ГоловнаСвіт

Переговори Зеленського і Лукашенка. Шаройко повертається?

Первая встреча Александра Лукашенко и Владимира Зеленского, которая должна состояться 4 октября в рамках Форума регионов Беларуси и Украины в Житомире, во многом определит характер двусторонних отношений при новом украинском президенте. Смены стратегических приоритетов, разумеется, не произойдет, но неофициальные договоренности, на которых во многом базировались отношения Киева и Минска при Петре Порошенко, могут быть пересмотрены. Вскоре, как надеются в украинском МИД, в Киев может вернуться удерживаемый в белоруской тюрьме журналист "Украинского радио" - Павел Шаройко.

Павел Шаройко
Фото: Facebook / Дмитрий Семенов
Павел Шаройко

Начиная с 2014 года отношения Украины и Беларуси представляют собой весьма нестабильную и сложную конструкцию. Причина в российско-украинской войне. Беларусь является главным военно-политическим союзником России, что неизбежно приводит к противоречиям в отношениях Минска и Киева. 

Отношения за закрытыми дверьми

Стратегический приоритет Украины однозначен: Беларусь не должна стать плацдармом для путинской агрессии и уж тем более ее участником. Это было приоритетом и для Александра Турчинова, и для Петра Порошенко, и при Владимире Зеленском, вероятно, ничего в этом смысле не изменится. 

Лукашенко в свою очередь все эти пять с половиной лет давал обещания, что «белорусский фронт» открыт не будет. «На танке я в Киев не приеду. Если приеду, то только на тракторе», – не раз повторял белорусский лидер.

За эти «гарантии безопасности» украинскому руководству приходилось закрывать глаза на многое. Беларусь неизменно поддерживает Россию в ООН, голосует против крымских резолюций. Она торгует с аннексированным Крымом и ОРДЛО, лояльно относится к белорусским гражданам, воевавшим на стороне бандформирований. 

Около 300 тысяч украинцев находятся в общей российско-белорусской базе невъездных, из-за чего регулярно вспыхивают скандалы с высылкой из Беларуси украинских деятелей культуры, журналистов и активистов. В Беларуси, наконец, свободно действуют российские спецслужбы, что на примере истории с похищением Павла Гриба заставило МИД Украины назвать поездки на территорию соседней страны небезопасными для украинских граждан. 

Павел Гриб вернулся в Украину в рамках обмена 7 сентября 2019
Фото: Эскендер Ганиев
Павел Гриб вернулся в Украину в рамках обмена 7 сентября 2019

В таких условиях отношения Минска и Киева имели все шансы скатиться в пропасть. Однако стороны этого избежали, а в некоторых аспектах даже достигли прогресса. Товарооборот двух стран, обвалившийся в 2014-2015 годах, потихоньку восстановился, контакты на высшему уровне интенсифицировались. Лидеры Беларуси и Украины публично выражали удовлетворение уровнем двусторонних отношений. 

Политика Порошенко на белорусскому направлении была предельно прагматична. Он понимал: рассчитывать, что Лукашенко внезапно займет проукраинскую позицию и избавится от сильнейшей зависимости от России не приходится. Поэтому следует проявлять терпение и работать с тем, что есть. 

Хрупкий баланс во многом основывался на личных доверительных отношениях Лукашенко и Порошенко, их негласных договоренностях. Главный принцип: ни в коем случае не выносить сор из избы, чтобы этим не воспользовался Кремль. Это привело к тотальной закрытости двусторонних контактов на высшем уровне. Стороны обсуждали проблемы исключительно за закрытыми дверьми, а на публике Лукашенко и Порошенко использовали только приторную риторику о братстве народов. Ярким примером подобного характера отношений стал белорусско-украинский шпионский скандал.

Игры шпионов

Шпионский скандал, который спровоцировал резкое похолодание между Беларусью и Украиной, разразился почти два года назад. 25 октября 2017-го по обвинению в шпионаже был задержан корреспондент «Украинского радио» Павел Шаройко. КГБ объявил, что Шаройко является полковником ГУР Украины и на территории Беларуси он создал разведывательную сеть из 16 человек. Курировал эту работу, по утверждению чекистов, первый секретарь посольства Украины Игорь Скворцов. Скворцов был объявлен в Беларуси персоной нон-грата, в ответ из Киева выслали белорусского дипломата.

Подозреваемый Украиной в шпионаже белорус Юрий Политика
Фото: БалаПАН
Подозреваемый Украиной в шпионаже белорус Юрий Политика

К началу 2018 года стало ясно, что арест Шаройко следует воспринимать в контексте судьбы белоруса Юрия Политики. Он был задержан СБУ на границе с Беларусью 16 июня 2017 года и обвинен в шпионаже «в пользу третьего государства». В феврале 2018 года одновременно начался суд над Шаройко в Минске и над Политикой в Чернигове. Но вот результат был разный: Шаройко быстро осудили на 8 лет колонии, а процесс над белорусом забуксовал на стадии предварительных судебных заседаний. 

26 сентября 2019 года на встрече с украинскими журналистами Лукашенко заявил, что у них с Петром Порошенко существовала договоренность о взаимном помиловании Шаройко и Политики, но украинская сторона якобы не исполнила свою часть договоренностей. 

Конечно, полностью верить словам Лукашенко, который возлагает всю вину за затягивание шпионского скандала на Украину, не следует. Однако очевидно, что судьба Шаройко и Политики обсуждалась на высшем уровне и стороны действительно могли иметь какие-то негласные договоренности. Однако Порошенко за два года вообще ни разу не комментировал шпионский скандал публично. Так что приходится только гадать, какие условия обмена выдвигал официальный Киев на переговорах и что стало камнем преткновения. 

В ходе уже упомянутой встречи с украинскими журналистами Лукашенко заявил, что готов помиловать Шаройко «хоть завтра», но поскольку Киев хочет сначала осудить Политику, то дело затягивается.

Фото: EPA/UPG

«Если видите, что ошиблись, извинитесь. Негромко. Неважно, как. Главное ведь сейчас не кто виноват, а решить проблему. Отпускайте этого парня, если он не виноват, и мы тихо и спокойно решим этот вопрос. Но главное, он будет решен», – отметил он.

Слова Лукашенко насчет того, что украинская сторона должна «негромко извиниться» дает представление о том, как белорусские власти видят обмен Шаройко на Политику. Официальный Минск хочет выйти из шпионского поединка однозначным победителем. Случись обмен, то выглядеть он будет так: белорусы меняют по их утверждениям полковника ГУР, уже осужденного, на камеру признавшегося в шпионской деятельности и попросившего прощения, на безызвестного белорусского гражданина, которого даже в работе на КГБ официально никто не обвинял. Белоруса при этом не осужденного, не признавшего свою вину и заявившего о применении к нему в СБУ пыток.

Владимиру Зеленскому, безусловно, будет гораздо проще поставить точку в этой истории, чем Порошенко. Он не связан ходом предыдущих переговоров с Лукашенко, над ним не довлеет личная ответственность за возможное поражение в «шпионском поединке». Все-таки Шаройко и Политика были арестованы при другом президенте Украины и при другом главе СБУ. А учитывая склонность Зеленского к простым и эффектным решениям вполне можно допустить, что обмен (пусть бы и неравноправный) состоится в самое ближайшее время.

И первый шаг для этого уже сделан: накануне встречи в Житомире стало известно, что суд освободил Политика из-под стражи. В украинском МИД намекнули, что в ближайшее время ждут возвращения Шаройко. 

Миротворец Лукашенко

Однако для Лукашенко шпионский скандал вряд ли стоит в числе приоритетных вопросов во время визита в Житомир.

Отношение официального Минска к российско-украинскому конфликту давно стало главным козырем Лукашенко на мировой арене. Беларусь избавилась от западных санкций и вышла из международной изоляции, в сущности, только благодаря тому, что Лукашенко не поддержал открыто российское вторжение в Украину и предоставил свою территорию для переговоров по урегулированию конфликта на Донбассе. 

Однако роль просто площадки для переговоров Беларусь больше не устраивает. Начиная с осени 2017 года официальный Минск все активней набивается в главные миротворцы. Лукашенко обещал отправить на Донбасс 10 тысяч белорусских солдат, «взять на себя ответственность за обеспечение мира в восточных регионах Украины и контроль на российско-украинской границе». 

Фото: nv.ua

Сценарий, конечно, не слишком реалистичный даже с технической (не говоря уже о политической) точки зрения: у Беларуси есть лишь одна миротворческая рота, а все Вооруженные силы с учетом небоевой компоненты составляют только 46 тысяч человек. 

При Порошенко официальный Киев откровенно игнорировал подобные заявления белорусских властей. Однако Лукашенко миротворческую идею не оставил. Недаром за неделю до житомирского Форума регионов он собрал в Минске представителей украинских СМИ и снова заговорил о готовности отправить белорусских миротворцев на Донбасс. 

Логика понятна: Лукашенко рассчитывает, что при Зеленском его инициатива получит шанс. Тем более, что новый президент Украины сам ранее заявлял о готовности договориться с Россией и ввести на Донбасс миротворцев.

Разумеется, миротворцы для Лукашенко – не самоцель. Главное для него так или иначе увеличить свою роль в конфликте на Донбассе. «Эту проблему (мира на Донбассе, – LB.ua), с моей точки зрения, должны решать мы, три славянских народа», – говорил Лукашенко в октябре 2018 года на первом Форуме регионов в Гомеле. 

В конфликте на Донбассе Лукашенко хочет быть полезен, причем по возможности полезен для всех. Это не просто улучшит его имидж в мире. Здесь есть и абсолютно практический расчет: чем больше Беларусь заметна в международной политике, тем прочнее будут её позиции на интеграционных переговорах с Москвой. Статус успешного посредника и миротворца если не гарантирует Беларуси полную безопасность, то, по крайней мере, может снизить давление со стороны Кремля. А в условиях длительной осады Беларуси, которую в конце минувшего года начал Владимир Путин, любая передышка для Лукашенко будет на вес золота. 

Фото: /geopoliticalfutures.com

Определение рамок 

Впрочем, в вопросе урегулирования конфликта на Донбассе никаких прорывов от встречи ожидать не следует. Одного желания президентов Украины и Беларуси (даже если они достигнут какого-то консенсуса) здесь точно будет недостаточно. 

В ходе встречи в Житомире самым важным будет другое: Зеленский и Лукашенко должны в первую очередь определить правила игры в двусторонних контактах на высшем уровне. И тут у Зеленского ровно два варианта. Первый – это сохранить тактику предыдущего президента. То есть, не быть излишне требовательным к Лукашенко, проявлять сдержанность, а все проблемы решать кулуарно. Второй вариант – сделать белорусско-украинские отношения прозрачными. Иными словами, публично проговаривать взаимные претензии, открыто обсуждать проблемы, а на недружественные шаги реагировать адекватно ситуации.

Последствия подобного подхода могут быть непредсказуемыми. Отметим, что нежелание выносить сор из избы со стороны Петра Порошенко объяснялось в том числе пониманием особенностей характера белорусского лидера. Лукашенко – человек импульсивный, который нервно реагирует на публичную критику и может себе позволить оскорбительные высказывания в адрес оппонентов. 

В таких условиях любые противоречия рискуют превратиться в крупный дипломатический скандал. Что в свою очередь может спровоцировать сближение позиций Москвы и Минска по украинскому вопросу.

Игорь ИльяшИгорь Ильяш, журналист (Беларусь)
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter