ГоловнаСвіт

Битва за інтеграцію: Лукашенко відступає під тиском Путіна

Программа интеграции Беларуси и России, одобренная в сентябре правительствами двух стран, выглядит пока достаточно мягким вариантом реализации договора о Союзном государстве. Однако умеренность формулировок не должна вводить в заблуждение: если программа будет претворена в жизнь, то это станет серьезным шагом на пути к полному поглощению Беларуси.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев и белорусский премьер-министр Сергей Румас встречаются в резиденции Горки под Москвой, 6 сентября 2019.
Фото: EPA/UPG
Премьер-министр России Дмитрий Медведев и белорусский премьер-министр Сергей Румас встречаются в резиденции Горки под Москвой, 6 сентября 2019.

Проект “Программы действий Беларуси и РФ по реализации положений договора о создании Союзного государства” премьер-министр Беларуси Сергей Румас и российский премьер Дмитрий Медведев парафировали 6 сентября. Ранее Румас обещал, что документ после согласования будет обнародован, чтобы снять все опасения общественности. Официально проект интеграционной программы так и не опубликовали, зато его основные тезисы на этой неделе попали в прессу.

Экономический аншлюс

Как сообщает российское издание “Коммерсант” https://www.kommersant.ru/doc/4094365 , документ предусматривает “частичное объединение двух экономических систем с января 2021 года”. Речь идет о единой налоговой системе, едином внешнеторговом режиме и Гражданском кодексе, почти объединенном банковском секторе, общем госрегулировании отраслей экономики и едином регуляторе рынка энергоресурсов. Таможенная политика будет унифицирована вплоть до общей таможенной службы, что автоматически затронет “специальные экономические меры” - то есть вопросы санкций и контрсанкций.

“ Речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе, а в ряде вопросов - аналогичная конфедеративным или даже федеративным государствам”, - отмечает издание.

“ Коммерсант” констатирует: при реализации плана к 2021 году, по сути, произойдет поглощение белорусской экономики Россией на уровне управления.

Именно как угрозу поглощения страны восприняли этот документ многие белорусы. Кандидат в президенты на выборах 2010 года, известный белорусский экономист Ярослав Романчук назвал интеграционную программу “предательством национальный интересов”. По его словам, речь идет о подготовке перевода Беларуси в правовой статус “Татарстана, Башкортостана или Чечни”. “По сути дела, за нашими спинами, втайне от общества белорусские министры подготовили проект де-факто сдачи суверенитета Республики Беларусь”, - считает Романчук. Оппозиционный политик Павел Северинец призвал готовиться к уличным акциям в защиту независимости страны.

Экономист Ярослав Романчук
Фото: tut.by
Экономист Ярослав Романчук

Пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт поспешила заверить, что программа не несет угрозы независимости Беларуси, а слова о “конфедерации” и “федерации” назвала обычными журналистскими штампами. “Это (независимость, - LB.ua) святое! Красные флажки - это суверенитет и независимость каждой из стран. В интеграционных процессах мы идем на те шаги, которые экономически целесообразны. Никаких совместных органов не создается - к этому страны не готовы”, - подчеркнула она в интервью изданию “Наша Ніва”. Эйсмонт также сообщила, что на уровне президентов документ будет подписан в декабре, “если стороны будут к этому готовы”.

Взгляд оптимиста

При анализе основных тезисов интеграционной программы в глаза бросаются два принципиальных момента. Во-первых, на фоне откровенно апокалиптических прогнозов, предвещающих скорый аншлюс Беларуси Россией, нынешняя программа выглядит все же лайт-вариантом интеграции. Там не идет речи о единой Конституции, парламенте, валюте, судах, счетной палате и т.д. Вопросы политической интеграции в документе формально вообще не затрагиваются. То есть наиболее острые пункты договора о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года пока что сознательно вынесены за скобки.

Во-вторых, программа носит декларативный, а следовательно - достаточно расплывчатый характер. Как справедливо замечает “Коммерсант”, положения документа можно трактовать “в какую угодно сторону”. Взять хотя бы пункт о единых принципах “специальных экономических мер”, под которым Москва подразумевает так называемые контрсанкции. Значит ли это, что в Беларуси начиная с 2021 года будут давить тракторами венгерских гусей и польские яблоки? Либо речь идет просто о более жестком контроле за реэкспортом товаров, попавших под запрет в России? Эти и многие другие вопросы должны быть прописаны в конкретных “дорожных картах” (всего таких “карт” будет более 30) и межправительственных соглашениях, которые также передадут на утверждение президентам. В конечном итоге интеграционная программа предусматривает согласование такого огромного массива документов, который даже при желании к 2021 году принять будет непросто. А уж тем более, если у одной из сторон такого желания нет.

Фото: Natalia Fedosenko/TASS

Сознательным крючкотворством вокруг судьбы той или иной формулировки можно надолго затянуть интеграцию с Москвой и выиграть тем самым время. В том, что Беларусь умеет это делать сомневаться не приходится. Договор о создании Союзного государства Лукашенко подписал еще в прошлом веке: он обеспечил тем самым себе долгосрочную экономическую и политическую поддержку России, но с реализацией договора не спешил - большинство пунктов этого документа так и остались на бумаге. Наверняка, схожий трюк Лукашенко планирует провернуть и теперь.

Ультиматум Кремля

Однако тут есть одно “но”: сейчас Москва четко дала понять Лукашенко, что платить за пустые обещания она больше не будет.

Напомним, в декабре 2018 года был озвучен так называемый ультиматум Кремля: либо тотальная интеграция в порядке реализации договора о создании Союзного государства, либо отказ от субсидирования экономики Беларуси. https://ukr.lb.ua/world/2018/12/17/415102_pogodzhuytesya_abo_zabiraytesya_putin.html Время для ультиматума было выбрано не случайно: с января 2019 года Россия начала реализовывать “налоговый маневр” в нефтяной сфере, который должен привести к колоссальным финансовым потерям для бюджета Беларуси. В правительстве считают, что ущерб от “налогового маневра” в период с 2019 по 2024 год может составить от 8 до 12 млрд. долларов. Причем потери будут расти лавинообразно и своего пика достигнут в 2023-2024 гг. В ответ на ультиматум Кремля Лукашенко выдвинул классическую формулу: утром деньги - вечером стулья (интеграция). Дескать, после снижения цены на энергоресурсы до внутрироссийской и полной компенсации за “налоговый маневр” Беларусь готова заняться строительством Союзного государства. Кремль в свою очередь отстаивает обратный порядок действий и от своего ультиматума до сих пор ничуть не отступил.

Фото: kremlin.ru

Отступить вынужден Лукашенко. Принятие новой интеграционной программы станет однозначной успехом Путина, тем более, что в вопросах цены на газ и компенсации за “налоговый маневр” Минск так ничего и не добился. Характерно, что 16 сентября, принимая с докладом председателя Государственного таможенного комитета Юрия Сенько, Лукашенко фактически призвал искать внутренние ресурсы для компенсации “налогового маневра”. “Не будем же мы постоянно на коленях ползать перед своим старшим братом и вымаливать какие-то крохи. Мы должны сами строить здесь политику со всеми вытекающими последствиями. Это мы с президентом России не единожды обсуждали. Думаю, в ближайшее время нам, утверждая программу совместных действий, придется вернуться к этому вопросу”, - отметил он.

Лукашенко, по сути, признал: сегодня в белорусско-российских отношениях повестку дня диктует Путин. Россия хотела вернуться к реализации договора о Союзном государстве и она этого добилась: новая интеграционная программа уже согласована. Это - серьезный козырь в руках Кремля. А взамен Лукашенко пока не получил ничего.

Если исключить откровенную фантастику (вроде внезапного разрыва договора о Союзном государстве и поворота Лукашенко на Запад), то в ближайшей перспективе существует два варианта развития событий. Лукашенко, конечно, может попытаться затянуть реализацию интеграционной программы на неопределенный срок. Но тогда он не получит российских субсидий. Соответственно ситуация в белорусской экономике ухудшится, позиции официального Минска на переговорах ослабнут, а Москва еще решительней станет давить на Лукашенко. Это - первый вариант. Второй вариант: подписание и послушная реализация интеграционной программы, что неизбежно приведет к потере значительной части суверенитета Беларуси. Причем суверенитета не только экономического, но и политического, ведь, к примеру, полная унификация таможенной политики автоматически втянет Беларусь в санкционную войну с Западом и Украиной.

В любом случае, оба варианта увеличивают риск поглощения Беларуси Россией. Оба варианта полностью вписываются в алармистские прогнозы журналистов, согласно которым Путин планирует решить “белорусский вопрос” к 2024 году.

Игорь ИльяшИгорь Ильяш, журналист (Беларусь)
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter