ГоловнаСвіт

Гонконгівські стріли проти китайських віників

Студенты, протестующие в Гонконге, уже вторую неделю проводят протесты без передышки – то есть, каждый день, а не только по выходным (как это было ранее). Их тактика также претерпевает изменения: они применили против наступающей полиции новый вид оружия – луки и стрелы. Протестующие говорят: это в ответ на применение боевых патронов. Вместо мобильных групп – погромы, поджоги, уничтожение городской инфраструктуры, перекрытие дорог и тоннелей, блокирование метро и в целом жизни города в рабочие дни. Чем больше ущерба, тем лучше.

Отчаяние взяло верх над рациональностью и разумом: поскольку молодые люди разрушают свой собственный город, а с ним и демократию. Но эта неделя началась спокойнее минувшей и некоторые даже поспешили предположить, что протест начал выдыхаться. От наступления радикалы все чаще вынуждены переходить к обороне. Это продемонстрировала осада лояльных к ним университетов. Но их борьба не становится от этого менее ожесточенной, скорее, наоборот.

«Если мы сгорим, то вы сгорите вместе с нами» – предупреждают демонстранты.

Фото: EPA/UPG

«Пять требований и ни одним меньше»

Если радикалы летом были незаметными участниками многомиллионных мирных маршей в защиту демократии в Гонконге – выступали против «вмешательства Китая» и «навязанного Пекином» закона об экстрадиции, - то сегодня они расширили требования, которые звучат так: отставка главы регионального правительства Кэрри Лам, международное расследование фактов насилия гонконгской полиции (хотя для этого существует внутренняя процедура), пересмотр классификации протеста как «бунта» (за участие в котором можно получить 10 лет тюрьмы) освобождение заключенных, и, наконец, введение прямых выборов главы специального административного района (коим является Гонконг) и Законодательной ассамблеи Гонконга.

К слову, идея прямых выборов прописана в законах Гонконга, но Пекин обещает введение такой системы в неочерченном будущем. Сейчас же селекция и выборы основных чиновников в Гонконге происходят под надзором центральных властей и с согласия Пекина.

«Пять требований и ни одним меньше», - скандируют демонстранты, отказываясь от диалога и компромиссов. При этом часть из них дополнительно требует ужесточить миграционную политику и закрыть Гонконг для переселенцев из материкового Китая, которых они презрительно называют «саранчой». А некоторые даже выступают за проведение референдvуа о независимости и даже грозят Пекину возвращением под протекторат Великобритании.

Радикалы настаивают: реальная демократия стоит дорого (и это правда), и все гонконгцы должны заплатить за нее прямо сейчас. Но, как оказалось, вот с этим не все согласны. Таким образом, линии раскола общества сегодня уже пролегают не только между традиционными демократическими и пропекинскими политическими силами в Гонконге, но также и между теми гонконгцами, кто приемлет насилие и не приемлет, кто хочет ездить на работу и получать зарплату и теми, кто готов лишить своих соседей этого права. Между молодыми «миллениалами» и теми, кто еще родился в британской колонии, и между членами одной семьи и т.д.

Стороны, как правило, не приемлют мнения противоположной стороны. Сейчас напрочь отсутствует диалог. Последнее вылилось не только в противостояние на улицах, но и в бытовое насилие, стычки между жителями вне мест проведения акций протеста.

Медики госпитализируют студента Гонконгского политехнического университета после стычек с полицией , Гонконг, 20 ноября 2019
Фото: EPA/UPG
Медики госпитализируют студента Гонконгского политехнического университета после стычек с полицией , Гонконг, 20 ноября 2019

Но главное - радикалы, которые представляют разношерстные группировки от ярых националистов до крайне левых, отказываются признавать, что их «сверхдемократические» требования не могут быть программой действий или видением будущего для большей части 7,5-миллионного населения Гонконга. Даже для значительного числа участников весенних и летних акций протеста отмена закона об экстрадиции – уже есть выполнение главного требования. А то, что теперь инициатива на улице перешла в руки представителей маргинальных идеологических течений, для гонконгцев не проявление демократии, а наоборот - угроза для нее.

Демократия под угрозой?

Здесь кроется главный парадокс, на который все чаще теперь обращают внимание. Протест, который по идее имеет целью отстаивание демократических принципов и законов, сам ставит под сомнение демократические принципы и законы, которые практиковались и исполнялись в Гонконге, блокирует функционирование демократических механизмов.

Гонконг имеет уникальные как для Китая свободы, степень демократичности и автономии, но не полную демократию, как у отдельного государства. У него есть свое правительство и парламент, реальная многопартийная система, где нет доминирования коммунистической партии (эта правящая в КНР партия даже не представлена в политической системе административного района), есть своя полиция, своя валюта и даже своя письменность, свой язык и культура. Чего у Гонконга нет, так это своей армии и дипломатической службы.

Китай обязался сохранять эти особенности до 2047 года. Но в реальности с 1997 года происходит постепенная и неизбежная интеграция Гонконга с остальным Китаем при существовании принципов «Одна страна, две системы» (в Китае мирно уживаются социализм и капитализм, доминирование одной партии в Китае и многопартийность в Гонконге и на Тайване) и «Гонконгом управляют гонконгцы».

Barker Road, центральный район Гонконга, 20 февраля 2018
Фото: EPA/UPG
Barker Road, центральный район Гонконга, 20 февраля 2018

Но сформированный еще в 80-х годах прошлого века первый принцип абсолютно не подразумевает, что социалистическая система «большого» Китая будет всегда оставаться неизменной. И вопреки желанию гонконгцев не менять ничего, она как магнит будет все больше притягивать к себе систему Гонконга, интегрируя в общее пространство Китая эту бывшую британскую колонию.

И второй принцип совсем не значит, что если «гонконгцы» окажутся бессильными справиться с системными угрозами для управления Гонконгом, Китай останется в стороне и не поможет им вернуть ситуацию в мирное русло.

Статья 14 Основного закона Гонконга гласит: городские власти могут запросить помощь от гарнизона Народно-освободительной армии Китая (на который, кстати, возложено обеспечение безопасности Гонконга) для поддержания общественного порядка и устранения последствий стихийных бедствий.

Фото: EPA/UPG

Но от этих крайних мер Пекин пока воздерживается. К удивлению многих. И наоборот, председатель КНР Си Цзиньпин подтвердил недавно, что верит в способность местных властей, а значит и в эффективность механизмов и институтов демократической системы Гонконга, справиться с возникшими проблемами.

Сюрпризы от Пекина

Но при этом не исключены «сюрпризы» и со стороны китайских властей. В минувшую субботу на улицы Гонконга вышли бойцы китайской армии, но не с автоматами в руках (как многие ожидали), а с метлами и вениками, чтобы убрать мусор и разобрать баррикады, которые оставили после себя демонстранты. Их никто не приглашал официально (как следовало бы по упомянутому выше закону), но заявлено, что солдаты так сами решили добровольно (можно, конечно, и этому не верить).

Даже наиболее радикально настроенные элементы не смогли воспрепятствовать этой акции, а проще сказать акту мирного «вторжения», зачистки Гонконга от последствий протестов. Пекину же удалось вполне успешно продемонстрировать, что «радикальная демократия», в той форме, в которой её практикуют протестующие, несет хаос и разрушение, а власти хотят навести порядок. Намек тут достаточно очевидный.

И если существующие механизмы демократической системы Гонконга окажутся не эффективными с точки зрения возвращения города к нормальной жизни, для преодоления последствий от нынешнего кризиса, то у Пекина появиться еще больше аргументов, способных убедить гонконгцев в том, что дальнейшее сближение с Китаем будет лучшей гарантией их спокойной жизни.

Алексей КовальАлексей Коваль, журналист-международник, китаевед
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter