ГоловнаСвіт

Прем'єр без краватки

Четыре года назад, после сенсационной победы леворадикальной партии СИРИЗА на парламентских выборах в Греции, лидер этой партии и новый греческий премьер Алексис Ципрас был одним из главных героев моих публикаций. Ципрас оказался чуть ли не первым несистемным политиком, который возглавил правительство европейской страны. Его нежелание одевать галстук стало символом этой несистемности – новый украинский президент Владимир Зеленский, сам того не осознавая, на Западе воспринимается лишь как подражатель обаятельного греческого премьера. Подражатель еще и потому, что Зеленский все же довольно быстро стал надевать галстук в моменты, которые он сам считает ответственными. А Ципрас как галстук не носил, так и не носит.

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас выступает перед парламентской группой Сириза, Афины, 22 июня 2018.
Фото: EPA/UPG
Премьер-министр Греции Алексис Ципрас выступает перед парламентской группой Сириза, Афины, 22 июня 2018.

Но дело не в галстуке. Дело в том, что во главе правительства страны – члена Европейского Союза оказался бывший коммунист, весьма позитивно настроенный по отношению к России и обещающий обнищавшим грекам то, чего они хотели больше всего – не отдавать долги Евросоюзу, выйти из еврозоны, вернуть драхму, словом – улучшить жизнь среднестатистического грека уже сегодня. Возникла реальная опасность дестабилизации и самой Греции, и Евросоюза, и еврозоны. Не говоря уже о возможности блокирования санкций против России, на которую могло пойти левацкое правительство.

Спустя всего несколько недель после выборов оказалось, что эта опасность вовсе не была преувеличена. Что ближайшие соратники Ципраса обсуждали с представителями президентского Российского института стратегических исследований (РИСИ) – одного из важнейших центров дестабилизации Запада и постсоветского пространства – реальный план выхода Греции из еврозоны. Главным мотором этого плана был, впрочем, не Ципрас, а его министр финансов Янис Варуфакис, который стал проводить успешную деятельность по полной дестабилизации Греции, блокируя любой разумный компромисс с европейцами.

Но когда дело дошло до принятия окончательного решения, российский план обанкротился. Сейчас трудно сказать, что помогло спасти Грецию и Европу – нежелание или неспособность Москвы выделить действительно большие суммы для поддержания несущейся в пропасть греческой экономики или понимание Ципрасом всех последствий своего решения. Тем не менее, факт остаётся фактом. Вместо того, чтобы Грецию уничтожить, Ципрас ее спас. Спас, несмотря на то, что был вооружен итогами референдума, который позволял ему отказаться от договоренностей с ЕС. Спас, несмотря на то, что ради этого ему пришлось рискнуть расколом с промосковской частью соратников, что уже через несколько месяцев после сенсационной победы на выборах заставило проводить новое голосование.

Алексис Ципрас во предвыборного митинга партии *Сириза* на центральной площади Синтагма в Афинах, Греция, 5 июля 2019.
Фото: EPA/UPG
Алексис Ципрас во предвыборного митинга партии *Сириза* на центральной площади Синтагма в Афинах, Греция, 5 июля 2019.

Но после этих внеочередных выборов мы получили нового Ципраса – куда более вменяемого, чем популист-победитель прошедшего перед этим голосования. Ципраса, который был готов сотрудничать с Европейским Союзом, проводить непопулярные реформы, добиваться принятия многих решений, на которые традиционные политики, правившие Грецией до него, просто не могли решиться. И это принесло свои плоды: греческая экономика стала выходить из пике, уменьшилась безработица, стали появляться новые возможности. Кульминацией трезвого отношения Ципраса к окружающему миру стало решение многолетнего спора об имени соседней страны. После того, как бывшая югославская республика Македония стала именоваться Северной Македонией, Афины перестали бойкотировать интеграцию соседей в НАТО и ЕС, что, конечно, станет важным фактором стабильности на западных Балканах и вернёт самой Греции роль самого важного регионального игрока.

Но всего этого мудрый греческий народ, конечно же, стерпеть не мог. И на выборах 2019 года проголосовал за те самые традиционные политические силы, которых четыре года назад обвиняли – и вполне обосновано – в доведении Греции до экономического и социального краха, за партию «Новая демократия». Причём что интересно, в 2014 году одним из главных мотивов национального недовольства была клановость, семейственность этой партии (как, впрочем, и семейственность вытесненной Ципрасом из большой политики партии ПАСОК, некогда главного левого антагониста «Новой демократии»).

Но в «Новой демократии» решили ничего не менять, резонно рассудив, что после нескольких лет экономических реформ греки проголосуют за кого угодно, только чтобы стабильность. И не ошиблись. Новым премьер-министром Греции станет Кириакос Мицотакис, сын бывшего премьер-министра Греции Константиноса Мицотакиса и младший брат бывшего министра иностранных дел Греции Доры Бакоянни. Семья Мицотакисов выиграла борьбу за лидерство в «Новой демократии» у семьи бывшего премьер-министра Греции Константиноса Караманлиса, чей племянник Костас был предпоследним премьер-министром Греции от «Новой демократии». Так что привычная послевоенная модель управления Грецией воссоздана, но не совсем.

Лидер партии «Новая демократия» Кириакос Мицотакис обращается к сторонникам во время предвыборного митинга в Афинах, 4 июля 2019.
Фото: EPA/UPG
Лидер партии «Новая демократия» Кириакос Мицотакис обращается к сторонникам во время предвыборного митинга в Афинах, 4 июля 2019.

«Новая демократия» будет править Грецией только благодаря особенностям ее избирательной системы, в которой победителю выборов предоставляются 50 дополнительных депутатских мандатов. Но с точки зрения подлинных итогов голосования за правые партии, прошедшие в парламент, в Греции проголосовало 43 процента избирателей, а за левых – 46 процентов. Так что левый потенциал греческого общества никуда не делся – и теперь он будет проявляться в привычных забастовках, демонстрациях и акциях протеста, которые при правлении правых всегда выглядят куда более ожесточёнными, чем при правлении левых. И окажется, что Мицотакису будет куда труднее провести непопулярные реформы, чем Ципрасу, что обернётся новыми проблемами для греческой экономики. Так что не исключено, что уже через недолгое время придётся проводить новые досрочные выборы, обвинять «Новую Демократию» в защите интересов местных олигархов-судовладельцев и возвращать СИРИЗу.

В этом заколдованном круге просматривается только один выход: везение. Грекам просто откровенно повезло, что Ципрас оказался не тем, за кого себя выдавал, что он политик, а не клоун. Грекам повезло, что Ципрас обманул их ожидания. Если бы он оказался человеком, за которого он себя выдавал, Греция сегодня была бы на самом дне политической и экономической пропасти.

Удастся ли новому украинскому президенту так же беспардонно обмануть ожидания мудрого украинского народа, покажет время. Но только такой циничный и беспардонный обман, направленный на проведение жёстких, непопулярных и нередко антисоциальных реформ, является настоящим ключом к спасению страны.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter