ГоловнаСвіт

Сценарій №2. Що робити, якщо президентом України стане Володимир Зеленський

Одна из проблем демократии в том, что пользуясь ее механизмами к власти могут прийти случайные люди. В том числе, на должность главы государства. Но лучше демократии лучше пока ничего не придумано.

Фото: EPA/UPG

Владимир Зеленский, набравший 30% после первого тура выборов президента, перед туром вторым все еще остается «темной лошадкой» для украинцев и иностранных партнеров.

Публичное общение со СМИ, где могут прозвучать острые вопросы – строго регламентировано. Взамен его команда заполняет информационное поле смонтированными видеоверсиями встреч с избранными медиа или постановочными видеороликами.

Программу кандидата в президенты разъясняют преимущественно члены его штаба, а не сам Зеленский, так что понять настоящие намерения кандидата пока тяжело.

Иностранные политики и дипломаты, которые общались с Зеленским лично, непублично говорят о его некомпетентости и неготовности к посту президента.

Таким образом, сейчас возник риск прихода на высшую должность в Украине случайного человека – без политического опыта, с неясными планами и неустановленными членами команды. В таких условиях естественно растет тревога за будущее Украины, которая уже пятый год оборонятся от России.

Как потенциальный президент поведет себя по отношению к оккупированным территориям – Крыму и ОРДЛО? Какие у Зеленского обязательства и отношения с олигархами и беглыми чиновниками времен Януковича? Будут ли продолжены начатые реформы? Сохранится ли темп закрепленного в Конституции курса в ЕС и НАТО, а также какой настоящий смысл в референдуме по этим вопросам? Эти и многие другие вопросы остаются без надлежащего понимания.

В странах с сильными государственным институтами предохранителем от необдуманных действий первого лица государства выступают другие ветви власти - например, сильный парламент. Так произошло в США, где Конгресс «гасит» инициативы победившего бизнесмена Дональда Трампу по сближению США с Россией, отмене медицинской реформы, строительству стены с Мексикой и т.п.

Фото: EPA/UPG

Учитывая большие риски с приходом Зеленского на должность президента в украинском политикуме возобновились разговоры о необходимости проведения конституционной реформы – обесценить кресло президента, сделав центром принятия решений парламент, а фактическим главой государствапремьер-министра. Для этого у президента надо отобрать ряд полномочий – например, назначать главу МИД, Минобороны, СБУ и Генпрокурора, оставив ему только сугубо церемониальные полномочия.

Вероятность такого сценария высока и он может быть запущен после второго тура президентских выборов – в случае поражения действующего президента. Ранее идею «Народного фронта» об ограничении полномочий президента Петр Порошенко не поддерживал, а сейчас данные изменения для него – шанс продолжить политическую борьбу, но уже за премьерское кресло. Вероятно, что такой сценарий поддержат и другие ключевые игроки в парламенте – прежде всего, Юлия Тимошенко.

В случае переформатирования эффективность управляемости государством снизится, возникнет необходимость бОльшего количества согласований и переговоров, договоренностей и «договорняков». Но и создается более устойчивая система балансов и противовесов, появляется предохранитель от волюнтаристских решений одного лица, которое (в силу своего мировозрения, подготовки или заинтересованности) может единолично принимать вредные для страны решения. Главную скрипку в этом случае будут играть политические партии.

Подобные примеры переформатирования политических систем даже на постсоветском пространстве – не новость. Тут можно вспомнить Грузию и Молдову. И если в Молдове между президентом и парламентом продолжается настоящая война – в пользу депутатов, то в Грузии с недавних пор пошли еще дальше: следующего президента будут избирать не на всенародном голосовании, а в парламенте.

Предлагаем посмотреть на эти примеры подробнее.

Грузия – борьба с наследием Саакашвили

Здесь президентские полномочия в новейшей истории ограничивали дважды. Сначала Михаил Саакашвили под конец своего второго срока поменял Конституцию (в 2010 году), сократив полномочия президента и перераспределив их между парламентом и правительством. Согласно обновленной Конституции, президент Грузии сохранял за собой звание главы государства, остался высшим политическим должностным лицом – но без исполнительных функций.

Причиной таких изменений было намерение Саакашвили остаться у власти, пересев в кресло премьера после истечения своего второго президентского срока. Однако он проиграл парламентские выборы и, опасаясь оппозиции, даже не дожидаясь окончания президентского срока улетел сначала в Брюссель, а затем перебрался в США. 

Бывший президент Грузии Михеил Саакашвили выступает в поддержку Григола Вашадзе во время видеообращения на митинге в Тбилиси, 02 декабря 2018.
Фото: EPA/UPG
Бывший президент Грузии Михеил Саакашвили выступает в поддержку Григола Вашадзе во время видеообращения на митинге в Тбилиси, 02 декабря 2018.

Второй раз полномочия президента Грузии были пересмотрены уже в 2018 году. Саакашвили пропал с политической карты Грузии, страной руководили его оппоненты из партии «Грузинская мечта», подконтрольной олигарху Бидзине Иванишвили.

Изменения касались большей части статей и фактически завершили переход к парламентской модели правления. Так, по новой конституции выборы 2018 года стали последними прямыми выборами президента Грузии – с 2024 года президент страны будет избираться уже не в ходе всеобщего голосования, а избирательной коллегией из 300 представителей.

Грузинский президент по-прежнему может миловать осужденных, предоставлять гражданство Грузии и представлять страну на международной арене, но все шаги при этом должны быть согласованы с правительством. Президент уполномочен назначать местные, парламентские и досрочные выборы. Согласно новой конституции он, однако, лишается права "просить обсуждения вопроса на заседании правительства и принимать участие в этом обсуждении". Также с него снимается обязанность "обеспечивать функционирование государственных органов в рамках конституционных полномочий". Негусто.

Молдова – война президента и парламента

С 1996 года президента Молдовы избирал парламент страны. Но в 2016 году состоялись первые за десять лет прямые выборы: первый тур 30 октября, а второй 13 ноября. В результате проевропейскую коалицию и ее кандидатов победил пророссийский популист Игорь Додон, который обещал разорвать Ассоциацию с ЕС и завести Молдову в Таможенный союз; не допустить вступления Молдовы в НАТО и даже выгнать из страны ее Офис; сохранить верность молдавской церкви Московскому патриархату.

При этом Молдова уже давно страна парламентско-президентская, у президента полномочий мало – все ключевые решения принимает парламент, который и формирует правительство. Ключевое влияние на парламент – у местного олигарха, лидера «Демократической партии» Молдовы Владимира Плахотнюка.

Итак, президент большинство полномочий осуществляет, так или иначе, согласовывая свою деятельность с другими ветвями власти. Главу Нацбанка, Счетной палаты, нацкомиссии по финансовому рынку (НКФР) назначает парламент по представлению спикера.

ЦИК состоит из 9 членов, 8 из которых назначает парламент, а одного президент. Председателя ЦИК избирают большинством голосов членов ЦИК.

Президент «представляет страну на международной арене, является гарантом суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности страны, Главнокомандующим вооруженными силами». При этом армия в мирное время подчиняется министру обороны, который является и командующим армии, и руководит ею с помощью Генштаба. Президент может объявлять частичную или всеобщую мобилизацию, но только с согласия парламента. Командование же всеми вооруженными силами президент принимает только в случае военной агрессии.

Фото: EPA/UPG

Еще президент может отправить любой закон на доработку в парламент, отказавшись его подписывать. Но если за документ повторно проголосуют в парламенте и вновь направят главе государства, президент должен будет его подписать, даже если в документе не изменилась ни одна запятая. Все международные договора, которые заключает президент, должен ратифицировать парламент.

В общем, самостоятельных полномочий у главы государства не слишком много. Например, он может самостоятельно присвоить гражданство или лишить его, наградить (в том числе и почетным званием), присвоить дипломатический ранг. Даже послов президент аккредитует и назначает по предложению правительства.

Мало того, проевропейская коалиция в парламенте использовала паузу в 40 дней между выборами (13 ноября) и инаугурацией (23 декабря) для того, чтобы еще больше ограничить и так скромные полномочия пророссийского главы Молдовы Игоря Додона.

Например, за этот период Додон оказался без своего генпрокурора. По закону прокуратура независима от законодательной, исполнительной и судебной властей, любой политической партии или общественно-политической организации, а также каких-либо иных учреждений, организаций или лиц. Вмешательство в деятельность прокуратуры запрещается. А генпрокурора выбирает аналог украинского Высшего совета юстиции, раз в год он отчитывается перед парламентом. Указ о его назначении подписывает президент.

Но 8 декабря 2016 года действующий на то время президент Николай Тимофтэ подписал указ о назначении генеральным прокурором Эдуарда Харунжена – сразу на 7 лет (дольше срока полномочий президента). И хотя Додон сразу же заявил, что не признает законность назначения нового генерального прокурора президентом, а его сторонники обратились в Конституционный суд с требованием проверить законность президентского указа о данном кадровом назначении, суд решил, что президентское назначение состоялось законно.

А уже 9 декабря 2016 года Парламент принял отдельный закон №270 «О внесении изменений и дополнений к некоторым законодательным актам», который лишил президента Додона контроля еще над рядом структур. 

Так, главная спецслужба страны – Служба информации и безопасности (СИБ) из-под президентской опеки перешла под парламентский контроль. Соответствующим законом директора СИБ будет назначать парламент сроком на пять лет.

Также Служба государственной охраны перешла в подчинение правительству.

А решения об участии военного контингента Молдовы в международных операциях принимается теперь не президентом, а постановлением парламента по предложению правительства.

Владимир Путин и Игорь Додон встречались в Сочи, 10 октября 2017.
Фото: EPA/UPG
Владимир Путин и Игорь Додон встречались в Сочи, 10 октября 2017.

Таким образом, после внедренных изменений пророссийский Додон сейчас связан по рукам-ногам и не может развернуть Молдову в сторону России как бы того не хотел. А если парламенту нужна подпись президента, но он отказывается, то начал применятся такой прием как временное лишение полномочий президента.

Первый раз Конституционный суд Молдовы сделал это, когда президент Додон отказался назначать министром обороны Евгения Стурзу. Тогда КС временно прекратил полномочия Додона и разрешил спикеру молдавского парламента Андриану Канду назначить министра. А после этого назначения президенту Додону вернули его полномочия.

Затем КС Молдовы предпринял такой же шаг, когда Додон отказался подписать закон о запрете трансляции российских информационных, аналитических и политических программ на территории Молдовы (закон «о борьбе с иностранной пропагандой»), а также назначить шесть новых министров взамен отставленных.

На этот раз спикер парламента Канду одним махом и закон подписал за президента, и всех шестерых министров (МИДа, Минэкономики, Минздрава, Минюста, Минсельхоза и Министерства труда и соцзащиты), назначению которых противился Додон, привел к присяге в резиденции главы государства. Вступила в должность и новый вице-премьер по реинтеграции.

Такое противостоящие между парламентом и президентом Молдовы превратило действующего главу государства в обычную декорацию.

Игорь СоловейИгорь Соловей, Руководитель отдела "МИР", LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter