ГоловнаСвіт

Венесуела: велике ошуканство Petro

Созданная в Венесуэле криптовалюта Petro может войти в мировую историю как одно из самых грандиозных надувательств властью как собственного населения, так и мирового сообщества. Хотя, впрочем, «мировое сообщество» на созданный Николасом Мадуро финансовый фантом «не повелось». А вот пенсионерам этой латиноамериканской страны, как оказалось, деться было просто некуда.

Фото: EPA/UPG

Как заставить поверить в то, чего нет

Казалось бы, по теме криптовалюты Petro мировые СМИ «оттоптались» еще в первой половине уходящего года. Но этот декабрь принес новую череду новостей. Власти Венесуэлы вновь решили доказать себе и всему миру, что криптовалюта Petro на самом деле существует – а значит, ее следует использовать.

Все началось с того, что 7 декабря пенсионеры Венесуэлы получили сразу два SMS-сообщения. Первая сообщала, что на их счет поступила очередная пенсия в боливарах. Вторая – что эти деньги сразу были переведены в национальную криптовалюту Petro. Проблема (для пенсионеров) заключается в том, что Petro не принимает к оплате ни один магазин страны. Более того – никто в мире. А конвертировать Petro обратно в боливары настолько сложно, что для рядового пенсионера – практически нереально.

То, что произошло с получателями пенсий в Боливии, – попытка правительства Венесуэлы принудить граждан к использованию национальной криптовалюты Petro. Чтобы понимать, какой эффект это произвело на общество, люди старшего поколения могут вспомнить «павловскую реформу» последних лет СССР.

Хотя это уже не первая попытка властей Венесуэлы искусственно нарастить объем обращения токенов Petro. Ранее граждан обязали платить за получение заграничных паспортов только в Petro. А местные банки начали отображать в Petro состояние счетов пользователей.

Фото: EPA/UPG

Также в начале декабря Николас Мадуро приказал поднять курс Petro к суверенному боливару более чем в два раза. А раньше, в августе, в Венесуэле привязали к Petro цены и зарплаты.

Тут стоит немного пояснить для тех, кто не слишком пристально следит за приключениями экономики Венесуэлы: там действуют одновременно две валюты – «боливар» и «суверенный боливар». Инфляция в стране за время правления сначала Уго Чавеса, затем – Николаса Мадуро, составила миллионы процентов. Поэтому в 2018-м власти дополнительно к боливару (которого требовался уже чемодан купюр, чтобы купить булку хлеба) ввели новую под названием суверенный боливар.

Пенсия с этого момента составляла вместо прежних сотен миллиардов боливаров – 1800 суверенных боливаров. Вот только получали ее люди недолго – началась описанная в самом начале история с Petro. Известно, что теперь президент Венесуэлы планирует дать правительственным учреждениям указание платить сотрудникам зарплату в Petro.

Далее последовали настойчивые попытки правительства Венесуалы заставить своих зарубежных партнеров принимать Petro. 14 декабря на саммите в Гаване Николас Мадуро предложил использовать криптовалюту Petro для расчетов в ходе торговли в рамках Боливарианского альянса народов Америки (АЛБА), объединяющего 10 стран Латинской Америки. «Нам необходимо объединение для освобождения в экономическом плане, чтобы вместе идти по пути к совместному развитию. Предлагаю АЛБА сделать криптовалюту Petro центром своих усилий в сфере монетарной политики для экономического освобождения», – заявил он в столице Кубы.

 Президент Венесуэлы Николас Мадуро выступает на пресс-конференции, посвященной выходу криптовалюты Petro на международный рынок, Каракас, 1 октября 2018.
Фото: EPA/UPG
Президент Венесуэлы Николас Мадуро выступает на пресс-конференции, посвященной выходу криптовалюты Petro на международный рынок, Каракас, 1 октября 2018.

Затем президент Венесуэлы объявил, что его страна уже со следующего года начнет поставки нефти за Рetro. Впрочем, такие попытки уже предпринимались в уходящем году – например, нефть за Petro Венесуэла пыталась продавать Индии. Но индийцы не согласились, не подействовало даже предложение Каракаса о 30%-й скидке. Теперь же министр нефтяной промышленности Венесуэлы Мануэль Кеведо заявил, что планирует в 2019-м представить Petro членам ОПЕК как «главную цифровую валюту, обеспеченную нефтью».

Еще раньше, в ходе государственного визита в Москву, Николас Мадуро предложил российским властям вести расчеты по нефтяным закупкам в Petro. Днем позднее замминистра финансов РФ Сергей Сторчак подтвердил, что представители Центробанка и федеральной налоговой службы ознакомились на встречах в венесуэльской криптовалютой, но ее использование в торговле между двумя странами пока не планируется.

А вот Мадуро, наоборот, уверен, что расчеты в национальной цифровой валюте Венесуэлы Petro со странами-партнерами будут постепенно внедряться в процессы международной торговли по специально разработанному графику. По словам президента Венесуэлы, Россия одной из первых получила предложение использовать в расчетах Petro.

Занимательная история Petro

Идея создать свою государственную криптовалюту, якобы обеспеченную нефтью, а далее – провести в стране денежную реформу, привязав национальную валюту к криптовалюте, родилась у руководства Венесуэлы на пике криптовалютного бума в конце 2017 года.

Рынок в Каракасе, Венесуэла, 18 августа 2018
Фото: EPA/UPG
Рынок в Каракасе, Венесуэла, 18 августа 2018

Проблема, правда, в том, что само существование криптовалюты Petro вызывает сомнения. Более того, строго говоря, Petro – не криптовалюта, а токен. Действительно, криптовалюта, изначально не имеющая центра управления и не подлежащая контролю, по своей сути не может быть государственной. Любая криптовалюта имеет собственный блокчейн, но Petro – это токен, то есть цифровой актив, созданный централизованно на основе чужого блокчейна. В случае Petro – на блокчейне Ethereum, то есть на открытой и бесплатной платформе. Квалифицированному программисту для запуска собственного токена на Ethereum, аналогичного Petro, достаточно нескольких часов работы.

Но под то, что очень просто делается технически, надо было подвести достойную экономическую базу. А это непросто для страны, попавшей в инфляционную ловушку. И вот в декабре 2017-го, объявляя о создании национальной криптовалюты El Petro, Мадуро объявил, что правительство выделяет 5 млрд баррелей нефти для обеспечения криптовалюты. «За каждый El Petro – баррель нефти», – заявил президент Венесуэлы. Нефти в стране и в самом деле предостаточно, а по словам президента, El Petro обеспечена сертифицированным нефтяным месторождением Ayacucho 1.

5 января 2018-го Мадуро уточнил: Венесуэла выпустит 100 млн токенов Petro на сумму, эквивалентную $6 млрд. Тогда же был сформирован правительственный консультативный комитет по делам криптовалюты. И вот 20 февраля 2018-го, наконец, началась официальная продажа Petro за другие валюты. Минимальная сумма покупки составляла 50 евро (или их эквивалент) на электронный кошелек или 1000 евро – на банковские депозиты.

Рынок, правда, вопринял новинку без энтузиазма. Цена токена моментально упала с первоначальных $60 до $16.70. Тем не менее, месяц спустя правительство сообщило, что якобы смогло привлечь $3,3 млрд от международных инвесторов.

Фото: EPA/UPG

Тем временем боливар продолжал быстро падать. Уже летом на венесуэльском черном рынке за один доллар давали примерно 3.5 млн боливаров. Казалось бы, при чем тут Petro? В тот момент замысел Николаса Мадуро еще не был понятен. Но в конце июля Николас Мадуро заявил, что страна нуждается в «экономической революции», и ее обеспечит новая валюта – суверенный боливар, который будет привязан к криптовалюте Petro (по курсу 1 Petro = 3600 суверенных боливаров). Новая валюта была выпущена в обращение 20 августа. Bolívar Soberano напечатали в банкнотах номиналом 2, 5, 10, 20, 50, 100, 200 и 500. Старые боливары менялись на новые по курсу 100 000:1.

Стало понятно: экономисты из окружения Николаса Мадуро пытаются убить сразу несколько «зайцев»: и создать регулируемый государством инструмент для расчета с зарубежными контрагентами (Petro), и для нормализации финансов внутри страны (Bolívar Soberano).

Разоблачение

То, как подавали происходящее власти Венесуэлы, выглядело слишком хорошо, чтобы быть правдой. Действительно, слишком многое не сходилось. Ни на одной криптобирже в мире Petro не торгуется, также ее не принимает к оплате ни одна компания, торгующая за криптовалюту, не принимают Petro и розничные продавцы. Рядовые венесуэльцы, давно «забившие» на боливар, в расчетах между собой используют Биткойн и другие криптовалюты – но не Petro. Судя по блокчейну Petro, с венесуэльской криптовалютой вообще производится очень мало сделок – это видно по очень малому числу и объему транзакций.

Начало складываться мнение, что Petro – это лишь грандиозное надувательство властей Венесуэлы. В сентябре к тому же выводу пришли журналисты Reuters, которые провели собственное расследование. Во-первых, они не смогли найти никого, кто бы реально использовал венесуэльскую криптовалюту.

Уличная торговля в Каракасе, Венесуэла
Фото: EPA/UPG
Уличная торговля в Каракасе, Венесуэла

Во-вторых, все очень туманно с техническим воплощением Petro. Чиновники заявляли про более чем $3 млрд, собранных к 20 марта, но министр кабинета, участвовавший в этом проекте, сообщил Reuters, что на тот момент криптовалюту все еще разрабатывали, так что использовать просто не могли. А Главное управление цифровых активов (Superintendence of Cryptoassets) – госструктура, поставленная во главе всего проекта Petro – еще осенью не имело ни физического офиса, ни веб-сайта.

Ну и в-третьих, очень сомнительным оказалось «нефтяное обеспечение» El Petro. По заявлению правительства, в регионе Атапирире имеется запасов нефти на $5.3 млрд. Но при этом умалчивается, что там нет ни инфраструктуры, ни инструментов и средств для освоения этих ресурсов. Журналисты Reuters выяснили, что упоминаемое президентом месторождение Ayacucho 1 никем не разрабатывается, а добыча нефти в том регионе даже не планируется.

«В деревне Атапирире, которая стоит прямо на месторождении нефти, есть ветхая школа, ухабистые дороги, частые отключения электроэнергии и постоянное недоедание. И ничего более, – пишет Reuters. – По словам экс-министра нефтяной промышленности Венесуэлы Рафаэля Рамиреса, чтобы начать добычу нефти на Ayacucho 1, необходимы инвестиции в размере $20 млрд. Таких денег у страны просто нет».

Получается, главная составляющая «криптовалюты» Petro – это обещания Николаса Мадуро и его правительства когда-нибудь разработать месторождение Ayacucho 1. Но в стране бесконечный кризис, а месторождение нефти – это не актив под контролем независимых международных держателей. Новая власть запросто может аннулировать «нефтяное обеспечение» Petro. Более того, она наверняка это сделает.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter