ГоловнаСуспільствоЖиття

Про справедливість і правосуддя

Я вошел в лифт. Соседка с 16-го этажа, с которой я, собственно, едва был знаком, нажав кнопку подъема, спросила меня: «Как вы думаете, Порошенко посадят?» До моего 15-го этажа было относительно далеко, и я спросил: «А для вас это важно, это облегчит вашу жизнь?» Она ответила: «Да, это для меня важно. Это было бы справедливо». Далее я вышел из лифта.

Фото: Lb.ua

На самом деле, важный вопрос. Определяющий не только наше прошлое, но и будущее. Именно так, будущее моей страны, постепенно приближающейся к потере своей государственности. Моя соседка, обычная украинка, по-видимому, не была от рождения кровожадной. Вполне возможно, что она, как и я, после завершения Майдана отдала свой голос в поддержку президентства Петра Порошенко.

Без сомнения, основания для уголовного преследования Петра Алексеевича существуют. И не только его. Будет ли осуществлено правосудие в этих конкретных случаях? Нет, не будет. По нескольким причинам. Основная – в государстве Украина правосудие осуществляется только по отношению к синеворотничковой преступности. Так называемые белые воротнички, как правило, объектами правосудия не бывают. Но это вовсе не означает, что соответствующие департаменты СБУ не собирают необходимую информацию. Собирают, но не используют. Или используют в исключительно личных интересах.

О справедливости, упомянутой моей соседкой в нашем коротком диалоге в лифте. В системе права такой категории нет. Это исключительно патетическая категория. Существуют другие категории, более конкретные и доказательные. К примеру, неотвратимость наказания. Об этом писали в советских университетских учебниках, пишут и в украинских. Но и эта, вполне доказательная категория во многих случаях нашего правоприменения (или правоисполнения, как угодно) оказывается патетической.

Петр Алексеевич Порошенко, разумеется, должен быть «просвечен» органами дознания и, возможно, следствия. Как и его услужливый парламентский спикер Парубий. И многие другие. Теоретически – должен. Но этого просвечивания правовым рентгеном не будет. К сожалению, не будет. Реалии украинской политики с первых дней существования украинского государства были мутными. Уходившие в небытие (но тогда не осознавшие этого) советские спецслужбы успели внедрить в возникавшее национал-демократическое движение достаточно большое число своих агентов. Да-да, я о Рухе, и не только. Некоторые из них вошли в первый украинский парламент, в новые правоприменительные органы.

Агентурные досье многих из них были вывезены в Москву и использовались затем для тихого шантажа некоторых украинских политиков. Всё это было неизбежным. Такое происходило и в бывших советских республиках Балтии. В конце концов, мы, новообращенные украинские граждане избрали своим первым президентом недавнего высокого чиновника коммунистической партии, отвечавшего в ней за священную корову советской власти – идеологическую работу.

Сегодня, спустя три десятилетия необходимо спокойно, без горьких сожалений анализировать то удаляющееся от нас время. Некоторые горячие головы жарко, эмоционально говорили и писали, что именно это отсутствие чистки, люстрации, привело нас к засилию коммунистического прошлого в новой Украине. Да, умилительно вспоминать, как бывшие советские комсорги и парторги требовали очищения… Не от себя, разумеется. Ясно помню, как ненавидимый сегодня в Украине Джордж Сорос дал нам огромную по тем временам сумму в американских долларах с единственной целью – помочь нам построить в своем государстве цивилизованную правовую систему. Основным получателем этой суммы была наша, совсем не американская «Правовая фундация». Построили?

Мне очень больно наблюдать неумные старания Запада грубыми и неконтролируемыми финансовыми вливаниями помочь нам бороться с коррупцией, реформировать судебную систему, модернизировать нашу разболтанную систему общественного здравоохранения. Мне очень больно видеть на телевизионном экране радетелей возвращения «советских ценностей», молодых людей, неискренне исповедующих прошлое, которое они, к их счастью, не застали. И не менее больно видеть разрушительные усилия так называемых профессиональных украинцев, своей глупой или преднамеренной активностью усиливающих аргументацию первых.

Не будут судить Петра Алексеевича в этой стране. Никогда. Поскольку понятие справедливости является сугубо патетической категорией. Безжизненной, неосязаемой.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram