ГоловнаСвіт

Фейкові "українські терористи" як інструмент Кремля в "гібридній" війні

Маскируя собственную противозаконную деятельность, осуждаемую международным законодательством, Россия целенаправленно вбрасывает в мировое информационное поле дезинформацию о "террористической деятельности Украины". 

Фото: стопкадр видео

Поимка разнообразных «террористов и диверсантов» - любимая фишка российской пропаганды. Особо «урожайным» выдался этот конец лета-осень. При чем, если раньше террористами «назначали» преимущественно крымских татар, то теперь хватать начали и украинцев.

22 ноября ФСБ задержала в Севастополе бывшего военнослужащего штаба Черноморского флота капитана второго ранга запаса Леонида Пархоменко, которого обвинили в работе на Главное управление разведки Министерства обороны Украины - что он "собирал и передавал иноспецслужбе составляющие государственную тайну сведения о деятельности Черноморского флота".

20 ноября телеканал «Россия-1» сообщает о задержании в Крыму новых "украинских диверсантов": Алексея Стогния и Глеба Шаблия. Их, якобы, взяли их еще 15 ноября. Набор обвинений - стандартный: "собирали разведывательные данные о военной инфраструктуре и кораблях Черноморского флота, а также анкетные данные офицеров ЧФ" действуя "под легендой ведения предпринимательской деятельности" - например, Стогний держал в Севастополе магазин канцелярских товаров.

Естественно, есть и признания на камеру - их, вероятно и выбивали с 15 по 20. История дутая и неубедительная как и все предыдущие - но ФСБ берет количеством и "собственными признаниями вины".

А до этого 16 ноября российские СМИ сообщили о задержании в Симферополе некоего "украинского разведчика, имевшего при себе пистолет, гранату и элементы для изготовления самодельного взрывного устройства". Никаких подробностей об этом таинственном разведчике до сих пор нет, как нет и официальных комментариев.

Еще за неделю до этого, 9 ноября, в Севастополе, сообщалось о задержании группы "украинских диверсантов". В отличие от предыдущего неизвестного «украинского разведчика» имена арестованных 9 ноября известны: Дмитрий Штыбликов, Алексей Бессарабов и Владимир Дудка. Штыбликов и Бессарабов до 2014 года работали в украинском аналитическом центре по исследованиям проблем безопасности Черноморского региона "Номос". Дудка до 2001 года был капитаном корабля ВМС Украины "Симферополь", в 2007 году вышел на пенсию и работал специалистом по уничтожению боеприпасов в инкерманских штольнях, а после оккупации Крыма устроился сапером в МЧС.

Алексей Бессарабов и Дмитрий Штыбликов.
Фото: стопкадр видео
Алексей Бессарабов и Дмитрий Штыбликов.

Первые видеозаписи допросов Штыбликова и Бессарабова ФСБ публикует 14 ноября, на которых они признаются, с ощутимыми следами физического воздействия, что действовали по заданию Главного управления разведки МО Украины.

При этом, ни родственники, ни адвокаты не могут найти ни Штыбликова, ни Бессарабова. Судя по всему, их изуродовали на допросах и ждут, когда сойдут следы пыток. К Дудко всё-таки пробился адвокат, нанятый его родными, но затем сообщил, что тот "не хочет общаться, руки дрожат, глаза бегают". Очевидно, Дудко побоями вынудили отказаться от услуг реального адвоката, поскольку ФСБ уже ввело подставного: Оксану Акуленко, проверенного "адвоката по назначению", употребляемую ведомством почти во всех "террористических" делах в Крыму. После визита адвоката, который явно не входил в планы ФСБ Дудко также поспешили перепрятать.

Владимир Дудко
Фото: ok.ru
Владимир Дудко

Дело, таким образом, разваливается на глазах, однако, как показывает российская судебная практика, даже полная абсурдность обвинений нисколько не препятствует обвинительному приговору.

Совершенно очевидно, что ФСБ хватает людей подходящих по своим анкетным данным для красивого декорирования заведомо дутого дела. При чем большинство схваченных вполне искренне пыталось вписаться в реалии оккупированного Крыма, работать и жить по правилам оккупантов. А идейные борцы были выловлены и перемолоты - частью осуждены, а частью просто исчезли - ещё в течении 2014 года.

Терроризм как тренд

А о первой же группе "украинских диверсантов" заговорили в начале августа - в ночь с 6 на 7 августа некая группа попыталась, по версии ФСБ, "прорваться в Крым через перешеек ". По этой же версии задержание сопровождалось человеческими жертвами: в ходе перестрелки погибли офицер ФСБ Роман Каменев и боец-контрактник ВДВ Семен Сычев, были также убиты двое "диверсантов", но их имена не раскрываются.

Были задержаны трое граждане Украины: Евгений Панов, Андрей Захтей и Редван Сулейманов . Первым двум предъявлены обвинения в диверсии и участии в незаконном вооруженном формировании. Что вменяется Сулейманову - неизвестно. Неизвестно и его местонахождение. Есть серьезные основания полагать, что он уже мертв – мог погибнуть под пытками.

Слева направо : Евгений Панов, Редван Сулейманов, Андрей Захтей
Фото: комбо из стопкадров видео
Слева направо : Евгений Панов, Редван Сулейманов, Андрей Захтей

Очевидно, что те, кто им эти показания писал, кроили версию событий, что называется, "на ходу", чутко прислушиваясь к текущим указаниям начальства.

Более того, 39-летний Панов - житель города Энергодар Запорожской области, и депутат местного горсовета был похищен на территории континентальной Украины и тайно вывезен в Крым, где уже и прошло "официальное задержание". Очевидно, что Панов - бывший участник АТО в составе добробата, понадобился фальсификаторам "для убедительности".

Но каковы же цели кампании? Их несколько. Тактических - и стратегических.

Любопытные совпадения

Даты задержаний "диверсантов" в августе и ноябре очень точно совпадают с графиком встреч "нормандской четверки". Так, первые "диверсанты" якобы "прорывались в Крым" накануне переговоров "четверки" в китайском Ханчжоу, запланированные на 4–5 сентября. Задержание "диверсантов" создало очень нужный в то время Путину предлог для срыва встречи. В итоге, лидеры "четверки" смогли вытянуть Путина на встречу в Берлине лишь 19 октября.

Фото: EPA/UPG

Вторая группа "диверсантов" возникла за пять дней до того, как Гаагский трибунал вынес решение о наличии международного военного конфликта в Крыму между Украиной и страной-агрессором Россией.

Кроме того, гуманитарный комитет ООН 16 ноября принял резолюцию о правах человека в Крыму, потребовав от России отменить решение Верховного суда РФ о запрете деятельности Меджлиса крымскотатарского народа как экстремистской организации.

А сообщение о задержании "неизвестного разведчика" появились на следующий день после телефонных переговоров Петра Порошенко и Дональда Трампа.

Очевидно, что маскируя собственную противозаконную деятельность, осуждаемую международным законодательством, Россия целенаправленно вбрасывает в мировое информационное поле дезинформацию о "террористической деятельности Украины". Эти вбросы тут же подхватываются западными политиками типа "путинферштееер" ("понимающие Путина").

Нынешняя активизация Россией "поимки диверсантов и террористов" (и не только украинских, кстати) связана, скорее всего, с результатом выборов в США: Кремлю нужно срочно вложить в головы новой американской администрации мысль о "преступности киевской хунты" и о реальности террористической угрозы исходящей от Киева. Конечные цели этой деятельности: коррекция курса Вашингтона в отношении Киева.

Как побочный эффект — в очередной раз (Сирию все никак не получается сделать «веским аргументом») показать терроризм в виде "общей проблемы", "объединяющей", якобы Россию и США и снова предложить Вашингтону подключить Москву к борьбе с "мировым злом". Обама, как мы помним, от услуг Путина отказался - и теперь Кремль пробует достучаться до Трампа.

Больше, чем терроризм

Но роль России как страны-террориста и страны-агрессора гораздо глобальнее. Россия осуществляет террор по отношению ко всем республикам бывшего СССР и бывшим государствам Восточного блока. Последний по времени пример такого рода дает Черногория, где группа россиян планировала ликвидацию премьера Джукановича и государственный переворот. И центром общемирового терроризма - во всех его разновидностях, сегодня выступает именно Россия - и только Россия. Истории с удачным похищением Евгения Панова и неудачным - Ильи Богданова - то есть, с проведением террористических операций уже по всей территории Украины, демонстрируют это со всей очевидностью. При этом, речь идет не об отдельных операциях, а о последовательной и неизменной исторической политике, осуществляемой россиянами по отношению к целым народам: в нашем случае - к этническим украинцам и крымским татарам.

Ситуация с крымскими татарами, чья этническая территория полностью находится под российской оккупацией выглядит особенно трагичной. Счет случаям ареста крымскотатарских активистов по стандартному обвинению в терроризме, с последующим осуждением на длительные сроки и с обязательным вывозом из Крыма в Россию, в места заключения с наиболее тяжелым режимом содержания, а также случаям их бесследного исчезновения, идет уже на десятки и на сотни, соответственно. При этом, начиная с 2014 года и вплоть до настоящего времени на неофициальном уровне "встревоженной крымской общественности" всё громче обсуждается идея о возможной повторной депортации татар из Крыма. Эта идея поддерживается в актуальной повестке дня "общественных организаций Крыма" и с ней четко синхронизированы действия официальных властей: постоянные обыски, "зачистки" и террор в местах проживания крымских татар, фактическое клеймо "врагов народа" и невозможность нормальной работы или учебы в Крыму, постоянный риск стать фигурантом очередного сфабрикованного "дела" о терроризме, наконец, призыв в армию молодых татар - граждан Украины, которым оккупанты силой навязали российское гражданство. Все это вместе взятое указывает на стремление оккупационных властей Крыма выдавить крымских татар, добиться от них "добровольной депортации".

Вечер памяти жертв депортации крымских татар в Киеве
Фото: Макс Левин
Вечер памяти жертв депортации крымских татар в Киеве

Что касается украинцев, то российская "наука" вообще не признаёт их существования как народа. Это сразу же подводит прочную идеологическую базу под практику насильственного признания граждан Украины, оказавшихся на оккупированных Россией территориях, гражданами России. Случай с Сенцовым и Кольченко, насильственно признанными гражданами России, несмотря на их протесты, получил наибольшую известность. Но он далеко не единственный. Общее число украинцев, насильственно признанных "русскими" и "россиянами", подсчитать затруднительно, но можно с уверенность говорить о сотнях тысяч.

Если же говорить об украинском этноциде как о политике российского государства, то проблема эта выходит далеко за пределы Крыма.

Начиная, как минимум, с 2007-2008 годов, по всей России целенаправленно закрывались центры украинской культуры и преследовались этнические украинцы, открыто заявлявшие о своей национальной принадлежности. В результате, в период с 2002 по 2010 год число этнических украинцев в России сократилось на треть, что не может быть названо иначе, как этноцид, причем, вне зависимости от того, каков был механизм этого уменьшения: повышенная смертность в местах плотного проживания украинцев, их эмиграция или ассимиляция. Более свежих данных, чем за 2010 год в официальном обороте нет, но, судя тому, как жестко преследуют в России любые проявления симпатии к Украине, численность украинцев в 2010-2016 годах сократилась сильнее, чем в 2002-2010.

Антиукраинский митинг под посольством Украины в Москве
Фото: Газета.Ru
Антиукраинский митинг под посольством Украины в Москве

Что касается неофициальных настроений, насаждаемых пропагандой в российском обществе, то их хорошо иллюстрируют откровения россиян в Сети. Вот характерный пример такого рода позиции - один из тысяч примеров, которые с легкостью можно отыскать в российских соцсетях.

"Мне видится глупостью утверждение, что "мы воюем не с украинцами, а с украинским фашизмом". Это полная чушь. Мы воюем с украинцами. Не "хорошие украинцы против плохих украинцев", а русские против украинцев. Точка.»

"Воевать и побеждать можно только с ненавистью к врагу и ко всему, что этот враг олицетворяет — т.е с украинской государственностью, украинским языком и украинской культурой. Великую Отечественную русские выиграли на "ярости благородной", на натуральной ненависти к немцам, захватывающим наши земли и уничтожавшим наш народ. Точно также русским следует понять, что сама Украина и сами украинцы как народ — это исключительно враждебное нам явление, а все враждебное следует уничтожать".

"Еще раз: Украина, украинский народ, украинский язык специально, сознательно и целенаправленно создавались геополитическими противниками России для того, что расколоть русский народ, ослабить и расчленить Россию. Для того, что соединить русский народ, собрать заново и усилить Россию, — Украину и украинцев необходимо уничтожить".

"Чем раньше мы начнем это делать, тем меньше украинцев появится и тем больше количество русских сохранит свою идентичность и свою жизнь".

"Каждый, кто станет украинцем — перестанет быть русским. Соответственно, нам следует не допускать появления лишних украинцев, поскольку это сокращает количество русских".

"Задачей любой военной пропаганды, в частности, является расчеловечивание образа противника (хотя украинцы уже давно сами себя расчеловечили). И это логично и правильно, поскольку вы воюем не с людьми, а с врагами (человека убить сложно, врага — легко и почетно). Не с людьми, а с зомби. Не с людьми, а с украинцами".

Как видно, перед нами - вполне законченная и логически связная программа "окончательного решения украинского вопроса", полностью скалькированная у Гитлера. Впрочем, копирование главарей Третьего Рейха стало уже общей чертой российских политиков. Сказывается вторичность и некреативность всей российской культуры, политической - в том числе.

Уместно будет вспомнить и о том, что всё более распространенной российской практикой становится захват украинских гастарбайтеров, опрометчиво поехавших работать в Россию. Здесь широко используется шантаж — угроза обратиться в правоохранительные органы с доносом о том, что их работник причастен, якобы, к "украинскому терроризму", что он член "Правого сектора" или бывший участник АТО или даже "активный участник Майдана". За этим всегда следует арест и приговор, в среднем на 7-8 лет.

Фото: censor.net

При этом, российская сторона скрывает от Киева число заключенных граждан Украины на своей территории. По данным украинских правозащитников в настоящее время известно примерно о 400 гражданах Украины, находящихся в фактическом рабстве на территории России, и удерживаемых в нём по описанной выше схеме. Что касается фактического числа заключенных-украинцев то оно, по мнению правозащитников, превышает официальные данные (более 2000 человек) не менее, чем втрое.

Таким образом, украинский этноцид в его разнообразных проявлениях, в том числе в виде арестов под надуманным поводом «терроризма и диверсий», является важной частью гибридной войны, которую Кремль ведет против Украины.

Сергей ИльченкоСергей Ильченко, Украинский и молдавский публицист и политолог
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter