ГоловнаСуспільствоНаука и религия

Казус Філарета. Ч.4. Шлях до Томосу і назад

С пришествием в мир COVID-19 наша жизнь меняется на глазах. Но какие-то вещи остаются в ней неизменными. Что и демонстрирует сегодня один из наших постоянных авторов – протоиерей Богдан Гулямов. Который воспользовался карантином, чтобы дописать свой «сериал» о «внештатном патриархе» ПЦУ… Что подвигло Филарета «самоизолироваться» от епископата и духовенства ПЦУ? Что́ такое «гибридная автокефалия» и готова ли Москва к такому сценарию? Существуют ли у Филарета него шанс вернуться в большую церковную политику? Обо всем этом в последней, четвертой части церковно-детективной истории, посвященной одной из самых парадоксальных фигур украинской церковной истории ХХ века.

Читайте также первую, вторую и третью части текста.

Фото: EPA/UPG

Судьба человека зависит от Рока, думали древние греки. А согласно христианству, сценарий нашей жизни — зависит от трех главных факторов. Во-первых, от того, что о нас думает в вечности Бог, мысли которого приводят нас к существованию и сохраняют в нем. Во-вторых, от искушений и козней, заготовленных для нас членами гильдии «подземных сценаристов», которые так и норовят испортить человеку жизнь. И, наконец, от нас с вами. Ведь в некотором смысле каждый из нас является если не «главным», то, как минимум, «ответственным» редактором нашей жизни. Мы — не безвольные марионетки в руках судьбы. Мы — личностные существа, у которых есть возможность принять или отвергнуть о себе Божию мысль. Принять или отвергнуть, предлагаемые «подземными сценаристами» искушения... Не мы привели к бытию этот мир и его насельников. И не нам судить тех, кто сбивается с правильного пути, блуждая по тупиковым маршрутам… Но как же грустно бывает, когда человек на твоих глазах ошибается!..

«Почетный патриарх» против Предстоятеля

Исторический путь Филарета к Томосу был непростым и конфликтным. Вначале он рьяно боролся против автокефалии (1988–1990) с позиций единства «многонациональной» РПЦ. «Я, можно сказать, создал Киевский Патриархат из ничего», — заявил Филарет в интервью 4 каналу (22.03.2020). Но исторические факты опровергают слова «почетного патриарха». В 1990 году Филарет еще восхвалял «основанный на равноправии, взаимной любви и уважении» СССР. А также был не борцом за автокефалию, а… временно исполняющим обязанности главы РПЦ (=патриаршим местоблюстителем). Киевский Патриархат был само/провозглашен на Первом поместном соборе УАПЦ 5–6 июня 1990 года. Однако Филарет не был участником этого собрания. 6 июня 1990 года он участвовал совсем в другом соборе. В качестве высшего должностного лица РПЦ Филарет возглавлял в этот день Архиерейский Собор этой Церкви, который выдвинул его одним из трех кандидатов на пост «Патриарха Московского и всея Руси».

Эти выборы Филарет проиграл. А главой РПЦ стал бывший митрополит Ленинградский Алексий II. Церковно-политические ориентиры Филарета мгновенно переменились. Из «духовного центра Руси» Москва превратилась для него в источник опасности. Как опытный церковный аппаратчик Филарет понимал — теперь, когда фигурой №1 в РПЦ стал его бывший главный конкурент, его попытаются убрать с поста Киевского Митрополита. Здесь-то Филарету, наконец, и «открылся» подлинный потенциал украинской автокефальной идеи. Он стал бороться за независимость Украинской Церкви — вначале как Церкви автономной в составе РПЦ, а начиная с ноября 1991 года и за полную независимость (=автокефалию). 

Глава РПЦ патриарх Алексий II, 1997 г
Фото: wiki-org.ru
Глава РПЦ патриарх Алексий II, 1997 г

Бороться против империй — дело рисковое и чреватое неприятностями. Борясь с церковной империей Москвы, Филарет, как это часто бывает, переоценил свой вес и влияние в РПЦ. «Они будут вынуждены даровать УПЦ автокефалию» — утверждал Филарет накануне собранного им Собора УПЦ 1–3 ноября 1991 года. Собора, который, по мнению экспертов, стал одной из главных ошибок Филарета на пути к автокефалии Украинской Церкви. (Вместо того, чтобы соборно провозгласить автокефалию и просить у Константинополя о ее признании, Филарет удовлетворился тем, что обратился к руководству РПЦ о ее даровании). «Они никогда не отважатся запретить меня в служении, а, тем более, лишить меня сана», — утверждал Филарет весной 1992 года. Но Москва отказала УПЦ в автокефалии и не отказала себе в удовольствии лишить «сепаратиста» священного сана. Что и произошло 11 июня 1992 года, когда Архиерейский собор РПЦ постановил «извергнуть» Филарета «из священного сана»…

Был бы Филарет дисциплинированным клириком РПЦ, он должен был бы перестать служить. Но Филарет продолжил совершать богослужения. Причем, делая это, зачем-то возносил имя Московского Патриарха, по решению которого он и был лишен епископского достоинства. Спустя две недели Филарет объединился с епископатом УАПЦ и подал апелляцию на московское решение Константинопольскому патриарху Варфоломею… Началась долголетняя схизма (=раскол). Созданный при активном участии Филарета Киевский Патриархат не признавался ни одной Поместной Церковью, но год от года укреплял свои позиции в украинском обществе. Путь «назад», в каноническое поле, выглядел для Филарета в те времена абсолютно утопичным. А наиболее позитивный для него исторический сценарий выглядел следующим образом. Филарет должен был умереть в статусе «раскольника», а затем, спустя многие годы, у него мог появиться шанс получить посмертную реабилитацию. Вначале реабилитацию историческую — как репрессированный Москвой иерарх Украинской Церкви, которому было суждено сыграть важную роль в институциональном утверждении независимого от Москвы украинского Православия. А затем — уже после получения канонической автокефалии — и реабилитацию церковную…

Всё изменилось после того, как украинской стороне удалось убедить Константинополь в том, что наступил тот самый момент, когда Константинополь должен либо смириться с претензиями Москвы на лидерство в мировом православии, либо предоставить Украине каноническую автокефалию. «Меня обманули... И президент обманул, и митрополит Епифаний обманул», — заявил Филарет в интервью телеканалу «Россия-24» (06.07.2019). Но кем бы был сегодня Филарет, если бы не те, кого он ныне так рьяно критикует? «Филарета не изменить. Он всё равно попытается после реабилитации устроить раскол», — предупреждали Администрацию Президента участвующие в автокефальном проекте эксперты из УПЦ (МП). Но Петр Порошенко и иерархи УПЦ КП не хотели воплощать автокефальный проект «без Филарета» — игнорируя его позицию и авторитет. «Мы не можем обмануть Филарета», — сказал Порошенко. И Константинополь пошел на риск — восстановил Филарета в епископском сане (и тем самым попутно «обнулил» наложенную на него РПЦ анафему).

Фото: EPA/UPG

У Филарета появилась уникальная возможность — «уйти, чтобы остаться», т.е. отказаться от притязаний на церковный пост №1 и стать советником №1 для Митрополита Епифания. Но вместо того, чтобы стать одним из отцов-основателей канонической автокефальной Православной Церкви в Украине, он решил приложить все усилия к тому, чтобы ее уничтожить…

История взаимоотношений нового руководства ПЦУ и Филарета после Объединительного Собора напоминала известную историю о питоне и его сердобольной хозяйке. Четырехметровая змея жила в доме у женщины, которая о ней трогательно заботилась — вплоть до того, что брала якобы «страдающую от одиночества» змею в постель. Забота была экстраординарной. Но в какой-то момент домашний любимец стал худеть, а затем и вовсе отказался от еды. Волнуясь, что животное заболело, сострадательная хозяйка отнесла питона в ветеринарную клинику. Где опытный врач-ветеринар объяснил доброй женщине, что змея абсолютно здорова, а отказ от пищи свидетельствует не о болезни, а о… желании съесть своего хозяина. Змеиный «пост» объяснялся тем, что пресмыкающееся заранее освобождало себе место в желудке, дабы успешно поглотить и переварить свою жертву…

Нечто подобное случилось и во взаимоотношениях Филарета и ПЦУ, руководство которой на первом этапе окружило престарелого иерарха вниманием и заботой. Сразу же после предоставления Томоса в церковной среде поползли слухи — «Филарету сложно смириться со своим новым статусом, он страдает…» Руководство ПЦУ поспешило создать бывшему главе УПЦ КП психологически комфортные условия для служения. Филарету всячески демонстрировали его востребованность, о его заслугах перед украинским Православием по поводу и без оного напоминали духовенству и верным. Однако, как оказалось позже, психологические «тяготы» Филарета были того же свойства, что и «пост» питона. Создавая себе образ «мученика», Филарет, условно говоря, «освобождал место в желудке», т.е. готовился «съесть» нового Предстоятеля — Митрополита Епифания.

Конфликт начался на почве… почестей. Филарет требовал, чтобы ему воздавались за богослужением почести, которые обычно оказывают главе Поместной Церкви. Любое богослужение, согласно церковной традиции, предполагает, что один из молящихся является предстоящим (=предстоятель или глава местной Церкви). Подобно тому, как на Тайной Вечере собрание апостолов возглавлял Иисус Христос, и на каждой литургии (=богослужебном воспоминании этой Вечери) один из священнослужителей должен предстоятельствовать — возносить молитвы от имени всех собравшихся. Вопрос о Предстоятеле в ПЦУ был решен уже на Соборе — когда на этот церковный пост был избран Митрополит Епифаний. Но Филарет упрямо не замечал этого факта, ведя себя как этакий литургический «альфа-самец»: отказывался сослужить с Митрополитом Епифанием как со своим Предстоятелем и требовал, чтобы почетное первое место было отведено ему как «почетному патриарху Киевскому». (Словно забыв, что избрание третьего Киевского патриарха в октябре 1995 года было совершено в состоянии канонической изоляции ((=схизмы)) и не получило признания ни в одной из 14 Поместных Православных Церквей мира).

Президент Украины Петр Порошенко, новоизбранный глава ПЦУ митрополит Эпифаний, представитель вселенского патриархата митрополит Галльский Эммануил и патриарх Филарет во время Объединительного собора в Киеве
Фото: пресс-служба президента
Президент Украины Петр Порошенко, новоизбранный глава ПЦУ митрополит Эпифаний, представитель вселенского патриархата митрополит Галльский Эммануил и патриарх Филарет во время Объединительного собора в Киеве

Идя на открытый конфликт с избранным на Объединительном Соборе Предстоятелем, Филарет надеялся на свой авторитет в независимой Украинской Церкви. Но с ним приключилась та же беда, что и со многими другими «вечными» религиозными или политическими лидерами. Он перестал различать реальность и ее медиа-модель, свою реальную биографию и ее мифологизированную версию... Постоянно выслушивая лестные слова в свой адрес, Филарет и сам поверил в собственную эксклюзивность — в то, что он не простой смертный, а некое особое, выдающееся по своим способностям существо, которому не свойственно стареть, ошибаться и грешить… И в результате стал жертвой грустной метаморфозы, сопровождающих последние годы многих «портретов». Людей, которые начинали свой путь как харизматические лидеры и удачливые социальные преобразователи. И завершали его в качестве токсичных идеологических «идолов». В окружении льстецов и в одиночестве — тет-а-тет с собственной манией величия.

С точки зрения Филарета, Православная Церковь Украины была чем-то вроде «УПЦ КП(о)». Исходя из чего, он отчаянно противился всему новому, что появилось в церковной жизни после Объединительного Собора — новому Предстоятелю, новым «правилам игры» (=Уставу) и новому составу Священного Синода. 05.02.2019 в Митрополичьих палатах Святой Софии состоялось первое заседание Священного Синода ПЦУ, состав которого был накануне определен Митрополитом Епифанием. Председательствовать на Синоде должен был Митрополит Епифаний. По правую руку от него должен был сесть Филарет — второй по «диптиху» иерарх ПЦУ. Но чтобы не подчеркивать власти Предстоятеля членов Синода рассадили за круглым столом. То есть так, чтобы визуально не выделять Предстоятеля от остальных членов Синода… Впрочем, задобрить Филарета так и не удалось. Ведь больше всего «почетного патриарха» раздражал уже тот факт, что Митрополит Епифаний «осмелился» созвать первый состав Синода согласно требованиям Устава ПЦУ (=состав Синода формируется на ротационной основе из числа архиереев, управляющих епархиями и согласно старшинству хиротоний). А не так, как того хотел Филарет, предлагающий, чтобы новой церковной структурой (=ПЦУ) управлял Священный Синод… распущенной ранее УПЦ КП.

Филарет беспокоился не о том, чтобы, к примеру, у новых членов Синода была достаточная компетенция для управления. Он боролся за свою власть и влияние... Филарет привык к тому, что с его мнением всегда считался Синод. Но теперь в его состав попали два «тяжеловеса», которые были открытыми оппонентами Филарета — митрополит Львовский Макарий (глава бывшей УАПЦ) и митрополит Винницкий и Барский Симеон (ранее принадлежавший к УПЦ МП). Сложилась новая, непривычная для Филарета ситуация. Ему возражали, причем делали это абсолютно открыто. Более, того, как стало понятно во время мартовского заседания Синода, Филарет теперь не только лишился возможности проводить «свои» решения, но и утратил право «вето». Ярким примером чего стал вопрос об образовании Переяслав-Вишневской епархии — специальной епархиальной структуры, которая могла бы объединить клириков УПЦ (МП), желающих присоединиться к новообразованной Помесной Церкви. Филарету не нравилась уже сама идея такой епархии. Но еще в большей степени ему не нравилось, что эта епархия создавалась под конкретного архиерея — митрополита Александра (Драбинко), который ранее публично критиковал главу УПЦ КП и его изоляционистский курс. Филарет высказал свою позицию — «категорически против». И всё же Синод в целом проголосовал «за», ориентируясь на позицию Предстоятеля, а не Филарета.

Митрополий Макарий и Митрополит Симеон во время заседание Синода ПЦУ, 11 февраля 2019
Фото: pomisna.info
Митрополий Макарий и Митрополит Симеон во время заседание Синода ПЦУ, 11 февраля 2019

Другой, еще более болезненной для Филарета, точкой противостояния был Устав ПЦУ, в котором не было ни единого упоминания про «почетного патриарха». «Навязанный греками Устав нужно менять», — настаивал Филарет. Предоставление Украинской Церкви Томоса, с его точки зрения, давало Предстоятелю право структурировать церковную жизнь в Украине как заблагорассудиться. В том числе и радикальным образом изменив Устав ПЦУ — вплоть до принятия в качестве Устава новой Церкви модернизированной версии Устава УПЦ КП... Однако Томос не был «лицензией» на канонический беспредел. Он даровал Украинской Церкви право на полную независимость. Однако в этом историческом документе были предусмотрены и определенные контрольные механизмы. А именно закреплены:

· границы юрисдикции ПЦУ (=территория Украины);

· демократические механизмы управления (=годовой синод, созываемый на ротационной основе);

· титул Предстоятеля («Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины»).

Последнее вызывало у Филарета особое недовольство. Как мы уже писали выше, Устав ПЦУ не предполагал такой церковной должности как «почетный патриарх». Митрополитом Киевским и всея Украины был избран Епифаний. Таким образом, наименование «почетный патриарх» было не должностью, а внеуставным титулом, а официальные полномочия Филарета были тождественны полномочиям епархиального архиерея. Выход, предлагаемый Филаретом, был крайне прост: ввести в Устав ПЦУ новую/старую должность — «Патриарх Киевский и всея Украины» (или «Почетный Патриарх»). Однако Фанар предусмотрел, что Филарет попытается таким оригинальным образом «дополнить» Устав и фактически захватить власть в ПЦУ. Для предотвращения чего в текст Томоса была внесена фраза, запрещающая самовольное — без благословения Вселенского Патриарха — изменение титула Предстоятеля Украинской Церкви.

«Греки нас обманули. Они дали нам не такой Томос, какой мы ожидали», — возмущался Филарет, поняв, что в прописанных Томосом канонических рамках захватить верховную власть в ПЦУ у него никак не получится. И предложил собственный «стратегический» план — «восстановить» Киевский Патриархат во главе… с самим собой… Или, другими словами, наплевать на Томос и все остальные достижения ПЦУ ради единственной цели — сохранения своей личной власти.

Фото: пресс-служба президента

Авторитет Филарета в УПЦ КП был значительным. Но когда он провозгласил курс на новый раскол, круг его симпатиков в ПЦУ заметно поредел. Из уст в уста передавали: «“Дед” сошел с ума». И, нужно заметить, ошибались. Планируя новое разделение в Церкви, Филарет оставался в психически адекватном состоянии. Он просто оставался собой — властолюбивым человеком, для которого власть и первенство в Церкви значили намного больше, чем ее единство и будущее.

Филарет против ПЦУ

Филарет как будто жил в другой, альтернативной реальности — реальности, в пределах которой не существовало ни Объединительного Собора, ни Предстоятеля в лице Митрополита Епифания, ни Православной Церкви Украины. Согласно решению «ликвидационного» поместного Собора УПЦ КП в Теплой Софии (15.12.2018), Филарет был обязан прекратить деятельность Киевской патриархии как юридического лица «после создания и регистрации Устава Митрополии ПЦУ». Впрочем, обнулять этот орган было не нужно. Достаточно было просто перерегистрировать «Киевскую Патриархию» в Киевское епархиальное управление ПЦУ (поскольку решением Священного Синод ПЦУ от 05.02.2019 за Филаретом сохранили права епархиального архиерея по г. Киеву). Делать этого, впрочем, Филарет не стал. Более того, в его сознании Киевская Патриархия продолжала оставаться главным управленческим центром Церкви. Филарет продолжал издавать указы и распоряжения, награждал меценатов и общественных деятелей, словом, вел себя так, будто он и впрямь не понимает, что перестал занимать пост №1.

В мае 2019 в СМИ попал удивительный по своей форме и содержанию документ за подписью Филарета. Это было разосланное всем архиереям бывшего УПЦ КП приглашение принять участие в богослужениях 13–14 мая 2019 года во Владимирском Соборе, приуроченных к чествованию памяти митрополита Киевского Макария (1494–1497). Филарет приглашал епископат УПЦ КП принять участие в праздничных богослужениях у мощей святого, а также в «братском общении во имя утверждения нашей Святой Украинской Православной Церкви, которая получила долгожданный Томос про автокефалию».

Это было весьма оригинальное приглашение. Во-первых, приглашение было напечатано на бланке распущенного ранее УПЦ КП. А, во-вторых, Филарет забыл пригласить к «братскому общению»… своего Предстоятеля — Митрополита Епифания. 14 мая всегда было особенным днем в литургическом календаре УПЦ КП. На чествование по традиции съезжался епископат УПЦ КП. Воспользовавшись этой традицией, Филарет решил устроить своеобразные «смотрины» своих сторонников, и в случае, если таковых окажется достаточное количество, провести архиерейское совещание/собор, целью которого было бы откатить назад решения Объединительного Собора:

· формально восстановить Киевский Патриархат с Филаретом во главе;

· отменить «греческий» Устав ПЦУ и вернуть Устав УПЦ КП;

· распустить сформированный Митрополитом Епифанием Священный Синод и «вернуть» Священный Синод УПЦ КП;

· назначить дату Поместного Собора УПЦ КП, который бы окончательно обнулил решения Объединительного Собора 15.12.2018.

Филарет надеялся, что 14 мая станет днем его возвращения в большую церковную политику. Но организованный им «смотр войск» окончился для него полным фиаско. К отставному «генералиссимусу» прибыли лишь четыре архиерея — прибывший из уважения к бывшим заслугам Филарета архиепископ Симферопольский и Крымский Климент и три архиерея ПЦУ из России — митрополит Белгородский и Обоянский Иоасаф (Шибаев), его викарий епископ Валуйский Петр (Москалёв) и митрополит Богородский Адриан (Старина). После чего в социальных сетях и в экспертной среде сразу же стали обсуждать вопрос — а не содействует ли новому разделению в Украинской Церкви спецслужбы соседнего государства?..

4 из 60 действующих епископов ПЦУ. Это был жесткий удар по амбициям Филарета. К тому же многие епископы ПЦУ воспользовались предоставленным Филарета поводом, чтобы продемонстрировать свою лояльность избранному Собором Предстоятелю (что и было сделано в форме писем на имя Митрополита Епифания, в которых епархиальные архиереи ПЦУ в дипломатичной форме отмежевывались от филаретовского мятежа). Точка невозврата еще не была пройдена. И Филарету стоило бы здесь остановиться, восстановив конструктивные отношения с Предстоятелем. Но Филарету уже не нужен был мир — ни худой, ни добрый. Он настроился на войну — войну с Митрополитом Епифанием, его командой и даже ПЦУ в целом. А в качестве инструмента таковой Филарет избрал создание параллельных церковных структур. Или, выражаясь менее дипломатично, новой схизмы (=раскола).

Фото: Макс Требухов

По состоянию на июнь 2019 года Филарета поддерживали всего несколько архиереев — митрополит Иоасаф (Шибаев), епископ Петр (Москалёв), а также митрополит Адриан (Старина). Не оправдали себя и надежды Филарета на киевское духовенство из числа бывших клириков Киевского Патриархата. Поддержку бывшему главе УПЦ КП казала лишь часть штатного духовенства Владимирского Собора и несколько киевских священников с репутацией чудачествующих.

В сложившейся ситуации Филарет теоретически мог:

· смириться с потерей власти и помириться с Митрополитом Епифанием;

· занять выжидательную позицию и временно воздержаться от новых шагов по углублению разделения;

· форсировать разделения, попытавшись формально отделиться от ПЦУ.

Филарет выбрал третий, наиболее деструктивный сценарий. 11.06.2019 «почетный патриарх» попытался заручиться поддержкой патриотической интеллигенции, собрав в Киеве «Форум украинской интеллигенции “За Украинскую Православную Церковь! За Киевский Патриархат!”». Однако политтехнологии родом из 90-х не сработали. Никто из публичных интеллектуалов на филаретовский форум не пришел. А собравшиеся «штатные интеллигенты» выглядели малоцерковно и малоубедительно.

Абсолютно провальным оказалось и следующее собрание, инициированное Филаретом. 20.06.2019 он провел во Владимирском Соборе совещание своих сторонников, которое было объявлено «поместным собором» распущенного ранее УПЦ КП. «Собор» Филарета выглядел, мягко говоря, жалко. Основная часть «делегатов» оказалась женского пола и пенсионного возраста. Мужская часть собрания была представлена немногочисленными — около двух десятков — священниками. Из 40 архиереев распущенного ранее УПЦ КП присутствовали всего 3 архиерея: сам Филарет, митрополит Иоасаф (Шибаев) и епископ Петр (Москалёв). Мероприятие, собранное Филаретом чем-то напоминало «бомж-пати» — вечеринку-маскарад, где успешные, но уставшие от условностей корпоративной культуры люди, переодеваются в «бомжей». Правда, логика социальной «перелицовки» здесь была иной. На «бомж-вечеринке» успешные играли роль социальных неудачников. А на филаретовском «поместном соборе» роль «соборян», «делегатов поместного собора» играли пожилые прихожанки Владимирского собора — нуждающиеся и наивные люди, не разбирающиеся в церковной политике. «Собор» не имел и тени легитимности. Мало того, что 15.12.2018 Филарет собственноручно подписал решение о самоликвидации УПЦ КП. Ведь даже согласно Уставу ликвидированного УПЦ КП, патриарх имел право созвать Поместный Собор только совместно с Синодом (раздел II, п. 2; раздел IV, п.6.). Однако из 12 членов Священного Синода бывшего Киевского Патриархата «за» созыв Поместного Собора выступили только двое — сам Филарет и митрополит Иосаф (Шибаев).

Патриарх Филарет выступает на форуме «За Украинскую Православную Церковь! За Киевский Патриархат! За Украину!», 14 июня 2019
Фото: сайт Киевского патриархата
Патриарх Филарет выступает на форуме «За Украинскую Православную Церковь! За Киевский Патриархат! За Украину!», 14 июня 2019

«Собор» Филарета не был «разбойничьим» (как иногда именуют ряд нелигитимных соборов, созванных в византийскую эпоху). Это был «Собор ряженых». И всё же Филарет решился принять на этом квазисоборе решения, свидетельствующие об окончательном разрыве с ПЦУ: «отменив» решение Поместного Собора УПЦ КП 15.12.2018 о ликвидации этой церковной структуры; «подтвердив», что главой УПЦ КП «продолжает быть Святейший Филарет»; и, конечно же, — без этого Филарет перестал бы быть собой — задекларировав, что возглавляемый им УПЦ КП (=виртуальный) остается собственником всех счетов, денег, всего движимого и недвижимого имущества УПЦ КП бывшего. Включая и такие «объекты недвижимости» как крупные киевские монастыри — Златоверхий Михайловский, Феодосиевский, Выдубицкий и др., а также главную богословскую школу ПЦУ — Киевскую Православную Богословскую Академию.

А как же мнение монахов и их игуменов, студентов и профессоров? Всё это не значило для Филарета ровным счетом ничего. Филарета не поддерживает епископат и духовенство ПЦУ? Нет проблем! «Святейший патриарх» рукоположит себе новых! Студенты и преподаватели КПБА считают себя членами ПЦУ, а не виртуального Киевского Патриархата? Немедленно выгнать «учащих и учащихся», а на их места принять новых!.. Весьма «остроумным» образом решило инициированное Филаретом собрание и проблему Томоса. «Томос об автокефалии, предоставленный Украинской Православной Церкви 6 января 2019 года в Константинополе (Стамбуле) не соответствует уставу (укр. статуту — прот. Б.Г.) автокефальных Церквей, которым обладают все автокефальные Церкви, и потому ставит Украинскую Православную Церковь в зависимость от Константинопольского Патриархата. Собор благодарит Вселенского Константинопольского патриарха Варфоломея и всех архиереев Матери-Церкви за стремление решить украинскую церковную проблему, но нас не удовлетворяет содержание Томоса об автокефалии Православной Церкви Украины». («Поместный Собор УПЦ КП от 20.06.2019. Постановления», п. 7–8).

Вот так! Константинополь=Стамбул. Томос про автокефалию — это Томос о зависимости от Константинопольского Патриархата (совсем как в российских агитках против ПЦУ). А посему вы, господа греческие архиереи, можете забрать его обратно! Ведь реабилитированного вами 8 месяцев назад Филарета не устраивает его содержание (=в нем не фигурирует его имя!).

Это был плевок в лицо Константинополю. Сложно даже сказать, чего больше в этих решениях. Провинциального чванства? Богословско-канонического невежества? Или просто хамства? Так или иначе, но решения «Собора» оказались откровенно раскольническими. Филарет действовал так, будто он созвал свой собор на безлюдном острове, где кроме него никакой церковной структуры не существовало и не существует. Епископат и епархии ПЦУ, избранный на Соборе Предстоятель — всего этого на «необитаемом острове» Филарета просто не существовало… А уже спустя пару дней после «Собора» Филарет пошел еще дальше — начал рукополагать епископов для своего призрачного «Киевского Патриархата». 22.06.2019 Филарет совместно с Иоасафом (Шибаевым) рукоположил в сан «епископа Харьковского и Богодуховского» иеромонаха Илью (Зеленского). А на следующий день он совершил еще одну новую хиротонию — рукоположил в «сан епископа Васильковского» архимандрита Андрея (Маруцака).

 «Епископ» Васильковский УПЦ КП Андрей Маруцак.
Фото: Facebook-страница Иоасафа Шибаева
«Епископ» Васильковский УПЦ КП Андрей Маруцак.

Жизнь Церкви не похожа на движение автомобилей в Дели, где на дорогах творится хаос, а каждый едет так, как ему заблагорассудится. У Церкви есть свои, выработанные на протяжении веков, «правила дорожного движения» (=каноны). И, согласно этим канонам, инициатор всего описанного нами выше — Филарет — должен был за свой хаотический стиль вождения лишиться «водительских прав». Вначале на время (=запрет в священнослужении). А если эта мера окажется безрезультатной, то и навсегда (=лишение сана). «Запретить», «лишить сана», «умножить на ноль» — именно таким образом решали и решают проблемы с оппонентами в Московском патриархате, в рамках корпоративной культуры которого формировался некогда и сам Филарет. Наверняка таким же образом поступил бы со своими оппонентами и он сам. Но к чести Митрополита Епифания и его команды ПЦУ не пошла этим путем и поступила с «бунтовщиками» более гуманно. Решением Священного Синода ПЦУ от 24.06.2019 храмы и монастыри города Киева, подчинявшиеся до этого момента Филарету, были переподчинены Митрополиту Киевскому и всея Украины Епифанию (решение вполне логичное с точки зрения канонической традиции Церкви). Филарет остался «почетным патриархом» одного, но зато весьма известного и богатого киевского храма — Владимирского Собора. А через 7 месяцев, когда стало понятно, что Филарет «не остановится», он утратил и другие канонические права. 04.02.2020 Священный Синод принял в отношении бывшего главы УПЦ КП три важных решения:

1. установил, что Филарет с 24.06.2019 «является архиереем Православной Церкви на покое»;

2. приостановил его полномочия как члена Священного Синода ПЦУ;

3. констатировал, что Филарету, как архиерею на покое канонически запрещено совершение любых хиротоний, а также объявил о непризнании со стороны ПЦУ таких рукоположений.

На Филарета не наложили канонический санкций. Его просто-напросто отправили на «заслуженный отдых». Что же касается «соратников» Филарета по мятежу на церковном корабле — митрополита Иоасафа (Шибаева) и епископа Петра (Москалёва), — то их просто напросто «списали на берег». Или, словами синодального решения, «исключили с 24 июня 2019 г. из состава епископата Православной Церкви Украины»…

Представьте себе следующую картину. Проигрывая партию, известный шахматист решил, так сказать, сделать ход конем. Но пошел им не так, как предписывают правила игры в шахматы, а как ему было выгодно. Словно это был не конь, а ферзь… «Этого не может быть, — возразит наш читатель. — Ведь даже средней руки шахматист неминуемо превратится после такого “хода” в посмешище»… За свою долгую жизнь Филарет успел побывать на многих церковных постах, предполагающих знания того, как канонически устроена жизнь Православной Церкви. Но в критические моменты своей биографии Филарет всегда прибегал к одному и тому же фокусу. Он легко переступал через правила и делал то, что ему было в данный момент выгодно.

Фото: Макс Требухов

Подобным образом случилось и в этот раз. Убедившись, что он не может выиграть, соблюдая правила, Филарет легко разрешил себе их нарушить. И стал действовать не так, как то предписывает каноническое право, а как ему было выгодно. У Филарета не было никакой ощутимой поддержки среди священников и верующих ПЦУ. Как заявил 05.12.2019 директор Департамента по делам религий и национальностей Андрей Юраш, о своем желании находится в составе филаретовского УПЦ КП(о) заявили от 10 до 15 религиозных общин в Украине (для сравнения: число приходов, ассоциирующих себя с ПЦУ — около 7.000). Не имел Филарет и поддержки среди епископата. Более того, у него не было ни права совершать епископские рукоположения без соответствующего решения Синода ПЦУ, ни адекватных кандидатов в епископы. Но всё это не помешало Филарету взять курс на полное отделение от ПЦУ. «Почетный патриарх» стал самовольно рукополагать новых епископов для своей виртуальной Церкви. И количество последних вскоре доросло до 10-ти — по одному епископу на полтора прихода...

Параллельно Филарет пытался юридически оспорить ликвидацию УПЦ КП. И поначалу ему это удавалось — в сентябре 2019 года Окружной административный суд Киева дважды принимал решения в пользу Филарета. Однако 11.11.2019 Шестой апелляционный суд Киева вынес решение о продолжении процедуры ликвидации УПЦ КП. После чего приверженцы Филарета попытались взять суд штурмом, кроша мебель и вступая в драку с работниками правоохранительных органов.

Филарет и сценарий «гибридной» автокефалии

Зачем это нужно Филарету? Зачем создавать виртуальный «Киевский Патриархат»? Зачем настаивать на том, что ты — «Патриарх Киевский и всея Руси-Украины», если тебя не поддерживает духовенство? Зачем, наконец, воевать против ПЦУ и Томоса?

У старости полные сундуки опыта. Но что значит опыт без воли и энергии? Известно, что в годы «понтификата» Патриарха Московского Алексия II (1990–2008) особую роль в церковном управлении играл епископ Арсений (Епифанов), ставший правой рукой патриарха в 1990 году, когда ему было 35 лет. Аналогичную роль при Филарете в 2008–2018 годах играли митрополит Епифаний и архиепископ Евстратий (Зоря), авторству которого, начиная с 2007 года, принадлежат многие ключевые тексты УПЦ КП. Войдя в конфликт с Предстоятелем ПЦУ, Филарет тем самым, так сказать, самоизолировался от епископата и духовенства. И сразу же столкнулся с кадровой проблемой. Свидетельством чего являются документы, которые стали появляться в СМИ от имени «почетного патриарха» после того, как он порвал с ПЦУ. Если до Объединительного Собора документы УПЦ КП писались на подобающем уровне, то когда Филарет остался один, без опытных помощников, он стал ставить подписи под откровенно беспомощными текстами… Слабостью Филарета воспользовались те, кого ранее не допускали до обсуждения стратегически важных вопросов церковной жизни. В их числе и многолетний настоятель Владимирского Собора — протоиерей Борис Табачек, которого многие считают вдохновителем «покаянного» письма Филарета к Патриарху Кириллу (16.11.2017).

Фото: facebook/Євстратій Зоря

Филарета убеждали. Сначала в том, что он — религиозный лидер №1 в Украине и «легко справится с Епифанием». Затем, когда стало понятно, что захватить власть в ПЦУ не удастся, — в том, что ему удастся вновь перезапустить проект «Киевского Патриархата»… «В 1992 году со мной остался один епископ, а в 2018 году Киевский Патриархат стал самой многочисленной Церковью Украины» — заявил Филарет в интервью 4 каналу (22.03.2020). Но «внештатный патриарх», очевидно, забыл, что в 1992 году он с немногочисленной группой сторонников присоединился к уже готовой церковной структуре — Украинской Автокефальной Православной Церкви (которая, по состоянию на 1991 год, насчитывала 14 епархий, 11 епископов и около 1 600 приходов).

Филарет утверждает, что его цель — создание в Украине сильной, самодостаточной Церкви. Более того, как заявил Филарет в интервью 4-му каналу, он вполне может «пережить Митрополита Епифания»… Однако в 1992, когда Филарет присоединился к УАПЦ, ему было 63 года. А сейчас — 91. Из чего следует, что для любого масштабного проекта у него, скорее всего, банально не хватит ни сил, ни времени. Что же касается преемников Филарета на посту главы УПЦ КП(о), то они, скорее всего, окажутся мелкими авантюристами, неспособными к системной церковной деятельности. И приведут они «Киевский Патриархат» Филарета к той же позорной участи, которая постигла «Киевский Патриархат» во главе с «патриархом» Моисеем (Куликом). «А кто это?» — спросит большинство наших читателей, встретившись со странным словосочетанием: «Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Моисей». Вполне очевидно, что через какое-то время точно так же будут реагировать на имя преемника Филарета. Оно не будет абсолютно ничего говорить большинству из нас…

Итак, рассчитывать исключительно на свои силы Филарету бессмысленно. Ведь он оказался голым королем — у него нет ни времени, ни структуры, ни кадров. Остается вариант «б» — вступить в формальный или неформальный альянс с влиятельными «игроками» в мировом православии. Но только с кем именно? Украинская автокефалия окончательно разделила World orthodoxy на три группы Поместных Православных Церквей, т.е. на тех, кто:

• ориентируется на Константинополь;

• ориентируется на Московский Патриархат и российское государство;

• формально не определился (=«партия выжидающих»).

Отвергнув Томос, Филарет нанес оскорбление не только лично Патриарху Варфоломею, но и всей Константинопольской Церкви. После чего возможность получить поддержку из Константинополя для Филарета навсегда закрылась. Партии «выжидающих» Филарет с его 10–15 приходами банально безразличен. Остается Москва и ее нынешние союзники в православном мире… Вот только нужен ли Москве Филарет?..

Фото: facebook/Патріарх Філарет

В своем нынешнем качестве — «внештатного патриарха» или генерала без армии — Филарет может быть интересен руководству РПЦ только как инструмент пропаганды. «Мы получили не тот Томос», «автокефалия ПЦУ не настоящая» — озвучивая подобные тезисы, Филарет объективно играет на руку РПЦ. Причем делает это сознательно. А могут ли за спиной Филарета играть некие пророссийские силы? — пытается выяснить у него журналистка 4 канала Таша Трофимова. «Да, это действительно так», — отвечает ей в видеоинтервью Филарет (24:52). Оговорка? Но как можно понять из его последующих слов Филарета, он прекрасно понимает, что противостояние между ним и ПЦУ выгодно РПЦ. И… сознательно подыгрывает вчерашним недругам. Такова, по его мнению, цена возобновления Киевского Патриархата.

Автор этих строк не является ни русофобом, ни идейным противником Русской Церкви. Любой, даже милитарный, конфликт между соседними государствами должен быть рано или позже изжит. Нельзя признать нормальными и те отношения, которые сегодня, увы, существуют между автокефальной ПЦУ и РПЦ. Мы принадлежим к различным юрисдикциям, но мы являемся членами одной и той же единой Православной Церкви. Ведь Церковь Христова — это не содружество разрозненных Церквей, а именно единая семья христиан, живущих верой в Единого Христа и причащающихся из Единой Чаши. Из этого следует неоспоримый вывод — альтернативы диалогу просто не существует, вопрос лишь в том, когда он начнется… И всё же согласитесь, слышать из уст Филарета изложенные выше тезисы, как минимум странно. Филарета можно назвать «олимпийским чемпионом по политическому переодеванию». Находясь в РПЦ, он рьяно критиковал украинский национализм. А после того, как Московский Патриархат лишил его сана, Филарет тотчас проникся симпатией к УНА-УНСО и привлек военизированные отряды последней к охране Владимирского Собора и своей резиденции на Пушкинской... Что же, имея такой опыт за плечами, Филарету ничего не стоит переобуться в воздухе и сегодня. Вот только устраивает ли его войти в новейшую церковную историю в качестве деятеля, который прошел «путь к Томосу и обратно»? 

В борьбе с ПЦУ, Филаретом движут личные мотивы. Он — мстит. Мстит Митрополиту Епифанию, который, отказался в угоду Филарету нарушать положения Томоса. Мстит украинскому автокефальному движению и Православной Церкви Украины, которые, якобы, незаслуженно забыли о его «исторических заслугах». Мстит Константинопольскому Патриарху Варфоломею, который не дал Филарету обмануть Вселенскую Патриархию и православный мир в целом… Но как далеко Филарет готов идти по избранному им пути? Готов ли он, к примеру, по-настоящему, — а не «понарошку» (как это было с письмом Патриарху Кириллу в 2017 году) покаяться перед РПЦ?.. Не стоит преувеличивать украинофильство и патриотизм Филарета. Патриотизм последнего всегда носил ситуативный характер. Филарет был патриотом, поскольку и насколько это соответствовало его личным интересам. Но капитуляция перед РПЦ объективно не выгодна Филарету. Ведь таковая полностью уничтожила бы Филарета как историческую фигуру. Это был бы не просто «неприятный момент» в биографии «ключевого борца за независимость» Украинской Церкви. Подобный шаг полностью бы обесценил то, что Филарет делал на протяжении последних 29 лет, начиная с Собора УПЦ 1991 года…

На что же тогда рассчитывает Филарет? И как он собирается выиграть в борьбе против ПЦУ, за которой стоит Томос и около 7 тысяч приходов?

Замечание первое. После того, как Филарет самоизолировался от ПЦУ и потерял свою команду, у него больше нет ни стратегических планов развития Украинской Церкви, ни дорожной карты. Все действия и решения Филарета подчинены теперь лишь одной цели — «остаться на плаву». Замечания второе. Оказавшись в изоляции, Филарет потерял способность адекватно воспринимать ситуацию. Он явно переоценивает свои силы и дарования. Филарет слишком доверяет своему новому окружения. А, главное, он живет в ожидании очередного «чуда», которое, якобы, должно вот-вот с ним случиться.

----

Фото: facebook/Патріарх Філарет

Старик, ждущий чуда — легкая добыча для алчного окружения. Ведь его можно легко убедить в вероятности того или иного сценария развития церковной жизни в Украине. Достаточно лишь, выстроить этот сценарий таким образом, чтобы Филарет выглядел в нем триумфатором… Один из таких сценариев, которым сегодня пытаются приободрить Филарета его новое окружение, — это сценарий «гибридной автокефалии». Сложно сказать, где именно родилась эта «страшилка». Но факт остается фактом — в кругах Филарета ее обсуждают уже много лет. 

Сценарий «гибридной автокефалии» предполагает, что в определенный момент руководство РПЦ придет к выводу о бесперспективности дальнейшего противодействия украинской церковной независимости. После чего Московский Патриархат начнет действовать по известному принципу — «если процесс нельзя предотвратить, его нужно возглавить». И… предоставит автокефальный статус своим епархиям в Украине, одновременно сохранив непубличные механизмы влияния на внутреннюю и внешнюю политику формально независимой УПЦ.

Известно, что патриарх Кирилл является убежденным и последовательным противником идеи автокефального бытия Украинской Церкви. А его главным козырем в этом вопросе является позиция нынешнего Предстоятеля и епископата УПЦ (МП), которые неоднократно заявляли, что их устраивает нынешний статус-кво и они не стремятся к автокефалии. Не секрет, однако, что в РПЦ существует и другая, альтернативная точка зрения на украинский церковный вопрос. Согласно которой, формальное предоставление автокефалии УПЦ (МП) может быть осуществлено и в выгодном для РПЦ и российского государства формате. «Если украинская автокефалия будет московским даром, наша патриархия скорее выиграет: на всеправославных форумах у нее появится еще один дружественный для нее голос» — писал известный российский миссионер протодиакон Андрей Кураев еще в 2015 году.

Сегодня, после создания ПЦУ под эгидой Фанара и провала встречи в Аммане (26.02.2020) эти слова о. Андрея звучат еще убедительнее. Да, действительно, предоставив УПЦ под омофором митрополита Онуфрия автокефальный статус до издания Томоса патриархом Варфоломеем, Московский Патриархат получил бы карт-бланш на переформатирование религиозной карты Украины. Более того, подобные возможности отчасти остаются у Московского Патриархата и сегодня. Правда, теперь, чтобы успешно конкурировать с уже изданным Томосом, РПЦ было бы необходимо предоставлять Украине такую автокефалию, которая бы существенно превышала объем нынешних канонических прав ПЦУ — вплоть до дарования Предстоятелю УПЦ патриаршего сана.

Вот на этот-то вариант развития церковной ситуации в Украине и рассчитывает Филарет. «Греческие Томос и автокефалия — неправильные и ненастоящие» — заявляет он. И параллельно пытается отправить по всем имеющимся у него каналам «шифрограмму» в Московскую Патриархию: меняйте тактику, предоставьте Украине «расширенную» автокефалию, а «Киевский Патриархат» (=Филарет) вас поддержит. Что же, сценарий «гибридной автокефалии» действительно не лишен креативности. Ведь интересам империи далеко не всегда соответствует зависимый статус политических или церковных колоний. Случаются исторические ситуации, когда верный союзник более выгоден для империи, чем склонный к побегу невольник.

Фото: Lb.ua

Вот только полученные от Филарета «шифрограммы» в Москве чаще всего сдают в архив, не дочитав их до конца. Сценарий «гибридной автокефалии» известен там еще по опыту работы московского ОГПУ с «Украинской Синодальной Церковью», — обновленческой структурой, которая целых 9 лет (с мая 1925 по декабрь 1934) существовала в Украине как формально независимая от Москвы «автокефальная Церковь». Но совершенно ясно, что подобные сценарии никому в Москве сегодня не интересны. Во-первых, к сценарию «гибридной автокефалии» не готовы на современном этапе ни в РПЦ, ни в УПЦ (МП). А, во-вторых, в ситуации, когда мир стоит на пороге нового глобального кризиса, украинский церковный вопрос (а, следовательно, и любые сценарии его решения) теряют для России свою актуальность… 

Никто не хочет быть пешкой в чужой игре. Не исключение и Филарет, который наверняка считает себя на украинском «шахматном» поле если не королем, то хотя бы ферзем. Филарет надеется, что ему вновь фантастически повезет. Надеется на то, что с ним вновь, как в октябре 2018 года, случится какое-нибудь «каноническое чудо». К примеру, что Московский Патриархат вдруг решится создать в Украине свою «параллельную» Константинополю и ПЦУ автокефалию. Которая, к тому же вдруг окажется еще и «автокефальнее» автокефалии, провозглашенной Константинополем. И тогда у Филарета вдруг появится возможность с честью уйти с исторической сцены...

Как известно, вчистую проигрывают игроки, которым вначале фантастически «везет». Почувствовав себя баловнем судьбы, такой человек чаще всего ставит на кон всё и… проигрывается до последней копейки... Чем закончится «игра» героя нашего Казуса и каковы будут две-три фразы в учебнике церковной истории, которые, в конце концов, суммируют его деятельность? Отвечать на эти вопросы еще преждевременно. Ведь Филарет всё еще является «ответственным редактором» своей биографии… Казус Филарета еще не разгадан. Но мы обещаем читателю с подобающим вниманием следить за событиями в жизни этой парадоксальной фигуры.

Протоиерей Богдан ГулямовПротоиерей Богдан Гулямов, Протоиерей Православной церкви Украины
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram