ГоловнаСвіт

Путінські бойовики в Білорусі: залягти на дно під наглядом КДБ

Истории белорусских наемников из ЧВК “Вагнера” свидетельствуют о том, что спецслужбы Александра Лукашенко продолжают смотреть сквозь пальцы на присутствие на территории Беларуси пророссийских боевиков, ранее воевавших на Донбассе. Объясняется это как нежеланием злить Москву, так и тем, что белорусские власти просто не считают боевиков реальной угрозой национальной безопасности.

Руководитель аппарата СБУ Игорь Гуськов во время пресс-конференции
Фото: пресс-служба СБУ
Руководитель аппарата СБУ Игорь Гуськов во время пресс-конференции

В конце июля СБУ презентовала доклад, посвященный наёмникам ЧВК “Вагнера”. Среди прочего заявлялось: Службе безопасности Украины удалось идентифицировать 11 белорусских вагнеровцев. Имена 6 из них были озвучены сразу, чуть позже прессе сообщили имена остальных 5 бойцов (двое из них, правда, погибли на Донбассе еще в 2014-2015 гг).

Руководитель аппарата главы СБУ Игорь Гуськов сразу подчеркнул: вся информация о белорусских гражданах - наёмниках “Вагнера” и бойцах незаконных вооруженных формирований на Донбассе - была передана белорусским спецслужбам. “Есть информация, что власти Беларуси принимают соответствующие меры, но конкретных данных на этот счет нет”, - добавил он.

Фото: Служба безопасности Украины

В действительности, если спецслужбы Беларуси и предприняли какие-то шаги на основании информации СБУ, то эффект от них был равен нулю. Как вскоре выяснили журналисты, как минимум 6 из 9 живых вагнеровцев, уже будучи связанными с путинской ЧВК, засветились на территории Беларуси без каких-либо последствий для себя: они либо приезжали домой повидать родных, либо и вовсе здесь жили. Например, белорус-вагнеровец Александр Ступницкий продолжительное время проживал в Орше вместе со своей супругой, уроженкой Донецка, и покинул Беларусь только после того, как о его связях с “Вагнером” публично объявило СБУ. В конце июля Ступницкие отправились в Крым, а затем, предположительно, перебрались на территорию подконтрольную “ДНР”.

Александр Ступницкий с женой
Фото: VK
Александр Ступницкий с женой

В сентябре в Беларуси засветился и российский неонацист Алексей Мильчаков - печально известный своими зверствами на Донбассе в 2014-2015 гг., а впоследствии замеченный СМИ на сирийской базе ЧВК “Вагнера”. ГПУ объявила боевика в розыск еще осенью 2016 года, его обвиняют в терроризме, ведении агрессивной войны и покушении на территориальную целостность Украины. Однако Мильчаков не боится, что белорусские спецслужбы выдадут его украинским властям: он открыто демонстрирует в соцсетях фото с отдыха в Беларуси. По слухам, пару лет назад неонацист купил себе в Витебской области дачу.

В целом, на данный момент нет никаких сведений о каких-либо попытках белорусских правоохранительных органов привлечь наёмников “Вагнера” к уголовной ответственности.

Политическая недоговоренность

И дело тут не в медленной реакции спецслужб: наверняка КГБ получил от СБУ данные по вагнеравцами задолго до того, как эти сведения попали в СМИ. Возможно также, что Киев потому-то и решил предать огласке имена наемников, так как видел: белорусская сторона ничего не сделала для их поимки.

Проблема бездействия белорусских спецслужб в контексте преследования пророссийских боевиков всплывает в публичном пространстве не в первый раз. В 2016 году в негосударственных СМИ появилась серия интервью с вернувшимися на родину белорусскими бойцами “ЛДНР”, в которых те подробно рассказывали о том, как воевали на Донбассе и какое жалование за это получали, показывали журналистам военные билеты и фотографии с войны. Хотя каждое из этих интервью было де-факто явкой с повинной никто из этих боевиков не был привлечен к уголовной ответственности - КГБ откровенно игнорировал циркулирующую в прессе информацию. Стало ясно: речь идет не об отдельных недоработках, а о системной политике правоохранительных органов Беларуси.

Фото: nn.by

Из политических соображений украинские власти всегда крайне деликатно подходили к вопросу участия белорусов в конфликте на Донбассе. Официальный Киев не раз публично предъявлял претензии Белграду насчет присувствия боевиков из Сербии в рядах пророссийских НВФ и бездействия сербских правоохранителей. Причем порой заявления эти были достаточно жестко сформулированы. А вот аналогичную проблему в отношении боевиков из Беларуси украинское руководство фактически ни разу публично не поднимало. И это при том, что белорусское присутствие на Донбассе на протяжении 2014-2018 гг. было никак не меньше сербского.

Объясняется подобное публичное молчание просто: разумеется, отношения с Беларусью для Украины куда важнее, чем отношения с Сербией. Ключевое правило этих отношений: не выносить сор из избы, чтобы противоречиями Минска и Киева не воспользовался Кремль. Но столь же очевидно, что Петр Порошенко поднимал вопрос о судьбе боевиков в ходе переговоров с Александром Лукашенко в апреле и июле прошлого года. А Лукашенко, в свою очередь, обещал украинскому президенту решить эту проблему. Как следствие, начиная с осени 2017 года белорусские суды впервые за все время конфликта на Донбассе вынесли ряд приговоров бойцам “ЛДНР” - двое были отправлены на “химию”, еще двое получили по 2 года лишения свободы.

Аресты прошли примерно в одно и то же время, что не оставляло сомнений в запланированности акции. Однако развития данный сюжет не получил. Лукашенко, судя по всему, объявил украинскому руководству о добросовестном выполнении своих обязательств и более о преследовании боевиков “ЛДНР” в Беларуси не ничего сообщалось.

Сколько белорусов прошло через Донбасс

Официальная риторика белорусских властей, осуждающая любое участие белорусов в зарубежных вооруженных конфликтах, остается неизменной с 2014 года. Так, на конференции по борьбе с терроризмом 9 октября глава МИД Владимир Макей заявил, что участие белорусов в войнах на территории иностранных государств представляет угрозу национальной безопасности. Однако реальная ситуация заставляет усомниться в искренности оценок белорусского руководства.

“В прошлом году возбуждено пять уголовных дел по статье, касающейся участия на территории иностранного государства в вооруженном конфликте, военных действиях, вербовки либо подготовки лиц к такому участию. Осуждено 4 человека, 12 лицам вынесены официальные предупреждения”, - сообщил, в частности, Макей.

Владимир Макей
Фото: lugansk1.info
Владимир Макей

Оставим за скобками такую необычную форму правового реагирования как “официальное предупреждение” и сосредоточимся на количестве осужденных и уголовных дел - 4 и 5 соответственно. Это - откровенно ничтожные цифры в сравнении с масштабами участия белорусов в военном конфликте на востоке Украины.

Согласно самым умеренным оценкам, которые приводят в своем расследовании журналисты телеканала “Белсат”, с 2014 по 2018 год через боевые действия на Донбассе прошло около тысячи граждан Республики Беларусь. При этом соотношение по сторонам конфликта 1 к 3: то есть, на каждого белоруса, воевавшего на стороне Украины, приходится три белоруса в рядах пророссийских формирований. Таким образом, через различные НВФ на Донбассе прошло примерно 700-800 белорусских граждан. Белорусы оказались третьей национальной группой среди участников войны на Донбассе - разумеется, после украинцев и россиян.

Правоохранительные органы Беларуси подтверждают формулу 3:1, но абсолютными цифрами стараются не апеллировать. Однако косвенно их заявления подтверждают выводы журналистов. Так, в марте 2018 года начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Николай Карпенков заявил, что МВД только в наемничестве подозревает 734 жителя Беларуси. Учитывая, что кроме статьи “наемничество” существует еще и статья “участие в военных действиях на территории иностранного государства” (именно по ней осудили четырех боевиков), общее количество участников конфликта на Донбассе должно быть существенно выше.

Скорее всего, большинство бойцов “Новороссии” сейчас не в Беларуси. Каким бы не было реальное отношение белорусских правоохранителей к боевикам, многочисленные обещания Лукашенко жестко карать всех, кто возвращается с Донбасса, произвели на сторонников “русского мира” определенное впечатление - многие посчитали, что лучше перестраховаться и пока что не показываться на родине. Однако вернулись домой явно не четыре человека - только в открытых источниках можно найти данные о нескольких десятках бойцов, приехавших в Беларусь.

Фото: Сильные Новости

Почему Лукашенко не объявил охоту на “героев Новороссии”

Было бы ошибкой думать, что белорусские спецслужбы пустили ситуацию с боевиками “ЛДНР” на самотек. Разумеется, КГБ тщательно мониторит всю информацию об участии белорусов в конфликте на востоке Украины. Обычной практикой являются профилактические беседы с вернувшимися с войны бойцами “русского мира” и обыски, в ходе которых ищут привезенное с Донбасса оружие и наркотики. По слухам, ФСБ напрямую передает белорусским чекистам данные о всех гражданах Беларуси, пересекающим неконтролируемый Киевом участок границы на востоке страны - так что недостатка в информации у спецслужб Лукашенко нет. Однако нет и отмашки на тотальную зачистку.

Очевидно, что речь здесь идет о политическом решении. Весь вопрос в том, какова мотивация этого решения.

По мнению ряда аналитиков, немаловажным является фактор Кремля: Лукашенко не хочет дать восточному соседу повод обвинить белорусское руководство в “русофобии”. Подобное объяснение не лишено смысла, однако его нельзя считать исчерпывающим. С одной стороны, Путина вряд ли всерьез беспокоит судьба иностранных боевиков, которые для него являются обычным пушечным мясом. С другой стороны, Лукашенко не раз демонстрировал, что при желании он готов идти на весьма жесткие шаги даже в отношении своего союзника. В 2013-м по его личному приказу в Минске арестовали гендиректора “Уралкалия” Владислава Баумгертнера - фигуру куда более значимую чем какой-нибудь безвестный сторонник “русского мира” в белорусской глубинке.

Фото: EPA/UPG

Поэтому главная причина все же в другом: Лукашенко и его силовики не видят в бойцах “ЛДНР” реальной угрозы. Даже если эти боевики не являются сторонниками действующей власти, они в любом случае часть того ментального дискурса, на котором построен политический режим Лукашенко - с его антизападничеством, антидемократичностью и тоской по советскому прошлому. Они скорее будут сражаться против условного белорусского Майдана, чем против власти Лукашенко. Этим боевики “ЛДНР” принципиально отличаются от тех белорусов, что воевали на стороне Украины. Недаром в программной статье, опубликованной 10 февраля 2016 года в газете администрации президента “Советская Белоруссия”, подчеркивалась, что именно участники АТО представляют особую угрозу национальной безопасности, так как проповедуют “насильственную форму свержения государственной власти” и “открыто противопоставляют себя правоохранительной системе”.

С учетом этого сдержанное отношение КГБ к участникам военных действий в рядах пророссийских НВФ становится вполне понятным. Их берут на контроль, но преимущественно не трогают, так как просто не видят в них угрозу существующей политической системе. Что касается белорусских ЧВКшников, то тут ситуация еще проще. Бойцы “Вагнера” - это не добровольные сторонники “русского мира”, решившие взяться за оружием под воздействием российской пропаганды. Это - бойцы секретного подразделения Главного управления Генерального штаба Вооруженных сил РФ. С учетом тесных взаимосвязей силовиков двух стран, представить возможность их ареста на территории Беларуси крайне сложно. Разве что по личному указанию Лукашенко, рассчитывать на которое сейчас нет никаких оснований.

Игорь Ильяш Игорь Ильяш , журналист (Беларусь)
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter