понимает причины: почему Украина не может выполнить Минск. Для престижа Украины отказ может быть плохо прочитан. Киев в этом случае может оказаться один на один с РФ». При этом специалисты института констатируют: Париж довольно наивно смотрит на ситуацию, веря, что ему удастся убедить Путина. Французы не понимают до конца все те риски, которые несёт в себе предоставление особого статуса Донбассу.

В то же время французы называют очень гипотетической ситуацию, при которой переселенцы Донбасса смогут принимать участие в ТКГ, однако подчёркивают: всё в руках Украины.

И на всё это наслаивается – как указывает Татьяна Кастуева-Жан – желание Эммануэля Макрона добиться хотя бы какой-то, да победы на международной арене. Ведь пока по важным для Франции направлениям результаты несущественны: иранский кризис, ситуация в Африке, усугубляемая действиями России, неразрешённые вопросы безопасности в самой Европе.

Французские военные во время операции 'Bourgu IV' в регионе африканского Сахеля, ноябрь 2019.
Фото: thedefensepost.com
Французские военные во время операции 'Bourgu IV' в регионе африканского Сахеля, ноябрь 2019.

Решение украинского вопроса помогло бы возвеличить Макрона в глазах французской публики. Тем более что решено играть на поле правых – конкурентки Марин Ле Пен. А здесь все дороги ведут в понятном направлении… 

***

Вместо послесловия хочется сказать многое, но произнесу лишь одно: Киеву необходимо срочно менять всю свою стратегию в отношении Франции. Мы во многом диаметрально противоположно смотрим на вещи. Это означает, что пять лет потеряны.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram