ГоловнаСвіт

Придністров'я: що вибере Молдова - врегулювання чи реінтеграцію?

В Молдове активизировались разговоры о будущем страны в контексте приднестровской проблемы. Способствуют этому новые лидеры этих двух регионов, которые пришли к власти после выборов и в Молдове, и в Приднестровье, а также сложившиеся геополитические обстоятельства. При чем, в обществе сегодня конкурируют две взаимоисключающие концепции завершения конфликта на Днестре. В Тирасполе, впрочем, не согласны ни на одну из них. Но и Тирасполь никто не спрашивает.

Фото: EPA/UPG

Проект «ПМР» на пути к закрытию

В экспертном сообществе Молдовы сейчас появилось уверенность, что закрытие проекта «Приднестровская Молдавская Республика» стало неизбежным.

Во-первых, потому что Москва не рассчитала свои силы и, попав под санкции, вынуждена сворачивать второстепенные направления. Непризнанный анклав, не имеющий с Россией общей границы, постоянно требующий дотаций и помощи, и, к тому же, то и дело ведущий собственную игру, вопреки воле Москвы - очевидный кандидат на сокращение.

Во-вторых, Запад сегодня тоже более чем когда-либо готов поддержать любые проекты по удалению России и российских войск из региона.

И в-третьих, Украина после 2014 года существенно пересмотрела отношение к «ПМР» и готова серьёзно помочь Молдове в борьбе с сепаратизмом. Планируемое введение совместного контроля на приднестровском участке украино-молдавской границы - яркий пример такой готовности Киева.

Что касается самого Приднестровья, то власти «ПМР» предсказуемо отвергают любые варианты возврата в Молдову. Чтобы понять причины их упорства, следует уточнить некоторые понятия, вспомнив о том, что Приднестровье и «ПМР» - совершенно разные вещи. Приднестровье это конституционная территория Молдовы. «ПМР» - незаконный режим, захвативший и контролирующий эту территорию.

Президент самопровозглашенной ПМР Вадим Красносельский
Фото: president.gospmr.ru
Президент самопровозглашенной ПМР Вадим Красносельский

Так вот, в настоящее время Приднестровье для «ПМР» - высокодоходный бизнес-проект. Администрация «ПМР» предоставляет захваченное ей Приднестровье в качестве территории, пригодной развертывания на ней различных видов нелегального бизнеса - за долю в доходах от этого бизнеса. И хочет сохранять за собой эту возможность максимально долго.

При этом, экономические трудности, которые якобы испытывает Приднестровье, затрагивают исключительно его население, фактически захваченное структурами «ПМР» в заложники. Само же "непризнанное Приднестровье" - это успешный и высокодоходный криминальный анклав. Инвесторы и владельцы незаконных бизнес-проектов, реализуемых в нём, разбросаны по всему миру. Они коррумпировали и превратили в своих лоббистов множество чиновников из различных стран и структур. Всё это, вместе взятое, обеспечивает администрации «ПМР» поддержку, в том числе и на международном уровне.

Переговоры в формате «5+2»: ничего не дали и не дадут

Представители «ПМР» ничего не хотят менять в сложившейся ситуации, а остальные участники вместо того, чтобы констатировать эту деструктивную позицию и выйти из ставшего бесполезным формата имитируют бурную деятельность. Они пытаются решать третьестепенные вопросы, отставив в сторон принципиальные. Естественно, ни о чем договориться они не смогут. В том числе и по третьестепенным вопросам. Как показывает опыт последних лет, все достигнутые в рамках формата 5+2 договоренности время от времени рушатся и стороны возвращаются к исходной точке. И так по кругу - снова и снова.

Можно ли сдвинуть переговоры с мертвой точки? Можно. Нужно всего лишь изменить ситуацию вокруг "ПМР". Например, так, чтобы удержание захваченного Приднестровья перестало приносить администрации «ПМР» доходы и стало приносить одни только неприятности.

Или, напротив, предложить администрации «ПМР» нечто более выгодное чем её сегодняшнее положение. Только тогда у «ПМР» и появятся мотивы для реального участия в переговорном процессе.

Кстати, ориентировочная оценка доходов, принесенных криминальным бизнесом, развернутым в Приднестровье в 2016 году колеблется от 2 до 4 миллиардов долларов. Столь большой разброс возник оттого что официальных отчетов о криминальных предприятиях, естественно, не существует. Но даже если речь идет о $2 млрд. - то и это тоже значительная сумма, от которой просто так, по доброй воле, никто не откажется.

Вопрос, таким образом, упирается в мотивацию. И вот тут у авторов планов и возникают существенные расхождения.

Фото: EPA/UPG

Два плана, две истории, два подхода

При таких исходных условиях в Молдове возникли два плана завершения конфликта, конкурирующих друг с другом. Первый – план урегулирования, продвигаемый президентом Игорем Додоном. Второй – план реинтеграции, разработанный Институтом Эффективной политики (ИЭП).

Одной из сил, которая ведет сегодня борьбу за контроль над Молдовой, является Россия. Она хочет "уйти, чтобы остаться" - вернуть Приднестровье Молдове и слить ей главарей «ПМР» - но взамен получить возможность диктовать Кишиневу его внешнеполитический курс. Эти намерения нашли отражения в плане, продвигаемом пророссийским президентом Игорем Додоном.

Хотя по озвученной версии этот план был разработан некими "экспертами Партии Социалистов", где председательствует Додон, реальное происхождение документа становится очевидным при сопоставлении с российским "планом Козака" 2003 года. План предлагает урегулировать конфликт путем федерализации Молдовы – то есть, путем принятия в государственную систему Молдовы сложившихся в Приднестровье структур. Это примерно то же, что Россия пытается провернуть на Донбассе. Или, обращаясь к художественным образам, как если бы Глебу Жиглову предложили не отлавливать банду "Чёрная кошка", а вступить с её руководством в переговоры с целью включения банды в структуру Отдела по борьбе с бандитизмом.

Что касается последствий реализации такого плана, то он неизбежно приведет к установлению полного контроля России над Молдовой. Причин тому будет, как минимум, две.

Игорь Додон во время визита в Москву
Фото: EPA/UPG
Игорь Додон во время визита в Москву

Во-первых, две автономии - Приднестровье и существующая уже Гагаузия, которые де-факто полностью контролируются Россией, получат возможность блокировать любой внешнеполитический шаг Кишинёва.

А, во-вторых, как и в плане Козака, в плане ПСРМ есть пункт о демилитаризации Молдовы и о полном роспуске молдавской армии. Так что даже в том случае, если попытка выйти из-под российского влияния всё-таки будет предпринята и не окажется заблокированной законными средствами, лишенная армии Молдова станет легкой жертвой парамилитарных формирований, действующих "именем народа". Такие формирования могут быть легко созданы в пророссийских автономиях.

Эта схема хорошо известна в последние годы и применялась с разным успехом в Крыму, на Донбассе и в Черногории. Однако во всех случаях "вежливым человечкам" можно было противопоставить вооруженную силу. Российские кураторы Игоря Додона хотят сыграть на опережение - и лишить Молдову такой возможности.

Кроме того, интеграция криминальных, по своей сути, приднестровских структур в Молдову вызовет криминализацию всей Молдовы в целом - до приднестровского уровня. А коррупция и криминал всегда тяготеют к "русскому миру" как к исключительно благоприятной для них среде обитания.

План Института Эффективной политики первоначально возник на основе серии докладов и статей о ситуации в Приднестровье - часть из них доступна на сайте института, часть - на сайте www.ava.md.

Этот план предполагает полное отрицание даже намека на легитимность всех сепаратистских структур "ПМР", пусть даже и частичную. Приднестровье в рамках этого плана рассматривается как захваченная территория Молдовы, превращенная «ПМР» в криминальный анклав, который неизбежно разлагает любые граничащие с ним территории - особенно тогда, когда границы контролируются слабо, а с анклавом идет экономическая деятельность. А поскольку срастание с криминалом пронизало за четверть века всё приднестровское общество, в нём закономерно царят произвол и отсутствуют любые гражданские права и свободы.

Библиотека в Камянке, *ПМР*
Фото: Алина Смутко
Библиотека в Камянке, *ПМР*

Как следствие, никакие "выборы" и "референдумы", проведенные там, не могут приниматься во внимание - это лишь симуляция, прикрывающая фактический захват в заложники всего населения региона, не вовлеченного в криминальные схемы. Референдум о дальнейшей судьбе Приднестровья, разумеется, возможен и даже желателен, в качестве прививки от рецидивов сепаратизма. Но он может быть организован только властями Молдовы, только для граждан Молдовы и только после восстановления в Приднестровье всех полномочий конституционных властей Молдовы.

План ИЭП принципиально не использует термин "урегулирование" и говорит исключительно о "реинтеграции". Речь идет о реинтеграции в Молдову жителей региона, в том числе и большинства из тех, кто сегодня работает в незаконных структурах, но не совершил при этом серьёзных преступлений. И - это самое важное - проявит лояльность и готовность сотрудничать с Молдовой уже на раннем этапе реализации плана. То есть, план ИЭП предполагает работу непосредственно с жителями региона, через голову незаконных сепаратистских структур.

Для такой работы предполагается создание специальной структуры на базе нынешнего Бюро Реинтеграции, но значительно расширенного и переосмысленного, с широкими полномочиями и ресурсами для их реализации. Всем функционерам «ПМР» должно быть предложено, не ставя об этом известность администрацию региона, пройти регистрацию в этой структуре и подписать Меморандум о поддержке территориальной целостности Молдовы и о готовности к сотрудничеству с молдавскими властями - а в дальнейшем сотрудничать с ними. Те, кто пройдут эту процедуру и будут добросовестны и старательны в ходе такого сотрудничества, могут рассчитывать на «прощение грехов». Но никаких индульгенций «просто так» не предполагается в принципе.

Ряд структур «ПМР» предлагается запретить специальным законом - и упоминаться только вместе с фразой «организация, запрещенная в Молдове». Например: "МГБ ПМР" (запрещенная в Молдове). Членство в этих организациях должно уже само по себе быть основанием для привлечения к уголовной ответственности. С момента принятия закона сотрудникам таких организаций предлагается дать срок для выхода из них и регистрации в Молдове. В сочетании с добросовестным сотрудничеством с молдавскими органами следствия это освободит их от уголовной ответственности за членство в запрещенной организации. Именно так, сочетая давление с вознаграждением за лояльность, предполагается разложить и демонтировать структуры "ПМР".

Фото: puerrtto.livejournal.com

Что касается жителей Приднестровья, не вовлеченных в деятельность этих структур, то, согласно плану ИЭП, они должны рассматриваться как мирное население оккупированной территории, которую надо освободить от оккупантов. После возврата Приднестровья в Молдову все желающие должны получить помощь в добровольной эмиграции - а оставшиеся обязаны уважать законы Молдовы. Ну, а непризнанная «ПМР» должна быть предана забвению.

Очевидно, что никакой промежуточный или компромиссный план - между планом Додона и планом ИЭП, невозможен. Хотя бы потому, что эти планы - совершенно о разном.План Додона предлагает урегулирование конфликта вокруг Приднестровья, а план ИЭП - реинтеграцию Приднестровья в Молдову.

Урегулирование - это формальное разрешение конфликта путем достижения компромисса с криминальным режимом «ПМР».

Реинтеграция - это возвращение Приднестровья, законной территории Молдовы, и живущих в нём людей в поле молдавских и международных правовых норм. А также очистка сознания приднестровцев от многолетней пропаганды, разрушение выстроенной в «ПМР» системы криминального обогащения и включение освобожденной территории в легальную молдавскую экономику Молдовы. Более того, без полного демонтажа структур «ПМР» невозможна и реинтеграция. А возможно только «урегулирование».

Сергей ИльченкоСергей Ильченко, Украинский и молдавский публицист и политолог
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter