ГоловнаСуспільствоЖиття

Усе повторюється

У тех, кто рано умирает, есть свои преимущества, им не приходится писать воспоминания. Так случилось, что я надолго пережил моих лагерных друзей. И уже оставил о них свою память, всегда искреннюю и, надеюсь, объективную. Писал я и продолжаю писать не автобиографию, а историю своих впечатлений. Нередко возвращаюсь в прошлое в поисках своих единомышленников, в ту особенную жизнь, где окружающий меня мир был черно-белым, до примитивного контрастным. К счастью или к сожалению, забытые, ушедшие эпохи способны возвращаться.

Фото: focus.ua

Надеюсь, я не буду присутствовать в этом мире слишком долго. И мне не придется писать воспоминания о надеждах и позоре новой украинской жизни. Об унаследованном из тоталитарного СССР «искусстве политической лжи» (так назвал свой памфлет англичанин Джон Арбетнот в далеком от нас 1712 году).

Всё, на самом деле, повторяется. В 1335 году капитул католического ордена доминиканцев запретил монахам читать и комментировать книгу Данте. Он, великий Данте, обвинял церковь в служении дьяволу, отнюдь не считая себя еретиком. Его не сожгли, не отправили в тюрьму, не раздавили «случайно» изменившей направление движения повозкой.

В свою обыкновенную бессонную ночь снял с полки книгу Данте. Внезапно увидел прежде незнакомые мне строки: «Законы есть, но кто же им защита? Никто…». Это – из его «Чистилища».

2019 год, Украина, кто является защитником законности в моей стране? Работающий в ручном режиме Конституционный Суд, пекущийся исключительно о своих личных интересах Президент, его Генеральный Прокурор? К нашему стыду, защитниками законности в Украине являются европейские и североамериканские политические лидеры.

Господи, как же больно укорять свою разнузданную страну старой мудростью давно почивших людей. Всё чаще и чаще вспоминаю слова моего славного учителя и друга, европейского интеллектуала Ивана Алексеевича Свитлычного: «Гопашные хохлы…». Он болел любовью и сопереживанием к своей горькой стране, Украине. Он имел право произносить вслух эти слова. Там, в лагере, он, «украинский буржуазный националист» научил меня прямостоянию и прямоговореннию.

Что еще подлое, мерзкое, лживое и греховное должен сделать по отношению к своей стране Президент, чтобы интеллигентные, хорошо образованные люди (хотя бы они…) громко сказали: «Мы не хотим опять отдавать ему руководство страной!»

Боюсь, что искусство политической лжи в Украине продолжится. Первый этап президентских выборов не принес нам выздоровление. Не принесет и второй. Разумеется, можно убрать из нашей культурной памяти Пушкина, Лермонтова и Лескова. А вслед за ними – Андрея Платонова и Михаила Булгакова. Только вот заменить их пока некем.

Кто-то сказал: культурное наследие – не сумма произведений, требующих поклонения, а сила ума, помогающая выжить. И человеку, и стране. Культурное наследие – это хор голосов, отвечающих на наши вопросы. Иван Алексеевич Свитлычный постоянно задавал своей стране вопросы. Прямые, открытые. Поэтому и был назван «украинским буржуазным националистом» и стал тюремным жителем.

Многие вполне интеллигентные, хорошо образованные люди, почти – моральные авторитеты страны, категорически не хотят задавать прямые вопросы актуальному Президенту. По разным причинам. В семейном кругу поясняя: народ пока не готов жить иной жизнью! Иными словами, повторяя горькую мысль Ивана Алексеевича о «гопашных хохлах». Так они защищают и свою трусость, и свое двоемыслие, и свое совсем не безгрешное прошлое.

Но в отличие от Ивана Алексеевича Свитлычного они на произнесение таких слов права не имеют.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter