ГоловнаСуспільствоОсвіта

"Дітей потрібно навчити розв'язувати задачі без відповіді в кінці підручника. Адже таких завдань у житті більшість"

Оксана Макаренко – одна из основательниц общественной организации «Родительский контроль». Ее деятельность началась с того, что несколько неравнодушных мам объединились, чтобы добиться исправления ошибок в школьных учебниках своих детей. Далее стало понятно, что претензии не только к ошибкам, но и к самому содержанию учебников. В итоге образовалось целое общественное движение родителей, направленное на полную ревизию школьной программы и разработку более современного подхода к обучению школьников. Сегодня Оксана – советник министра образования Украины Лилии Гриневич. Входит в рабочую группу по реформе образования, участвует в разработке концепции «Новой школы», которая будет презентована министром уже в августе 2016 года. О целях очередной реформы и задачах современного образования – в нашем интервью с Оксаной Макаренко.

Оксана Макаренко
Фото: life.pravda.com.ua
Оксана Макаренко

Оксана, начнем с главного, пожалуй. Как вы думаете, зачем вообще сегодня нужно школьное образование? Что оно дает человеку, если он, закончив школу, по сути, не имеет ни полноценной базы, ни специальности, и далее уже учится сам – в зависимости от своих возможностей и целей. Или не учится. Под полноценной базой я имею ввиду адекватные знания и представления о том, как устроен мир, какие процессы в нем происходят, о взаимосвязи между ними.

Социология нам показывает, что 70% родителей и учителей все еще считают, что у нас нет серьезных проблем в школе, кроме проблем поборов, недофинансирования или маленьких зарплат. То есть, основные проблемы современной школы, по их мнению, связаны с материально-технической базой, а не с содержанием образования. И только сейчас, в последние пару лет буквально, мы видим новый тренд – все больше людей понимают, что все-таки есть и проблема в содержании. Что нам нужно концептуально менять вообще подход в новой школе.

Это не означает, что все что было раньше - плохо и неправильно. Просто это уже не востребовано и не соответствует реалиям и потребностям детей, для того чтобы быть успешными в этой жизни, чтобы им это образование пригодилось. Родители понимают, что в школе дети проводят сейчас 11 лет, по сути. Выходят и все, чему им необходимо научится, как вы правильно сказали, осваивают потом за дополнительные деньги или самостоятельно, набивая свои шишки, уже после школы. Поэтому они не хотят этого 12 года обучения и говорят: боже, зачем же нам еще год сидеть, просиживать штаны.

Именно поэтому предыдущая реформа 12-летки провалилась, потому что она была недостаточно подготовлена и недостаточно понята на местах. Потому что невозможно провести эту реформу без переподготовки учителей, которые будут способны работать с новым содержанием, чтобы перейти из позиции «доминирующей» в «партнерскую и поддерживающую».

Сегодня двенадцатибальная система мало чем отличается от пятибальной по сути.

Вот видите? Казалось бы, была хорошая идея, перейти на 12-бальную систему оценивания, когда у тебя нет отрицательной оценки. Сколько бы ты не получил - все хорошо. Там была своя целая методология. Но, поскольку не удалось донести до всех учителей основную идею этих изменений, получилось, что они по сути ее экстраполировали на предыдущую, 5 балльную. И опять получилось, что есть плохие оценки и хорошие оценки. И все, ничего другого не стоит за этим.

Фото: www.bolsacarteira.com.br

А сейчас – удастся? В чем вообще суть нового подхода?

Очень важно правильно понять реформу образования. Зачем это, для чего, как это пригодится детям? Образование так устроено, что ошибки и минусы того что сейчас происходит, аукнутся в отдаленной перспективе. Например, через 10 лет, когда ребенок сталкивается с жизненными задачами и трудностями, выходит на рынок труда. И, простите, потратив годы на изучение физики и химии, не понимает элементарных вещей. Например, свариться ли суп быстрее, если увеличить силу огня? В биологии хорошо бы не просто учить кости и их название, а и то, что их следует беречь, и почему они ломаются с возрастом сильнее, чем в молодости.

Есть понимание, как это изменить, или хотя бы с чего начать?

Первое, что мы планируем - до 1 сентября 2016 года разгрузить программу младшей школы. Мы, конечно, не считаем это революцией образования, так – «навести порядок на рабочем столе». Просто чтобы самым младшим ученикам стало немножко легче.

Мы планируем разрешить детям писать в тетрадях карандашом, например. Чтобы можно было поправить, если ты ошибся. Казалось бы, это такая мелочь – но это поможет ребенку не бояться ошибок. Ведь фиксация на ошибке, на которой сегодня строится обучение в школе, формирует у ребенка страх – об этом говорят психологи. Так же, как экзекуция возле доски, когда ты выходишь и на время должен 80 слов в минуту прочитать. А ведь когда дети читают на скорость в слух, на секундомер, они не осмысливают содержание текста.

Нужна ли она нам вообще, эта техника чтения? Об этом сейчас идет очень жесткая дискуссия с автором программы для младших классов, известным академиком Савченко. Она настаивает на том, что без выработки определенной техники чтения очень трудно к 5 классу выйти на необходимый там уровень освоения знаний.

Хотя существуют другие подходы. Например, в Канаде тоже проверяют технику чтения. Но по-другому - там идет речь о возможности ребенка осмыслить текст, понять его и пересказать.

Хотя не так важно, насколько быстро читает ребенок, как то, что он вообще читает. А подобная муштра в погоне за скоростью может отбить охоту к чтению вообще…

Фото: chitaika.livejournal.com

Что мы и наблюдаем сегодня. И эту ситуацию нужно комплексно менять. Для этого уже разработана концепция «Новой Школы», которая будет запущена с 2018 года. Вместе с нашими специалистами над этой концепцией работали коллеги из других стран, в частности – поляки. Они помогли нам создать «программную основу», матрицу содержания этой новой школы. В основу которой ложатся не предметы, а навыки, умения и компетенции которые должен освоить человек. И не просто освоить, а и уметь применять. Мы хотим научить ребенка критически мыслить, решать проблемы, быть креативным, общаться и сотрудничать, чувствовать и понимать себя, работать в команде, ставить цели и достигать их, учиться на протяжении всей жизни - это тоже очень важный момент сейчас. По оценкам мировых хедхантеров к 2020-му году это будут самые востребованные навыки на рынке труда В принципе, не мы первые об этом стали думать, многие страны уже внедряют в свои системы образования навыки 21-го столетия. А они кроме базовой грамотности (умение читать, писать и считать) включают в себя научную и финансовую грамотность, владение информационно-коммуникационными технологиями, культурную и гражданскую грамотность.

В современной школе уже бессмысленно передавать сумму знаний, важно воспитать в человеке определенные черты характера. Например, любознательность, инициативность, лидерство, адаптивность и умение противостоять рискам.

В информационную и инновационную эпоху важна, например, медиа грамотность. То есть, человек должен уметь обработать огромный поток информации. Знания уже не являются дефицитом, учитель не является единственным источником знаний, как и учебник. Огромная лавина информации льется на человека. Он должен научится ее обрабатывать: сортировать, вычленить главное, систематизировать, проверить на подлинность.

Кто и как может этому обучить?

И я задавала этот вопрос различным экспертам. По сути, рецепт у всех один, и на самом деле, он просто: нужно научить ребенка задавать вопросы. Не искать правильный ответ, а именно задавать. Когда человек правильно задает вопрос, ему нужно, во-первых, знать половину ответа. А вторую половину хотеть найти. И чем больше у ребенка таких вопросов, на которые он ищет ответ, тем больше у него стимулов к развитию. Современным детям придется жить в мире с высоким коэффициентом неопределенности, где большинство задач будут открытыми, с различными вариантами решения и без подсказки в конце учебника. И это самый большой вызов для нашей системы образования, привыкшей к стандартизации и унификации. Инноваторов воспитывать непросто. Потому что они задают много вопросов, на которые нужно искать ответы, они не любят подчиняться. Особенно сложно будет нашим учителям, которые привыкли, что на все вопросы есть только два варианта ответа: правильный и не правильный. По сути, учителю нужно будет пересмотреть свою роль и функцию. Помогать - просто как навигатор - ребенку искать в лавине информации ответы на те вопросы, которые у него возникают. И подбрасывать поленья в огонь его природной любознательности – чтобы вопросы продолжали возникать. Это называется «работать на запрос ребенка».

Фото: Depositphotos/racorn

Еще один вызов нашей системе образования - это технологии. Потому что дети, которые уже родились в эпоху телефонов, гаджетов и с планшетами в руках, по-другому мыслят, по-другому выражаются, по-другому общаются. Есть даже изменения в работе мозга. Это сейчас отдельное направление, которое изучают нейрофизиологи.

Общаясь со своим ребенком, понаблюдайте. Они схватывают все на лету, быстро переключаются, фокусируются на нескольких задачах одновременно. Тебе кажется, что еще даже не начала объяснять, а ребенок уже торопит «мама, давай дальше, я уже все понял». Мы для них слишком медлительные. Нужно смириться, что наш «драгоценный» опыт им уже может и не пригодиться для успешной жизни в новом мире. Мире, который мы сами не до конца не понимаем. Поэтому, очень важно этих детей сейчас наблюдать и помогать им расти в этой новой среде обитания.

Может помощь должна заключаться в том, чтобы просто не мешать им? Не грузить лишним например, не требовать выполнения бессмысленных заданий

Это как минимум. Но еще – важно ее отбить охоту к учебе. Количество предметов в школе нужно сократить и оставить детям время для творчества, исследований и экспериментов. Научить их учиться и ориентироваться на протяжении всей жизни в больших потоках информации. Научить сотрудничать с другими людьми, четко понимать свои потребности. Научить искать ответы на открытые задачи, на которые нет ответа в конце учебника. Ведь таких задач в жизни большинство. Научить решать проблемы и понимать взаимосвязи между разными предметами и событиями. Научить изобретать и творить этот новый мир.

Реально ли такому научить в школе нового типа, о которой вы говорите?

Осторожно скажу, что у нас есть общее целостное видение, как это проложить в программу, проложить в учебные материалы. Ведется работа по созданию электронной платформы, где будут интерактивные учебники и с помощью которой будет более доступно дистанционное обучение. Очень важно, и это прописано в законе, - зафиксировать деньги не за учреждением, а за ребенком. Потому что все дети разные. У них разная скорость обучения, у них разные потребности, разные интересы. Нельзя их, как на конвейере, сортировать по году рождения и по каким-то формальным признакам. Они очень разные, и каждому подходит свой тип обучения. Поэтому, очень важно, чтобы появились разные формы обучения и достижения этого государственного образовательного стандарта: домашнее обучение, дистанционное и так далее.

И все же, в практическом плане, какие первоочередные шаги планируются?

Нужно понимать, что в системе украинского образования находится больше 3,5 млн учеников, 500 тысяч учителей, 17 с лишним тысяч школ. И это огромная махина, которую крайне сложно сразу переместить из 19 века в 21.

Очень непростая задача, посильная разве что титанам. Поэтому конечно, сейчас кроме самой концепции обсуждаются и те шаги, которыми можно в эту новую школу дойти. Первое, что необходимо сделать - принять наконец-то базовый закон про образование. Как только будет готова утверждена концепция - которая уже прошла экспертные и гражданские обсуждения - можно сразу приступать к написанию закона про среднее образование. Потому что многие управленческие вещи заблокированы тем, что мы имеем все-таки еще школу, механизм управления которой не соответствует тому, что должно быть в 21 веке. То есть, очень нужен этот основной базовый закон об образовании.

Что он даст?

Он даст возможность школам конкурировать между собой, развиваться. Они будут бороться за учеников и повышать свой уровень. Закон даст учебным заведениям возможность принимать больше свободных решений, адаптироваться под ученика. Он повысит статус учителя, позволит привлечь все-таки более умных, прогрессивных, мотивированных людей на эту работу. Ну и по сути, закон фиксирует в том числе новые подходы в обучении - с учетом компетенций и навыков. 

Отдельная группа сейчас работает над тем, чтобы распечатать возможность появления электронных учебников. Потому что сейчас в системе даже нет места, куда их положить. Есть санитарные регламенты, которые говорят о том, что нельзя сидеть за компьютером больше 15 минут в день для младшей школы и больше 20 для старшей.

Это в том законе, который сейчас действует?

Да. Это регламентирующие документы, и по ним – нельзя. Потому что они писались под самые первые, ламповые компьютеры, которых давно нигде нет. И этот санитарный регламент необходимо просто отметить – и тогда откроется масса возможностей! Например – введение электронных книг, интерактивных учебников.

А когда должен быть принят новый базовый закон об образовании?

Он с апреля лежит в ВР, он уже готов. Просто это воля депутатов, политическая.

Они сейчас на каникулах, значит не раньше сентября. Как обычно, до таких законов руки не доходят.

К сожалению, да. Но чем быстрее мы примем этот самый базовый, рамочный закон - тем быстрее начнем двигаться дальше. Он про все. Он и про высшее образование. Потому что и там сейчас много несоответствий. Хотя в высшей школе кое-что все-таки сделано. Например - возможность выбирать 25% так сказать вариативной составляющей в обучении. То есть, ты можешь выбрать предметы, курсы, которые ты хочешь изучать. Дается более гибкая система подготовки специалистов и ответственности за результаты обучения ВУЗа.

Очень важны ощутимые результаты обучения. Вот ты учился, все выполнял, и что? Особенно это касается средней школы – базового образования, бесплатного и гарантированного конституцией права человека. У нас сейчас это образование очень разное, очень. Его качество несравнимо в киевской школе, или, например, сельской.

 Абсолютно разные потом у детей шансы попасть в ВУЗ и построить дальше свою образовательную траекторию. Я не говорю об отдельных талантливых детях, которые пробьются через любые преграды. Но сейчас возможность получить хорошие, качественные знания, которые позволят попасть в ВУЗ в Киеве, или крупных городах все-таки меньше у детей из сел, где бывает нехватка преподавателей или же качество преподавания намного ниже, чем в той же столице. Первая задача – это, конечно, выровнять эти шансы, чтобы хотя бы младшая школа всегда была ближе к дому, и она была максимально качественной для всех.

В нее еще и поступать часто надо, в эту младшую школу. Прямо по-взрослому, с экзаменами и собеседованием.

Это все ужасно. Как можно вообще ребенка тестировать, устраивать ему экзамен?

Так многие еще и не поступают…

Можно провести собеседование вообще, в принципе, на его готовность к школе. Может ли он сидеть смирно 45 минут, может ли самостоятельно сходить в туалет, справиться со своей одеждой. Это вроде смешно, но для многих детей завязать шнурки – это проблема в первом классе. Проводить собеседование имеет смысл, чтобы понять, готов ли ребенок к школе вообще. И дать родителям соответствующие рекомендации – отдавать в 6 лет, или, например, подождать годик. Но взять ребенка в школу обязаны без всяких экзаменов и тестов.

А какие у родителей есть возможности понять, насколько качественное образование дает та или иная школа?

Точно не по оценкам. Потому что 12 баллов в одной школе могут легко стать 6 баллами при переходе в другую. Поэтому и был придуман такой механизм, как ВНО. С одной стороны, это хороший механизм, который позволил победить коррупцию при поступлениях в ВУЗы. Все-таки, сегодня это более справедливая система поступления. Хотя и несовершенная – излишняя популярность тестовых систем как раз таки не способствует развитию креативного, творческого мышления. Потому что там есть возможность зазубрить или угадать ответы.

Да и в связи с ВНО обучение во многих школах, по сути, свелось к натаскиванию на высокий результат в тестах. Особенно в старших классах. Разве нет?

Да, и это тоже проблема. Над этой тестовой системой нужно продолжать работать, совершенствовать ее. Должно появляться больше открытых заданий.

Но это не отменяет необходимость в центрах независимого оценивания качества образования, которые тоже заложены в этом новом законе об образовании. Они должны появиться как в средней школе, так и в высшей.

Сейчас в высшем образовании должна произойти реформа соразмерная с введением ВНО. То есть – проверка уровня знаний на выходе из ВУЗа, которую будет осуществлять «Независимое агентство качества образования». Это сделает бессмысленной систему дачи взяток преподавателям, или покупку оценок. Ты свой диплом, по сути, должен будешь подтвердить.

И при этом сохраняется с педагогическая свобода ВУЗа - как они будут формировать свой учебный план, количество часов и так далее. Но объективная проверка качества знаний, которые получают студенты, будет стимулировать здоровую конкуренцию между ВУЗами. Плюс, очень хорошая сейчас норма есть, двойные дипломы. Можно обучаясь в украинском ВУЗе параллельно получить иностранное образование - польское, немецкое. Это даст возможность и улучшить качество нашего образования, и сохранить лучших людей у себя здесь, в стране. Не будем лукавить, многие умные люди уезжают, не видя возможности здесь себя реализовать. Особенно это касается ученых, тех, кто хочет продолжать академическую карьеру. Потому что, если ты физик или микробиолог - тебе нужны лаборатории и финансирование.

Еще такой момент. У нас существует устойчивая схема в сознании: школа-ВУЗ. Просто как базовая и абсолютно всем необходимая. А ведь кто-то может стать талантливым слесарем, не заканчивая никаких ВУЗов. И будет у него в жизни все прекрасно – хорошие слесари на вес золота в любой стране. И будет он своим ремеслом семью кормить не хуже юриста, например. Ведь многие на самом деле не хотят этого высшего образования – но идут в институт, дают взятки, чтобы любой ценой получить диплом. Можно ли еще в школе помочь человеку определиться со своими способностями, вместо того, чтобы навязывать ему некие стереотипы?

Да, безусловно, и это сейчас приоритет. Все мы понимаем, в каком состоянии сейчас находится наше профессионально-техническое образование. Перекос в сторону престижности высшего образования, о котором вы говорите, привел к тому, что у нас нет качественно обученных людей рабочих специальностей, которые очень востребованы на рынке труда. И не только на нашем. Многие выезжают за границу, потому что хороший слесарь там получает зарплату выше, чем бухгалтер в фирме средней руки.

Получается, что человек тянулся к поступлению в ВУЗ, а он с практическим интеллектом, больше руками умеет делать. Да он бы и делал – но надо же поступать в ВУЗ - на экономику или юридический. Потом этот человек не может найти себе работу – потому что он плохой юрист в итоге, и плохой экономист. В результате он, как правило, возвращается к рабочей специальности, но уже с комплексом неполноценности. Потому что вроде как не смог ты состояться в профессии, на которую потратил годы обучения в вузе.

Как новая школа будет решать эту проблему?

В проекте «Новая школа» есть три ступени. Младшая ступень - 4 года. Средняя школа - до 9 класса. А потом, последние три года, идет профилизация. Ты можешь выбрать направление по результатам тестирования. И либо поступить в лицей, чтобы готовиться к поступлению в ВУЗ, и продолжить академичную карьеру. Либо закончить профильную школу и получить рабочую специальность наряду с общим базовым образованием. Именно исходя из этих позиций и появился этот 12 класс. Потому что, если мы говорим, что ребенок должен иметь возможность выйти на рынок труда сразу после школы, то он как минимум должен быть уже совершеннолетним. Практически все европейские школы заканчивают обучение в 18 лет, обратите внимание.

То есть, если будет принят новый закон – нас все-таки ждет 12-летка.

У нас так получается, что приходит новый министр, и начинает свою собственную реформу образования. Как бы с нуля. А это неправильно. Я считаю, что должна быть преемственность, закрепленная законодательно. Чтобы новый министр продолжал реализацию стратегии, которую выбрали и утвердили на государственном уровне. Очень надеюсь, что мы положим начало и создадим прочную базу для всех будущих позитивных изменений в образовании. Чтоб не было у нас откатов назад – как это уже произошло с прошлой реформой, чтобы только вперед двигаться.

Да, будет 12-летка. Но не только. Меняется сама программа обучения, её невозможно втиснуть в эти 11 лет, это будет слишком сильной нагрузкой для психики ребенка.

Пока это неочевидно, к сожалению. Но может в результате дополнительного года обучения будет снижена учебная нагрузка и у детей станет больше свободного времени? Потому что сейчас школа занимает какое-то колоссальное место в жизни ребенка. На все остальное часто просто не хватает времени.

Объясню, почему так получилось. Этот перегруз детей возник как раз из-за того, что все эти наши реформы вроде бы перманентно идут, на протяжении независимости Украины - но не доводятся до конца. Если вы помните, был период, когда эту 12-летку приняли и начали строить. И изменили содержание образования, растянули его на 12 лет. А потом вернулись к 11 годам. Но объем остался тот же. А еще уменьшилось количество учебных дней в году - у нас самые длинные каникулы. Плюс бесконечные праздники и частые карантины. В итоге вывалился большой объем домашних заданий.

Плюс учебники, которые на самом то деле были написаны плохо, большинство из них непонятно, для кого вообще. Толи это для учителей, то ли для родителей, то ли для детей. Но - особенно в младшей школе - ребенку очень трудно с этим учебником справиться самостоятельно. Очень много нареканий на учебники по биологии, они похожи вообще на куски каких-то авторефератов.

А как так получилось вообще? Это чья-то халатность или злой умысел?

Мы в «Родительском контроле» тоже сначала думали, что есть какой-то злой умысел, страшный такой план. Я даже грешным делом думала, что Табачник таким образом решил подогнать реальность под свои «пещерные» представления об украинцах: какая-то необразованная деревенщина. Ведь если посмотреть наши учебники - там нет никаких современных машин, механизмов, компьютеров. Там очень четко разделены гендерные роли, если бабушка – то обязательно в платочке со спицами и что-то вяжет. Не бывает в наших учебниках бабушек, которые катаются на скейте, работают или путешествуют. Мальчик обязательно – с молотком, девочка – на кухне маме помогает. А ведь это не совсем соответствует реалиям, в которых растут современные дети. Но это вообще отдельная тема.

Оказалось, что никакого злого умысла во всем этом нет. Просто именитые ученые, не первой молодости, скажем так, эти учебники составляли. И никто не посмел поспорить с ними, потому что в научных кругах важны регалиии. Кто с академиком будет спорить? Пришлось нам, родителям.

Ну и, конечно, есть определенное сопротивление со стороны издательств, которые имеют определенное лобби и зарабатывают на учебниках годами. При этом авторские права на учебник – у издательства. И это тоже один из важных моментов – перевести авторские права в государственную собственность. Тогда мы сможем, например, выложить учебник в открытый доступ. И вообще - постепенно перейти на электронные учебники. Отказаться от стандарта, что учебник печатается на 5 лет, что он должен быть обязательно в картонной обложке. Почему они не могут быть на 1 год? И не могут быть с тонкими обложками? И почему ребенок не может прямо в нем писать? А большинство учебников вообще просто должно быть в электронном виде, чтобы у ребенка не было такого тяжелого портфеля, как сейчас.

И, кстати, та ужасная ситуация, в которую попали в прошлом году 4-7 классы, которые целый год учились практически без учебников, очередной раз доказала, что учебник не является главным, а всего лишь вспомогательным материалом для хорошего учителя.

Кстати, о хороших учителях. Где их взять, учителей для новой школы, владеющих методиками подхода с учетом компетенций? Переобучить старых? Обучить новых?

Любая реформа нуждается в поддержке. И в первую очередь, важна поддержка и понимание тех людей, которые являются непосредственными участниками образовательного процесса. Это ученики, их родители и, конечно, учителя. И нам очень важно найти понимание и поддержку в их лице. Тогда любая реформа пойдет быстро и хорошо. Потому что можно переписать документы, но главный вопрос в том, чтобы люди захотели эти изменения осуществлять. Сейчас нам помогает очень много современных, интересных, инновационных гражданских проектов. Есть, например, очень хорошее движение, «Эдкемп». Оно объединяет ответственных учителей - создает среду для их обучения, роста, обмена информацией.

Я вам приоткрою секрет. Сейчас мы с ними планируем так называемую дебюрократизацию - помочь учителям расчистить пространство для творчества, для общения с детьми, для подготовки к урокам, убрать излишнюю отчетность и какие-то процедуры, которые мешают..

Очень хорошо, что сейчас общество очень активное. И в принципе, много появляется людей, готовых к изменениям. Готовых не просто жаловаться, и причитать, а готовых прямо засучить рукава и делать. Часто на волонтерских началах. Работать на результат. Чтобы дети могли получить хорошее образование. Все-таки, мне кажется, есть в украинцах эта черта, и ее важно не потерять.

Мы считаем, что образование детей очень важно. Это прямо ну очень важно. И очень важно, чтобы все люди неравнодушные, кто чем мог, начали помогать. Если сейчас это интервью читают учителя, которые уже практикуют компетентностый подход, я хотела бы к ним обратиться: «Откликнитесь пожалуйста! Мы готовы вас записать, выложить ваши материалы на платформу, на сайт министерства». Мы заинтересованы в том, чтобы появились агенты изменений, которые покажут, как делать обучение наших детей лучше. Мы даже сейчас думаем, что может быть название «Родительский контроль» было не самым удачным. Что в школе сейчас контроля более чем достаточно - как раз хотелось бы свободы, сотрудничества, счастья. Чтобы детям было радостно учится. Поэтому, возможно, мы изменим название своей организации, все-таки мне кажется, что родители должны стать партнерами по отношению к школе.

Наталия КлаунингНаталия Клаунинг, директор по коммуникациям Института Горшенина
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram