ГоловнаСпортІнші

Валерій Александров: "Я сказав Ющенкові: потім трьох борщів не з'їси"

На Олимпиаде в Лондоне почти 80 украинских легкоатлетов завоевали три награды. Вправе ли мы были рассчитывать на большее, почему киевлян все меньше в национальной сборной, кто зарабатывает в этом виде спорта, справедливо ли украинку Йосипенко в Лондоне лишили «бронзы» - обо всем этом мы говорили с многолетним главным тренером сборной Украины по легкой атлетике, а ныне гостренером Валерием Александровым. Предлагаем окунуться в мир Королевы спорта, следующий большой повод вспомнить о ней представится через четыре года, не раньше.

Евгений Швец Евгений Швец , журналист

Фото: tochka.net

На Олимпиаду поехало 78 наших легкоатлетов. Шесть из них завоевали три награды, но — ни одной золотой. Что это, если не спортивный туризм?

Международная федерация легкой атлетики (IAAF) выставляет условие: каждый спортсмен, выполнивший норматив А, обязательно должен участвовать в Олимпиаде. За исключением, случаев, когда таких спортсменов больше трех. И добавьте одного человека, выполнившего норматив В (молодежный). Если мы это не выполняем, то грубо нарушаем правила IAAF.

Кроме того, Международный олимпийский комитет (МОК) решил, что на Олимпиаде в легкой атлетике участвует две тысячи человек. И под эти две тысячи делается расчет допусков по нормативам. Если мы не довозим атлетов, как это было в Пекине, куда мы привезли 71-го атлета, а должны были 80, то следует замечание: на каком основании вы не привезли спортсменов? Они хотят видеть широкое представительство стран.

К тому же, все расходы по проезду, питанию и размещению берет на себя МОК. И если молодые спортсмены Франции, Англии допущены к Олимпиаде, то почему украинская молодежь не должна ехать?

Как объяснить болельщикам, почему украинец Бутрым в беге сходит уже на предварительном этапе, приходя к финишу последним?

Виталий Бутрым
Фото: nashisumy.com.ua
Виталий Бутрым

Виталий — лучший спортсмен страны в беге на 400 м, выполнивший норматив В. И захотят ли другие мальчишки заниматься этим видом легкой атлетики, если он не будет представлен на Олимпиаде? А изначальный расчет был на то, что мы все-таки сможем подготовить для Олимпиады команду в эстафете 4х400 м. Но их было всего четверо, это не дает возможности для маневра, и команда не попала в число 16-ти лучших. А не пустить на Олимпиаду первого номера этой команды, было бы неправильно.

Я вам скажу, что слишком высока в мире конкуренция именно в мужских дисциплинах. Поэтому у нас и мужчин в команде меньше. Мы стали терять мужчин, которые занимаются легкой атлетикой в возрасте от 20-ти лет и старше. И это — социальная проблема. Они вынуждены идти зарабатывать на жизнь. Я вижу много одаренных молодых людей, которые уходят из спорта. Девушке проще остаться в легкой атлетике.

Но ведь можно же прилично заработать в легкой атлетике...

Можно, если ты пробился в ТОП-25 в мире. На чемпионате мира за 8-е место дают $8 тыс. На такую сумму год не проживешь.

Но есть же бриллиантовые, золотые лиги.

А для этого нужно входить в ТОП-25, потратив на это 6-8 лет подготовки. А зарплата члена сборной Украины — 2-2,5 тысячи гривен. И это считается высокой зарплатой, она соответствует попаданию в ТОП-8 на чемпионате Европы. На такую зарплату парень семью не продержит.

В нашей славной команде боксеров нет ни одного киевлянина. У вас та же ситуация?

Это проблема Киева, и она началась давно. Украинский капитализм пошел из столицы, и это продолжается, к сожалению. 20 лет назад сборная имела примерно 20% киевлян. Рост города прошел мимо спортивных сооружений, мимо увеличения количества ДЮСШ. Напротив — закрыто их огромное количество. Динамовская школа легкой атлетики была одной из лучших в СССР. Процесс отхода стадиона «Динамо» в пользу только футбольной команды нанес сильный удар по школам, находившимся там — по плаванию, прыжкам в воду, легкой атлетике. Сколько удобств несет стадионе в центре города, объяснять не нужно.

Фото: EPA/UPG

Оставшиеся стадионы крайне устарели. По сути, сегодня в Киеве только одна школа — №6 — имеет свой стадиончик и небольшое совершенно помещение для зимних занятий. Они детей много набирают, а к зиме дети расползаются, убегают, потому что тренироваться негде. Манеж на Березняках до сих пор на реконструкции, а манеж спортинтерната на Лесном массиве не может вместить детей — у них свой контингент. С Киева мы ничего не имеем уже второй олимпийский цикл. Потому что эти дети не были взяты в спортивные школы 6-8 лет назад.

А желание отдать ребенка в спорт не только в провинции, но и в Киеве идет от семей со средним или низким достатком. Летом всё, что нужно ребенку в нашем виде спорта — маечка, трусики и тапочки, в холодное время года — костюмчик. И у нас юношеские чемпионаты собирают от 800 до 1500 подготовленных детей в возрасте от 15 до 17 лет.

Как в федерации отнеслись к демаршу легкоатлетов накануне Олимпиады?

За этим стояло то, что первые четыре дня не было финансирования по разделу «питание». Просто не было поступления средств. Задержки бывали и раньше, но тренеры платили из своего кармана, чтобы продержаться. Плохо то, что спортсмены великовозрастные, понимая и чувствуя, что к Олимпиаде они не готовы, начинают искать внешние причины своего неудачного выступления. Такое в моей практике случалось неоднократно.

«Правильный» демарш идет тогда, когда спортсмены, подходят к тренерам и говорят: «Питание ужасное. Давайте что-то предпринимать вместе». Но этого не было. Была четкая регламентная ситуация с приглашением телеканала. И они это сделали. Но не все.

И среди них были два будущих медалиста — Саладуха и Брызгина.

Фото: EPA/UPG

Были, потому что пошел процесс: старшие восстали — так и я с ними... Как бы они ни питались первые 3-4 дня, но быть без тренировок — это еще страшнее. Поэтому спортсмены были не в Конча-Заспе. А тренировались они не на том стадионе, что был показан в сюжете, а в Ирпене на стадионе Налоговой академии, где такое же покрытие, как и на НСК «Олимпийский».

Там бы и разместили спортсменов.

Частные отели, а в Ирпене они все частные, никогда не принимают бюджетников. Потому что бюджетные деньги поступят только после акта приемки-сдачи выполненных работ. Какому частнику такое надо?.. Был вариант разместить их в общежитии, но это был бы край — с туалетом на коридоре. К слову, перед чемпионатом Европы сборная размещалась там же — на базе «Святошин». И все годы — там же, больше просто негде.

К Олимпиаде-2012 было намечено строительство двух баз — во Львове (под лондонский климат) и Чернигове. Но во Львове денег по программе Евро не хватало, асфальт постелили, а покрытие — нет. Запасной вариант был — база в Чернигове, стадион имени Гагарина. И деньги даже были выделены, но — в декабре 2011 года. Когда не только стелить покрытие нельзя, но и невозможно было успеть использовать деньги. И от наших планов остался пшик. Если бы в Харькове Центральный совет спортобщества «Динамо» не выполнил свою программу, постелив новое покрытие, мы бы вообще сорвали подготовку к этой Олимпиаде. Ведь из-за Евро были закрыты все стадионы.

Всё было на нервах, но спортсмены этого не ощущали. Команда должна готовиться спокойно. А на 19-м километре (там легкоатлеты называют базу «Святошин». - LB.ua) группа спортсменов возбудила не только себя, но и команду. Моральный климат в ней немного пошатнулся. В этом, как будущие тренеры и педагоги, они не правы. Надо решать проблемы внутри команды. А так получился рекламный ролик в чью-то сторону. Я даже знаю, кто кукловод, ребят просто использовали.

Нашей семиборке Людмиле Йосипенко на Олимпиаде сначала дали «бронзу», но вскоре отобрали. Лишить немку третьего места все-таки было бы верхом несправедливости?

Имел ли право рефери по бегу отменить своё первоначальное решение? По правилам — имел. Было ли нарушение со стороны немецкой спортсменки? Мы видели, что — да, она наступила на линию. Но нюанс, на который затем опёрся этот же рефери, нас потряс. Он сказал: «А она не коснулась пяткой».

Фото: EPA/UPG

Люда Йосипенко уже в олимпийской деревне сказала: «Ну, вообще-то я была четвертая». Она понимала, что наступание на линию в многоборье в беге на 800 метров могло дать сотую долю секунды. А это — ничто в итоговом протоколе. Если бы английский судья понимал, что это очень мелкое нарушение ни на что не влияет, он бы не заваривал эту кашу. А мы бы сто процентов протест не подавали.

А так мы подали протест уже на его решение — в апелляционное жури IAAF. Они должны были принять решение о переносе награждения. А ситуация непростая: на стадионе 80 тысяч болельщиков, под стадионом — еще больше. Они пришли посмотреть на свою спортсменку Эннис, которая выиграла и которая ко всей этой ситуации никакого отношения не имела. И стадион начал очень сильно волноваться, очень. Они уже начали топать ногами, трещать сидушками. И объявить, что награждение переносится на следующий день, знаете, это было бы чревато. А провокационная ситуация создалась из-за формалистского подхода английского судьи к ситуации.

А что меня потом до глубины души поразило, так это то, что весь стадион встал и начал петь гимн. Как они его пели! Дальше у хозяев были золотые медали, но так, как они пели в тот раз, я в жизни не слышал. Поэтому я подумал так: Людочка пострадала, но решение было принято правильное, людей нельзя оставлять без своего героя.

Федерация будет как-то особенно помогать Наталье Добрынской, или спортсменка сама выберется?

От психологической травмы всегда трудно помочь избавиться. Заботу после ухода из жизни мужа и тренера она чувствует. По тренеру, по финансированию ее подготовки мы вопросы решили.

Свои дали?

Ну, мы же общественная неприбыльная организация. Деньги на проведение соревнований, на подготовку атлетов выделяет государство.

А вообще, у нашей федерации контракт с фирмой Nike на $2 млн ежегодно в виде экипировки. Это роскошная экономия денежных средств для государства. На Олимпиаде мы переподписали контракт еще на четыре года.

Samsung помогает деньгами - $150 тыс. в год. Мы вот купили офис, надо за него рассчитаться. Чтобы купить офис, мы взяли беспроцентный кредит у европейской федерации — это было впервые в истории. Мы же в Европе лидеры — как нам не помочь.

Мы, прорываясь на встречи к президентам страны (премьеры менялись слишком часто) просили об одном — даже не об объемах денег, а о ритмичности финансирования. Ритма нет, но есть международный и внутренний календарь. Спортсмен не может «потом». Как сказал нам один из президентов, следующий после Кучмы: «Я вам потом деньги верну. Сейчас в государстве сложная ситуация». А я в ответ: «Потом три борща не съешь».

Так и сказали?

Фото: tochka.net

Он мне, правда, сделал замечание, что я разговариваю не на украинском, но больше ничего страшного не было.

Вы обрадовались пока что не решению, а устной фразе Николая Азарова о том, что государство будет платить премиальные не только за 1-3, но и за 4-6 места?

Он сделал величайшую вещь для Олимпийских Игр. Мы перед Лондоном из команды в 78 человек в претендентах на медали видели, максимум, 10-12. Спортсмены тоже всё понимают. И ты, хоть тресни, но едешь на своё место. А теперь у них будут совершенно другие намерения.

На чемпионате мира спортсмен понимает, что за попадание в ТОП-8 есть призовой фонд, и он борется не только за медали. А на Олимпиаде тот, кто, теоретически, не попадает в число призеров, теперь будет лучше готовиться. И это как раз может позволить ему замахнуться на нечто большее — на ту же медаль.

Если прецедент случится, то тут все федерации вцепятся и скажут: ну, сделайте и дальше так.

Наталья Погребняк на чемпионате мира-2011 стала бронзовой в составе эстафеты 4х100 м. Но на Олимпиаде девчонки «забронзовели» уже без нее. А ведь можно было выставить Наташу хотя бы в полуфинале, премия в $55 тыс. от государства была бы ей обеспечена.

Уже по итогам выступления в Лондоне были выбраны те четыре человека, которые на тот момент имели более высокий уровень спортивной формы. А у Наташи, он, к сожалению, падал. А менять состав эстафеты между двумя забегами — очень рискованно.

И не забывайте, что перед Олимпиадой, на чемпионате Европы в Хельсинки, наша эстафета не финишировала. И сбой произошел на отрезке, где бежали Повх и Погребняк. Палочка не передалась потому, что уже тогда скорости у них были разные. Это же почти цирк на таких скоростях передавать эстафетную палочку.

Когда легкоатлетов будут пускать на обновленный «Олимпийский»?

Покрытие там окончательно было завершено только в этом году. Можно хоть завтра выходить, но пока там нет инвентаря и оборудования, а это все не копейку стоит. Ну, и за аренду мы тоже должны платить. Без этого умрет любой стадион.

Как скоро Украина сможет замахнуться на проведение хотя бы чемпионата Европы?

В 2013-м году Донецк примет чемпионат мира, но — юношеский. Его, кстати, сложнее провести, а по объемам он такой же, как и взрослый — те же 200 стран, те же 2 500 участников. Но зато не те же спонсорские вливания.

Есть правило в мире: пока ты не проведешь чемпионат для детей, затем для молодежи, тебе никто не даст выиграть конкурс на проведение взрослых соревнований.

Сколько нам нужно лет — восемь, десять?

Не меньше. Тем более что чемпионаты мира расписываются, минимум, за шесть лет до их старта. Нам еще надо решить проблему тренировочного стадиона, и будем готовы принимать соревнования наивысшего уровня. А вот чемпионат Украины-2013 точно пройдет на «Олимпийском». Будет бесплатный вход, может, люди пойдут, хотя бы пять тысяч...

Евгений Швец Евгений Швец , журналист