ГоловнаСуспільствоНаука и религия

П'ятирічка стримування. Підсумки п'яти років правління митрополита Онуфрія в УПЦ МП

Вчера, 17 августа, исполнилось 5 лет с тех пор как Украинскую Церковь Московского Патриархата официально возглавляет митрополит Онуфрий (Березовский). Хотя де-факто он управляет церковью еще дольше – с 24 февраля 2014 года. Именно тогда Синод на основании медицинского заключения о неспособности предстоятеля – митрополита Владимира (Сабодана) – управлять церковью избрал Онуфрия местоблюстителем – эдаким и.о. При Владимире УПЦ (МП) воспринималась проукраинской церковью, спустя 5 лет все та же структура в общественном сознании ассоциируется с «Русским миром» и самым разветвленным институтом влияния России в Украине. Как образ церкви за 5 лет смог развернуться на 180 градусов? Об этом и многом другом - в материале LB.ua.

Митрополит Онуфрий ( в центре) во время награждения орденом Святого апостола Андрея Первозваного
Фото: Facebook/church.information.center
Митрополит Онуфрий ( в центре) во время награждения орденом Святого апостола Андрея Первозваного

Кадры

Придя к власти, Онуфрий почти полностью убрал команду своего предшественника. В принципе логичное и вполне ожидаемое решение любого руководителя, если бы не контекст. В последние годы правления Владимира УПЦ (МП) все больше ощущала себя именно церковью украинского народа, и все меньше частью московского патриархата. Владимир мог открыто говорить, что «наша конечная цель – автокефалия», позволял себе не только не соглашаться, но и спорить с патриархом Кириллом. Последний с 2009 г. активно продвигал идеологию «Русского мира» и хотел, чтобы Киевский митрополит был ее промоутером. Но Владимир (Сабодан) отказался в этом участвовать, подчеркнув, что УПЦ (МП) не навязывает своим верующим политические взгляды и геополитическую ориентацию. Но при этом осенью 2013 г. он совместно с лидерами других украинских конфессий подписал открытое письмо в защиту евроинтеграционного пути Украины. 

Фактически Владимир отказывался проводить пророссийскую политику и поддерживал проевропейский вектор. 

Ничего страшного в том, что Онуфрий взялся менять старую команду на своих людей, не было бы, если бы не одно но. В стране в это время уже шла война, причем война с обильным присутствием религии. Начиная с того, что тогдашний официальный спикер РПЦ священник Всеволод (Чаплин) 2 марта 2014 г. призывал украинцев не оказывать сопротивления российским войскам, т.е. призывал к капитуляции, и заканчивая пенсионерками с иконами в руках на блокпостах оккупантов в Донецкой области.

Протоиерей Всеволод Чаплин
Фото: politnavigator.net
Протоиерей Всеволод Чаплин

В это время Онуфрий начинает снимать всю проукраинскую команду в верхушке УПЦ (МП) и нарочито награждать наивысшими церковными наградами, откровенно украинофобских и пророссийских священнослужителей. Со своих постов были сняты протоиерей Георгий Коваленко, и митрополит Александр (Драбинко), а проукраински настроенного архимандрита Виктора (Бедя) из Ужгорода запретили в служении.

В тоже время русинского сепаратиста, священника Дмитрия Сидора в том же 2014 г. награждают высшей наградой для женатого духовенства – правом ношения второго креста. И подобных примеров достаточно: Ионафан (Елецких), Сергий (Генсенцкий), Феодор (Гаюн) – все они известные противники независимости украинской церкви от Москвы, сторонники единства с Россией, при Онуфрии получают высокие церковные посты и награды. Онуфрий в желании поставить на кафедры своих сторонников даже пошел на нарушение канонов и вернул на посты двух схимников (монахов, которые дают обеты не покидать своего монастыря): Алипия (Погребняка) и Серафима (Зализницкого). Хотя такая практика запрещена церковным правом (2 правило Большого Софийского Собора 879 г.) и является достаточно грубым нарушение монашеской жизни. 

Ситуация с кадрами была первым звонком для экспертов, куда Онуфрий будет вести УПЦ (МП). 

Фото: pravlife.org

События

Наиболее важным и тяжелым событием, которое припало на период правления Онуфрия, является война между Украиной и Россией. Именно война и ставит в сложное положение саму УПЦ (МП), поскольку ее руководство не только физически находится в Москве, но еще и достаточно плотно сотрудничает с Кремлем, так, что порой трудно отделить церковь от государства в современной России. 

Еще в начале конфликта митрополит Онуфрий отправил в Москву письмо к Путину и патриарху Кириллу с просьбой воспрепятствовать войне и нарушению территориальной целостности Украины. И это была единственная реакция Онуфрия на войну, больше никаких заявлений не было.

Более того, письмо это родилось не в кабинетах митрополии, а было написано двумя известными украинскими религиоведами в одном из столичных кафе. Они просто хотели помочь митрополии адекватно отреагировать на вызовы текущего момента.

Тема войны принесла наибольший урон репутации УПЦ (МП). Верующие ожидали от руководства церкви осуждения агрессии России, моральной оценки кражи украинского Крыма и т.д. Вместо этого церковь заняла позицию «над конфликтом», полностью отказываясь комментировать военные действия. При этом патриарх Кирилл и Московская патриархия позволяли себе противоречивые высказывания, которые когда косвенно, когда аллегорически, а когда напрямую и оправдывали действия России. Чего стоит заявление патриарха Кирилла на следующий день после сбития Боинга МН17 о том, что от России не исходит никакой опасности?

Более того, в Социальной концепции УПЦ (МП) есть норма, согласно которой церковь должна была высказаться относительно войны:

«В нынешней системе международных отношений подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной. Грань между первой и второй особенно тонка в случаях, когда одно или несколько государств либо мировое сообщество начинают военные действия, мотивируя их необходимостью защиты народа, являющегося жертвой агрессии. В связи с этим вопрос о поддержке или осуждении Церковью военных действий нуждается в отдельном рассмотрении всякий раз, когда таковые начинаются или появляется опасность их начала» (Розділ VIII, пункт 3).

Фото: Сергей Нужненко

Но в УПЦ (МП) так и не нашли времени для того, чтобы разобраться в характере войны, от которой страдает их же паства.

На все претензии от украинской части паствы и духовенства в митрополии отмахивались, прикрываясь настроениями пророссийской части церкви. Боялись потерять эту часть верующих, но примечательно, что никто не переживал о проукраинской части. Их, видимо, до конца и не считали «своими» и потенциально воспринимали как перебежчиков. 

Но наиболее известным «фейлом» команды Онуфрия в отношении войны является эпизод невставания в Раде

Во время минуты молчания по погибшим войнам АТО, Онуфрий и еще два епископа отказались встать и демонстративно сидели. Объяснение этого поступка было не менее эпичным – так священнослужители протестовали против военных действий на Донбассе.

На одной из пресс-конференций, после Архиерейского Собора в Москве в 2017 г., я спросил у спикера УПЦ (МП), почему они не поступили так же перед Путиным, почему они не протестовали против войны и перед другой стороной? Мне ответили, что вопрос некорректен. Действительно, для УПЦ (МП) в какой то момент этот вопрос перестал быть корректен, как и само присутствие УПЦ (МП) в украинском обществе. 

Можно привести еще множество примеров того, как духовенство УПЦ (МП) освящало оружие для боевиков на Донбассе и оккупантов в Крыму, и при этом отказывалось хоронить бойцов АТО, называя их братоубийцами.

Фото: politeka.net

Причины

Фактически УПЦ (МП) с началом украино-российской войны начинает свою политику сдерживания. Сдерживания от консолидации и объединения всех украинских сил, и от дрейфа Украины от России в сторону Европы. Это все очень четко вкладывается в мировоззрение митрополита Онуфрия. 

Митрополит Онуфрий принадлежит к группе почаевцев в среде УПЦ (МП). Это наиболее консервативная партия, местами даже фундаменталистская. Они выступают против современного мира, против паспортизации, против налоговых номеров и прочих современных девайсов. Они считают, что весь мир погряз в грехах, а истинная вера сохранилась только в России, только в Московском патриархате.

Это усиливает мобилизационные настроения и психологически подтверждает правоту нахождения себя в осажденной врагами крепости. Именно так видит Онуфрий себя и всю УПЦ (МП) в украинском обществе. Именно этим объясняется и то, что они не боялись потерять проукраинскую паству, так дорожа пророссийской. Онуфрия абсолютно не пугает угроза маргинализации его церкви, потому что для них количество не играет роли. Они считают, что берут качеством, что только их православие правильно. И даже если у них будет не 12 тысяч, а всего 12 парафий, они все равно будут считать себя правильными и истинными. 

Вообще выбор Онуфрия был очень выгоден для Москвы. Во-первых, он смиренный монах, для которого одной из главных добродетелей является послушание своему начальству, которым является патриарх Кирилл и Синод Русской церкви. Очень удобно для россиян. Во-вторых, на Онуфрия практически нет компромата, который грозил бы обнулить его рейтинг среди верующих и общества.

Патриарх Кирилл и митрополит Онуфрия
Фото: atn.ua
Патриарх Кирилл и митрополит Онуфрия

Но это не значит, что Онуфрия назначили из Москвы. Нет, его выбрали местные украинские архиереи. Выбрали по сугубо шкурным интересам. Ведь Онуфрий, так же как и Владимир (Сабодан), не мешает епископату править и хозяйничать в своих епархиях, как кто хочет. УПЦ (МП) это не жесткая вертикаль власти, где глава церкви контролирует все, что происходит вплоть до сельской общины. Нет, это скорее конфедерация епархий, каждой из которой правит феодал, а глава церкви не сюзерен, т.е. принцип «вассал моего вассала не мой вассал» сохраняется в виде неписаного правила. Конечно же из этого правила есть исключения и не мало, но в целом оно действует. Именно этот принцип лег в основу того, что епископы выбрали Онуфрия - предстоятеля, он просто не мешает им править.

***

За пять лет правления митрополита Онуфрия УПЦ (МП) перестала восприниматься церковью большинства, хотя и сохранила большую часть своей инфраструктуры. Она перестала восприниматься церковью украинского народа и обрела мощный шлейф пятой колонны Кремля. Все это стало возможно из-за непонимания митрополит-бюро того, что случилось в 2014 г.

 Янукович и status-quo до 2013 г. удовлетворяли значительную часть епископата. И Майдан против него многими епископами воспринимался как личный вызов. Далее на фоне молчания УПЦ (МП) от нее начали убегать общины, но и тут в церкви не сделали правильного вывода. Вместо того, чтобы попытаться разобраться в консерватории, все спихнули на внешнего врага – Киевский патриархат. Ну а дальше каждая сторона просто повышала ставки в конфликте: УПЦ (МП) все больше солидализировалась с пророссийскими политиками, Киевский патриархат все больше ругал УПЦ (МП) и принимал беглые приходы, а пост-майданная власть все жестче требовала осуждения России и поддержки государства.

Фото: Facebook/church.information.center

Кстати о последнем. В УПЦ (МП) всячески демонизируют Минкульт, а конкретно Департамент по вопросам религий и национальностей, за якобы антиУПЦшную политику. Однако, Департамент в 2014-2015 гг. всячески оказывал содействие предлагал руку помощи, обещал содействие в разрешении сложных для УПЦ (МП) ситуаций. Но в митрополии отвергли эту руку помощи, сознательно выйдя на тропу войны с министерством. 

Митрополия пять лет активно кошмарила сознание своим верующим, формируя у них образ врага в лице украинского общества. В УПЦ (МП) не думают над тем, что общество нужно будет склеивать, они не задумываются над поиском путей примирения. Они действуют по-принципу – чем хуже, тем лучше. Вот так за пять лет правления митрополита Онуфрия его церковью стала чуждой собственному народу.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter