ГоловнаСуспільствоЖиття

Велика порожнеча

Старая большевичка (был в СССР такой термин) Ольга Борисовна Лепешинская совершила невероятное. Она сумела повторить то, что до нее сделал сам Всевышний: из неживой материи создать живое! Обласканная Сталиным, Ольга Борисовна была рукоположена в действительные члены Академии Наук СССР, ее научный подвиг одобрил вождь советской биологической науки Трофим Лысенко… И не важно, что вскоре ее величайшее открытие было осмеяно биологами во всех цивилизованных странах. Ольга Лепешинская верила в свою теорию до конца своих земных дней.

Вчера вечером, посмотрев очередной политический концерт по телевизионному ящику, я понял: дело Ольги Борисовны живет. У нас, в Украине. Где Президент убежденно, эмоционально обещает народу такое вожделенное скорое чудо безвизового режима, где новоявленные (впрочем, и прежние) министры живописуют приближающуюся сладость ведомственных свершений. И т.д. и т.п. Нам обещают из неживой материи голословных обещаний создать живую, всамделишную европейскую реальность. Один лишь новый премьер-министр грустно и уверенно говорит: будет хуже. Но «кулю в лоб» себе не обещает. И на том спасибо.

Неужели мы обречены жить именно так, попрошайничая, и тут же весело обманывая своих благотворителей, тихо хихикая: «Какие же лохи они, американцы! Верят нам, сердешные. Так ведь мы себе и сами не верим!» Загадка, достойная Сфинкса: почему сотни тысяч очень разных людей находят в себе силы и мужество идти на площади и не хотят учиться контролировать власть? Ту власть, которую сами твердо усадили в начальственные кресла.

Понимаю, часть из нас не обучаемы. Прежде верили словам Нестора Шуфрича, сегодня облизывают телеэкран с громогласным Олегом Ляшко, завтра поддержат очередного псевдогероя АТО с неприличной судимостью в прошлом. Многие из нас – опустошены. Дважды всерьез победив негодную власть, мы обрели надежду. Но надежда не привела нас к социальному благополучию. Даже взорвавший привычное течение нашей жизни Владимир Путин не сумел подтолкнуть нас к принятию продуманных социальных решений, к реформам. Да, это так, мы – опустошены, но пустота и разочарование могут быть восполнены целенаправленным действием. Нам необходимо определить, где проходит граница опустошения. За которой – живая ткань новой надежды, сопряженной с уверенностью.

В самую глухую ночь средневекового варварства, среди феодальной междоусобицы, народы прекращали войны и опускали оружие по мановению кроткого старца, римского первосвященника. Мир изменился. Не изменилось главное, когда нет силы внутренней, прибегают к силе физической. Совсем не кроткий московский первосвященник уверен: государство есть верховная ценность, которой должны подчиняться все прочие культурные ценности человечества. Что ж, нигилист Кириллов в «Бесах» Достоевского воскликнул: «Если нет Бога, то я – Бог!» Когда пасхальные христиане (выражение мудрого Сергея Аверинцева) идут в храм, имитируя истовую Веру, оттуда уходит Всевышний. Увы, наши властные мужи – пасхальные христиане. То же и в воюющей с нами России.

И все-таки мы, украинцы, отличаемся от соседей. Мы, обыкновенные, не взыскующие власти. Мы знаем: важен факт отпора, важно доказать себе и миру, что безнаказанно глумиться над человеком нельзя. Мы понимаем, один результат у такого поведения есть всегда: мы сами не теряем уважения к себе.

Сегодня мы совершаем много глупостей. Здесь и противоправная, неэффективная люстрация, и грубая, непродуманная декоммунизация, и очевидная имитация борьбы с коррупцией. Всё это так. Открытая миру страна, не умеющая или не желающая сделать у себя генеральную уборку, лишает надежды молодых людей, выталкивая их в другие страны. Взамен наши властители зовут к управлению нами зарубежных экспертов, тем самым утверждая: на этой территории живет умственно неполноценный народ.

Кто-то из мудрых заметил: для великого наполнения нужна великая пустота. Что ж, с последним за прошедшие 25 лет мы справились, свою страну мы сумели максимально опустошить. Пора заняться наполнением.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter