ГоловнаСвіт

Саркозі повертається

Весьма вероятно, что нового президента Франции, который изберется в 2017 году, будут звать … Николя Саркози! Не такая уж и новость, можно было бы и поинтереснее что-нибудь придумать, но события разворачиваются сегодня таким образом, что бывший глава государства имеет все шансы вернуться на знакомый ему уже пост. Если, не случится какое-либо неприятное приключение, например, как то, которое сам себе устроил Доминик Стросс-Кан, или новое расследование (по подозрении в незаконном финансировании его первой президентской кампании Муаммаром Каддафи), то для того, кто заявил, что «окончательно покидает политику» после своего поражения на президентских выборах 2012 года, открывается сегодня широчайший проспект, ведущий к будущим выборам.

Фото: EPA/UPG

Стратегия желания

Николя Саркози глубоко ранил и оскорбил выбор французов в 2012 году. Проиграть человеку масштаба, признанного во всем мире, как Доминик Стросс-Кан – это одно, но проиграть какому-то Франсуа Олланду – это он не смог пережить. Вот почему уже несколько месяцев Николя Саркози усердно режиссирует свое будущее возвращение, ни коим образом о нем не сообщая. В ходе митингов и других встреч, каждое его появление вызывает реальное воодушевление среди активистов его партии. Как это было с группой Beatles на пике их славы, поклонницы бросаются к этому человеку, подчеркнуто демонстрирующему трехдневную небритость, символизирующую отход от политической жизни, в который никогда никто по-настоящему не верил. После пережитой катастрофы 2012 года Николя Саркози неумолимо пустился в месть, которая теперь уже лишает рассудка часть его оппонентов.

Неважно дела идут на правом фланге...

При всей своей любви к США, он все же решил использовать обратную методику той, которая использовалась американскими солдатами. Ковровой бомбардировке Николя Саркози предпочел задействование знаменитой китайской пытки каплями воды. Он с небывалым изяществом избегает разговоров о своей якобы пенсии или о возможном возвращении. Внутри аппарата его партии UMP эта стратегия неизбежно спровоцировала значительные потери. Жан-Франсуа Копэ и Франсуа Пийон – его два главных конкурента при выдвижении кандидата партией – уже не знают как в этой ситуации быть. При всей любви актива партии к бывшему президенту, его обнищавшие наследники не могут ни нападать прямо на его заслуги, рискуя обернуть на себя его гнев, ни выступать за его возвращение, рискуя подпилить ветку, на которой они сами сидят.

Жан-Франсуа Копэ
Фото: EPA/UPG
Жан-Франсуа Копэ

...но и на левом – не лучше

Что же касается Социалистической партии, похоже, дела для нее складываются не лучше. Очень быстро устав от неспособности Франсуа Олланда сдержать рост безработицы и улучшить экономическую ситуацию в стране, лишь 15-20% французов высказываются в поддержку главы государства. Этот весьма посредственный рейтинг сравним с рейтингом его министра внутренних дел Манюэля Вальса. На сегодняшний день, он явно является самым серьезным кандидатом от социалистов на будущих президентских выборах. Приход к власти этого единомышленника Доминика Стросс-Кана стал бы весьма ярким реваншем бывшего руководителя МВФ (как и реванш Николя Саркози для бывшего премьер-министра Эдуарда Балладюра).

Валльс, двуяйцовый близнец

Соблазнительный и вездесущий – и на местах, и в СМИ – Валльс осознанно ведет себя как Саркози – его самый яркий предшественник в Министерстве внутренних дел. Клеймя довольно щедро иммигрантское население – как мусульман, так и ромов, заявивший «через мою жену я навечно связан с еврейской общиной и Израилем», он пытается эту смычку, однажды сработавшую, сделать своей, но есть один нюанс: копии тяжело соревноваться с оригиналом. Хорошим доказательством этому является пример, как нелепо он занимался «делом Дьедоне». Актеру-комику Дьедоне, которого его критики называют юмористом-антисемитом, а поклонники – просто защитником свободы самовыражения, в начале года Манюэль Вальс запретил представления после серии фееричных выступлений, посвященных, например, любовной жизни Франсуа Олланда. В итоге, Дьедоне получил беспрецедентное медиа-освещение во Франции и за рубежом, в то время как Валльс потерял 10 пунктов в рейтинге популярности согласно социсследованиям. По всей видимости, Николя Саркози с этим делом разобрался бы изящнее, даже при том, что никто сомневается, что оба они имеют одинаковое мнение относительно этого скандального персонажа.

Фото: EPA/UPG

Ожидаемый каминг-аут

10 февраля этого года, когда он решил публично поддержать кандидатуру Натали Коцюшко-Моризе на пост мэра Парижа, Николя Саркози, по обыкновению своему, привлек все внимание СМИ к себе и только к себе, сделав таким образом голос несчастной госпожи Коцюшко-Моризе совершенно неуслышанным. Незаметно он воспользовался поводом, чтобы пообщаться с политическими журналистами, как он это проделывал уже во время предыдущих своих публичных появлений. В этом смысле, забавно понаблюдать за той сумасшедшей надеждой, которая загорается в глазах всех этих аналитиков – надеждой вытянуть из него хоть какие-то признания относительно его намерений. При этом, в глубине души, они понимают, что признаний сейчас не будет, поскольку сейчас еще слишком рано. Как бы гоня от себя прочь свои страхи, некоторые, как например Франсуа Олланд, иронизируют по поводу Николя Саркози и пытаются относиться к ситуации с юмором и отстраненно. Однако это не сильно помогает, и правда совсем другая, поскольку страх уже давно охватил умы и правого и левого фланга.

В течение нескольких долгих месяцев или нескольких лет Николя Саркози осуществит свое возвращение, и он вернется, чтобы победить. Уже в 2013 году он заявил журналу Valeurs Actuelles, что он вернется в политику только в случае, если ему «… придется на это пойти не по желанию. А по долгу. Только потому, что речь идет о Франции». Следует отметить, что Николя Саркози с удовольствием теперь реализует эту необходимость своими собственными средствами. В конце концов, хочешь, чтобы было хорошо – сделай сам.

Шарль Кешкекян Шарль Кешкекян , специально для Lb.ua, Ницца, Франция
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook