ГоловнаСуспільствоЗдоров'я

Глузд за розум

Над входом в психиатрическую лечебницу в Испании когда-то висело объявление «Не всякий здесь принадлежит к ним, не все, принадлежащие к ним, здесь». Актуальное и сегодня наблюдение. Особенно в периоды предвыборных кампаний в нашей стране. Внешне совершенно здоровые люди, умеющие читать и писать, начинают обещать что-то несусветное, например, снижение тарифов в 4 раза.

Фото: Макс Требухов

Скоро, очень скоро у нас очередные выборы. Парламентские, далеко не такие прозрачные и очевидные, какими были недавние, президентские. Меня, как и всегда прежде, будут атаковать журналисты с просьбами раскрыть тайну (не мою, ведомственную!) о наличии реального психического заболевания у господ X, Y и Z, в молодости, да и в зрелом возрасте, имевших опыт, иногда многомесячный, общения с психиатрами.

Заранее сообщаю: X, Y и Z психически здоровые люди, не страдали психическими заболеваниями и прежде, а с моими коллегами психиатрами общались по острой личной нужде. Как в далекие от нас сталинские времена многие умные люди подолгу прятались в психиатрических больницах от ожидаемого ареста НКВД-МГБ. Ну, не хотели они становится репрессированными врагами народа. Так же поступали и некоторые наши нынешние политики, избегавшие ареста и судебного преследования в связи с финансовыми злоупотреблениями, хищением государственного имущества и т.п. Другие – сели, а эти, умные, сумели избежать злой участи. Как и иные яркие персонажи нашего политикума, нагло и неубедительно сыгравшие перед телекамерами сердечные и иные внезапные телесные хвори.

Мы совсем не умнее наших предшественников. Да, они не знали некоторых диагностических критериев нашего времени. Но были явно наблюдательнее нас. И, что нас от них резко отличает, социально активнее нас. Почему – не знаю. Скорее всего, традиционно широкое университетское образование давало им иной кругозор, отсутствующий у выпускников советских и постсоветских медицинских институтов…

Всегда перед выборами перелистываю классику. Свою, психиатрическую классику. Книги и статьи дореволюционных моих коллег, помогавших обществу понять себя. Вот только некоторые из них:

Попов «Сутяжное сумасшествие. Опыт клинического исследования», 1889 год. Рыбаков «Душевные расстройства в связи с последними политическими событиями», 1906 год. Яковенко «Здоровые и болезненные проявления в психике современного русского общества», 1907 год. Копыстинский «К казуистике психозов, имеющих отношение к политическим событиям», 1907 год. Чиж «Психология фанатизма», 1907 год. Чиж «Значение политической жизни в этиологии душевных болезней», 1908 год. Мухин «Психозы войны и революции», 1909 год. Осипов «О политических или революционных психозах», 1910 год.

Всегда с болью и, одновременно, с удовольствием перечитываю наблюдения мудрых своих предшественников, не боявшихся думать и писать. Несмотря на присутствие рядом монаршей власти и охранявшего её отдельного жандармского корпуса. Кстати, в своей работе доктор Мухин сообщил о старшем унтер-офицере Руденко, подавшем начальству рапорт с отказом убивать людей на улицах восставшей Варшавы. За что и был признан страдающим паранойей. Может быть на этом мужественном и безрассудном поступке украинца из Полтавы следует начать историческое примирение Польши и Украины?

К сожалению, в нашей стране нет и не будет исследования и фиксирования истории украинской психиатрии. Некому этим заниматься, увы. Выпускники исторических факультетов такими мелкими темами не интересуются. А фонды, тех же Сороса, Ахметова, Пинчука и иже с ними такое финансировать не будут. Жаль, так уходит в небытие наша история.

Совсем недавно узнал, что в 1958-1959 годах в московской психиатрической больнице имени Ганнушкина пациенты выпускали две машинописные газеты: «Ум за разум» и «Красный умалишенец». Тогда в СССР была хрущевская оттепель. В 60-70 годы такое уже было невозможно. Как и сегодня, особенно в современной России. Не знаю, сохранились ли где-то в архиве эти газеты… Сомнительно.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter