ГоловнаСуспільствоЖиття

Махровий сепаратизм

Любовь, сопровождаемая насилием, карается законом. Принуждение к любви, даже без физического насилия, также. Принудительная, насильственная любовь к атрибутам государственности, флагу, гербу и президенту – бессмысленна и противозаконна. Иное дело надругательство над флагом, гербом и живым Президентом…

Патриотизм, чувство любви к родине – вещь интимная. Патриота можно воспитать, но нельзя заставить им быть. Гитлеры, Сталины и прочие Каддафи требовали от своих народов любви и послушания. Но и они, жестокие диктаторы, не сумели достичь немыслимого – тотальной любви. Пришлось довольствоваться послушанием.

Боец 72-й механизированной бригады во время урока патриотизма в киевской школе
Фото: Кузьма Джунь
Боец 72-й механизированной бригады во время урока патриотизма в киевской школе

Сепаратизм, политический сепаратизм – явление повсеместное. В цивилизованных странах к нему относятся терпимо, позволяют выплеснуть свои эмоции публично, вплоть до парламентского зала. Так живут (и благоденствуют!) Канада, Бельгия, Великобритания… В не весьма цивилизованных странах сепаратизм накапливают в тюрьме, создавая предпосылки разрушительного социального взрыва. И в тех, и в других странах носителей сепаратизма отслеживают специальные службы. Внедряют агентов, канализируют первые признаки социальной угрозы …

У нас сепаратизм начинают выявлять и преследовать по рецептам товарищей Ежова и Берии. Публично призывая население выявлять недовольных. Позволю себе такой вопрос: а какой процент довольных проживает в обстреливаемых, голодных и социально незащищенных на наших территориях Донбасса? И – какой процент так называемых довольных не воспользуется возможностью выявить «сепаратиста», сведя счеты со своим прежним обидчиком, с конфликтующим соседом, с бывшим мужем, не желающим платить алименты? Страх – плохое средство для воспитания патриотизма, это известно очень давно. А украинские спецслужбы (в отличие от северокорейских) не могут контролировать каждого гражданина, живущего вблизи зоны военного конфликта. И не только в силу своей малочисленности. Раскрою важную государственную тайну: офицеры СБУ не обладают способностью чтения мыслей. И детекторы лжи им не помогут…

Думаю, все достаточно просто: выявлять необходимо профессиональных агентов, диверсантов, а не бабушек-сепаратисток, проклинающих в бесконечных очередях и Путина, и Порошенко, и свою горькую судьбу. Да, они, бабушки и дедушки, знавшие в своей убогой советской жизни лишь шахты да терриконы, искренне отдали свои голоса на так называемых выборах, надеясь на чудо сказочной российской жизни, российской дешевизны, российских огромных пенсий. Они напуганы, разочарованы, они, никогда не читавшие Маркеса и Гессе, живут в своем одномерном мире и готовы ненавидеть всех, кто виноват в их злой участи. Всех, включая еще не родившихся жителей Западной Украины и острова Мадагаскар.

Фото: EPA/UPG

Они – не сепаратисты. Они – дети Советского Союза, обыкновенные советские пионеры, так и не ставшие комсомольцами. Делать их патриотами бессмысленно. Владимир Путин уже предал их и многие из них это осознают. Не все, далеко не все. Растерявшиеся, озлобленные, плохо образованные, они говорят вслух то, что явно поостереглись бы говорить, находясь в столь вожделенной ими России. Прожив несколько десятилетий в условиях украинской демократии, они научились свободной, ненаказуемой публичной речи.

Они ненавидят всех. В первую очередь – нас. Это правда. Пожалеем их, горьких и растерянных. А у наших спецслужб есть другая работа, более важная. Пусть занимаются ею.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter