ГоловнаСвіт

Як вплинуть нові санкції Вашингтона на відносини США і Росії

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что отношения между Россией и США находятся на самом низком уровне за все время и продолжают ухудшаться. Поэтому перед властями стоит задача стабилизировать связи между двумя странами. В частности, относительно санкций он "не хотел бы предпринимать шаги, которые закрыли бы каналы общения с Москвой".

При том Конгресс уверенно двигается к введению нового, расширенного пакета санкций против России за ее причастность к кибератакам на американские выборы, за оккупацию украинского Крыма и поддержку правительства Сирии в шестилетней гражданской войне. 

Как воспринимают такую двузначность американских властей в Кремле?

Фото: EPA/UPG

Российские эксперты и социологи отмечают резкое усиление антизападной, а отдельно – антиамериканской риторики в российском истеблишменте. 

В частности, как отмечает журналист Денис Ермаков, подобный накал наблюдается впервые после победы Дональда Трампа на выборах в США. В своей статье российский обозреватель перечисляет лишь некоторые высказывания чиновников и прессы, демонстрирующие стилистику новой «холодной войны» в том же, если не большем масштабе, в каком она наблюдалась в самом начале русско-украинского конфликта.

По его словам, недавно высшие российские чиновники в один голос заговорили, что Запад стремится дестабилизировать ситуацию в России и повлиять на исход президентских выборов в 2018 году. На специальных слушаниях в Совете Федерации 7 июня об этом рассказывали и спикер верхней палаты Валентина Матвиенко, и генпрокурор Юрий Чайка, и глава Службы внешней разведки (СВР) Сергей Нарышкин.

«Русофобский курс Запада в настоящий момент фактически институализирован, и его инициаторы и проводники занимают ведущие посты в органах государственной власти, международных организациях, в СМИ и в различных неправительственных организациях», – сообщил сенаторам Сергей Нарышкин. При этом, по его словам, « реализуемый Западом сценарий предполагает лишение России самостоятельности в международных делах и получение неограниченного доступа к нашим природным ресурсам».

«США хотят усилить санкции в отношении нашего энергетического сектора», – предупредил он. 

Ранее в интервью "The Financial Times" глава «Роснефти» Игорь Сечин тоже заявил, что антироссийские санкции введены с целью влияния на общественно-экономическую ситуацию в России, «чтобы она ухудшилась, и это сказалось на выборах».

Игорь Сечин
Фото: gazeta.ru
Игорь Сечин

Глава СВР РФ рассказал также, что США «развернули работу по созданию так называемого гибридного трибунала по военным преступлениям» России в Сирии. Он уверен, что контрагенты хотят дестабилизировать социально-экономическую обстановку и «подорвать авторитет властных институтов в стране, чтобы в конечном итоге ввергнуть Россию в хаос». 

По мнению Валентины Матвиенко, сейчас «наши недоброжелатели вынуждены усиливать акцент на внешнем давлении на Россию». 

«Нет никаких сомнений, что во время, которое остается до президентских выборов в России в марте будущего года, мы будем сталкиваться с очень активными и последовательными попытками США и их союзников по НАТО на ход этой избирательной кампании повлиять», – заявил глава международного комитета Совфеда Константин Косачев.

При этом некоторые российские и даже украинские политологи воспринимают усиление антиамериканской риторики как сигнал, что Путину «не удалось договориться с Трампом», или же как свидетельство, что последний не выполняет условий возможной ранее заключенной сделки. Однако, если мы примем во внимание происходящее и в России, и в самых США, то можно прийти к выводу, что такие заключения преждевременны.

Во-первых, как справедливо заключают и Денис Ермаков, и глава «Левада-центра» Лев Гудков, антизападная риторика используется российской властью в первую очередь для «внутреннего потребления».

«Кремль реанимирует негативную повестку, чтобы окончательно додавить своих политических оппонентов, мобилизовать лояльный электорат, а заодно попытаться еще раз прорвать внешнеполитическую изоляцию на «западном фронте», – отмечает автор статьи.

Во-вторых, при всей ее агрессивности, новая антиамериканская риторика российской пропаганды отличается от прежней, «довыборной». В частности, ранее российские чиновники и СМИ предпочитали обвинять во всех грехах не только безликие США, но и лично Барака Обаму или Хиллари Клинтон. Теперь же российская пропаганда, за исключением некоторых наиболее одиозных ее представителей, не смеет лично обвинять в российских бедах Дональда Трампа. И российские «журналисты», и чиновники, включая высший уровень, предпочитают говорить о некоем безликом «Западе» как о каком-то полумифическом, но удивительно консолидированном монстре. В той же тональности они говорят и о США – как о некоем едином «мировом правительстве», строящем козни России вне зависимости от позиции лично Дональда Трампа.

Фото: EPA/UPG

При этом парадоксально, что российская антиамериканская риторика не только не ведет к конфликту с действующим американским президентом, но в каком-то смысле даже импонирует ему. Путин дает понять, что борется не с Трампом, а с американской системой, которая на самом деле представляет собой не рисуемый пропагандой «коллективный разум», а эффективный механизм сдержек, противовесов, ценностей, институтов, и что самое главное – верховенства закона. Но проблема заключается в том, что Трамп с первых же дней своего избрания борется с тем же самым, что и Путин, только называет это другим термином – «Глубинное государство», или «Deep State». Фактически, то, что протрамповские пропагандисты обозначают под этим термином, и есть американская система институтов и норм.

В самом деле, даже если отложить все недоказанные пока версии о конкретных формах отношений администрации Трампа с Россией, и обратить внимание лишь на факты, можно вспомнить, как еще до вступления в должность Трамп ежедневно унижал американскую разведку и отрицал уже не подлежавшие сомнению факты о вмешательстве России в американские выборы, открыто защищая Путина вопреки интересам собственной страны. С тех пор, как справедливо заметил историк Юрий Фельштинский, Трамп так и не сказал ни одного плохого слова о Путине.

Более того, 9 мая Трамп уволил директора ФБР Джеймса Коми, а на сразу последовавшей за этим встрече с главой российского МИДа Сергеем Лавровым сообщил, что сделал это из-за «большого давления» в части расследования его связей с Россией, которое ему теперь «удалось убрать». При этом сам он хвастливо отчитался россиянам, что не находится под следствием. На этой же встрече Трамп раскрыл Лаврову секретную информацию, о чем сообщали множество американских СМИ .

Затем, на прошедших недавно слушаниях в американском Сенате Джеймс Коми подтвердил, что Трамп пытался вмешаться в расследование, требовал лояльности к себе и просил прекратить разбирательство в отношении его бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна. Отказ республиканцев реагировать на эти факты многие американские СМИ уже определили как преобладание партийных интересов над интересами страны.

Дональд Трамп и глава ФБР Джеймс Коми
Фото: EPA/UPG
Дональд Трамп и глава ФБР Джеймс Коми

При этом практически все члены команда Трампа, включая его личных адвокатов и членов семьи, так или иначе связаны с Россией: либо в части обслуживания интересов отдельных российских структур, либо в вопросах бизнеса и каких-то еще весьма подозрительных переговорах. Некоторые из них даже подозреваются в отмывании денег российской мафии. К слову, не свободен от этих связей и предложенный Трампом кандидат на должность нового главы ФБР Кристофер Урэй – его юридическая фирма в свое время представляла интересы «Роснефти» и «Газпрома».

В части внешней политики Трамп также последовательно портит отношения с ключевыми союзниками США по НАТО, в первую очередь с Германией, Францией и Великобританией - то есть делает именно то, что на руку Путину. Похоже, в Кремле уже понимают, что основной проблемой для амбиций российского диктатора стал не Трамп, а именно американская система. Точнее, та ее часть, которая пытается противостоять политике новой администрации Белого дома.

При этом Кремль, рисуя картину враждебного Запада и «зловещих США», словно специально избегает конкретного наполнения этих терминов, оставляя своим «заокеанским партнерам» простор для фантазии, которым те не преминули воспользоваться. Так, сразу после слушаний в Сенате местные поклонники Трампа начали распространять ничем не подтвержденные клеветнические анонимки про «братьев Коми, работающих на фонд Клинтон» и другие конспирологические теории.

К слову, постоянная эксплуатация конспирологических мифов с использованием образов Обамы и Клинтона, и обвинение в связях с ними всех людей, свидетельствующих против Трампа, тоже полностью укладывается в русло российской пропаганды. Независимо от того, какие ошибки или даже сознательные проступки совершали демократы во время своего правления, ни Обама, ни Клинтон не оказывают никакого давления на текущую политическую обстановку в США, и уж тем более на работу контрразведки.

Фото: EPA/UPG

Этот прием создания виртуального врага с целью отвлечения внимания от реальных проблем и преступлений действующих властей и от конкретного расследования, а также переключение повестки с актуального настоящего на неактуальное прошлое также полностью заимствован из российской пропаганды – с той только разницей, что в России роль такого врага выполняет «ненавистный Запад», а в Америке – «невидимый, но всемогущий Обама».

Таким образом, российский правитель с его усиливающийся антиамериканской риторикой и действующий американский президент, по сути, борются против одного и того же врага – некого «коллективного Запада», которым на проверку оказываются демократические принципы, независимая пресса и американская правоохранительная система. И конца этому конфликту еще не видно.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter