ГоловнаСвіт

Вибори в Італії. Інкубатор популізму

Сегодня Италия проснулась сразу с несколькими историческими результатами в политике. Увы, все они рискуют стать головной болью для самой Италии, а также для ЕС и Украины.

«Пять звезд»: теперь все будут говорить с нами!

Результаты парламентских выборов в Италии не так уж далеко отстоят от прогнозируемых. Но все «подвижки» от ожиданий стали своего рода рекордами. Так, впервые на Старом континенте популисты набрали так много голосов: у движения «Пять звезд», созданного в 2009 году комиком Беппе Грилло – более 30% голосов. Лидеры движения не скрывают своей радости: «Теперь все (другие партии) – должны будут говорить с нами», - радуется Алессандро ди Баттиста. Такая реализация советского лозунга «кто был никем, тот станет всем...».

Алессандро ди Баттиста из *5 Звезд* во время пресс-конференции в Риме, Италия, 05 марта 2018.
Фото: EPA/UPG
Алессандро ди Баттиста из *5 Звезд* во время пресс-конференции в Риме, Италия, 05 марта 2018.

Правда, этих «исторических» голосов «пятизвездочным» все равно не хватит для формирования собственного правительства. Теперь перед лидером «Пяти звезд» стоит непростой выбор. Вступить в коалицию с правыми или левыми – значит, обмануть ожидания своих избирателей. Движение «Пять звезд» позиционирует себя, как несистемное и внекоалиционное. В тоже время не объединиться ни с кем - значило бы упустить исторический шанс: такого рекордного результата может больше не случиться.

Не менее триумфальные возгласы раздаются в стане правой «Лиги Севера» - нынешние 18% это тоже рекорд. Собственно, это в четыре раза больше, чем было в 2013 году. К тому же, впервые в истории «Лига» смогла обойти коллег по правоцентристской коалиции – берлускониевскую «Вперед, Италия!». По опросам выходило, что «Вперед, Италия!» должна была набрать 16-18%. Однако пришлось удовольствоваться 14%.

Постфактум политологи это объясняют тем, что Берлускони все-таки уже 81 год, у него судимость за налоговые преступления, и он не смог, в отличие от всех предыдущих избирательных кампаний, найти «будоражащую тему» перед выборами. В общем, похоже на то, что многие его избиратели перебрались к «Лиге» и «Пяти звездам». Как бы там ни было, именно правоцентристская коалиция в сумме набрала цифру, наиболее близкую к требуемым для формирования правительства сорока процентам.

Фото: EPA/UPG

Демпартия: антирекорд

Эти выборы явили миру еще один рекорд: провал Демпартии. Этой политической силе прочили по меньшей мере 20-21%, однако она умудрилась провалиться ниже психологической отметки в 20%. Это наихудший результат со времени создания этой политсилы. Левоцентристы уже заявили, что результаты заставляют их задуматься и провести «разбор полетов», а пока что они станут оппозицией. Такой же, если не худший, провал – и у их коллег по коалиции: «Свободные и равные» не сумели набрать даже половины от 7%, «обещанных» им опросами. А проевропейская сила Эммы Бонино все же не смогла преодолеть трехпроцентный барьер.

Общий результат выборов, однако, отвечает прогнозам: ни у одной силы или коалиции нет достаточного количества голосов для самостоятельного формирования правительства. Так что теперь многое зависит от президента Италии Серджо Маттареллы и того, как будут договариваться победители. Вернее, выигравшие. Так как, глядя на результаты, трудно не согласиться с «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг»: «на итальянских выборах много выигравших, но нет победителя».

Пасьянс и урны

Теперь, естественно, все внимание Италии и мира сосредоточено на том, как будет тасоваться пасьянс, вышедший из избирательный урн. Популисты все же пойдут на договоренности? И что конкретно будут делать они, обещавшие выйти из зоны евро, из НАТО и признать Крым частью России? В самом ли деле они этим всем займутся?

Политологи утверждают, что вряд ли: их «революционная» риторика уже несколько поутихла перед выборами. В частности, снизилась антиевропейская риторика. Но не пророссийская.

Маттео Сальвини во время его пресс-конференции в штаб-квартире партии в Милане, Италия, 05 марта 2018.
Фото: EPA/UPG
Маттео Сальвини во время его пресс-конференции в штаб-квартире партии в Милане, Италия, 05 марта 2018.

А может, реализуется другой сценарий? Берлускониевской коалиции удастся «раздобыть» недостающие кресла и сформировать-таки свое правительство? Правда, тут тоже возникает некий вызов. Берлускони не может сам стать премьером, но захочет ли он посадить в это кресло лидера «Лиги» Маттео Сальвини?

Не исключено также, что договориться ни у кого не получится, и Италия таки вернется к урнам ближе к концу года.

А пока что ЕС смотрит на Италию с тревогой: Апеннины рискуют привнести дополнительную нестабильность в и без того отягощенную вызовами Европу. Как отмечают аналитики немецкого издания «Хандельсблатт», для экономики итальянские результаты тоже, мягко говоря, не максимум: «Италия входит как раз в тот сценарий, которого больше всего боялись рынки».

В любом случае, наблюдать за Апеннинами в ближайшие недели будет интересно. Как отмечает политический журналист из «Ла Стампы» Якопо Якоб o ни: «Италия стала эдаким экспериментом, у которого одно ядро: пропаганда, пропаганда, пропаганда. Италия - инкубатор для популизма, и весь мир будет наблюдать за ней».

Несомненно и другое - хозяин Кремля может пить шампанское: у Италии нет большинства, а у него в Италии – есть. Другое дело, что оно, это большинство, сумеет сделать.

Ирина КащейИрина Кащей, журналист-международник, фрилансер
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter