ГоловнаСуспільствоВійна

Табір для переселенців "Ромашка". Рік опісля

В лагерь «Ромашка» в Коростышеве Житомирской области я впервые попала в мае прошлого года. Тогда там жили жители Славянска, которые вообще не понимали, что происходит, и как случилось так, что в мирной стране им пришлось бежать непонятно куда, все бросив под обстрелами. Общество было в шоке от происходящего, а предприниматели Оксана Погорелова и Владимир Рожков просто приняли этот поток беженцев в свой недавно купленный пионерский лагерь, который они изначально мечтали возродить и снова принимать там детей. Тем не менее, туда стекались люди с испуганными глазами. Я помню парня, который прошел 50 километров пешком по «зеленке», пока не вышел к украинскому блок-посту, восьмилетнего мальчика из Славянска, который ни на шаг не отлучался от своих родителей, бабушек, у которых с собой были только один халат и домашние тапочки.

Фото: предоставлено автором

Счета преткновения

Положа руку на сердце, лагерь был не в самом лучшем состоянии – но, в отличие от многих других подобных заведений, он, по крайней мере, находился в черте города. Как рассказывает Владимир Рожков, «лагерь – вскоре мы назвали его «центр переселенцев» - сразу же привлек внимание местных властей. Но не с целью помочь сделать частным лицам дело, которое находится в сфере ответственности государства, а, например, измерить температуру в корпусах».

Кстати о температуре: лагерь был абсолютно не приспособлен к зиме; владельцы, которые только на оплату электричества тратили по 2-2,5 тыс. долларов в месяц, не знали, за что хвататься, чтобы залатать то там, то тут возникающие дыры.

«На наши вопросы к чиновникам, нельзя ли хотя бы вопрос с коммунальными решить, чиновники закатывали глаза и с придыханием отвечали «Ооо, это надо решать на уровне Кабмина!» Как будто в Кабмине находятся небожители, которым некогда касаться мелких проблем простых смертных. Зато различные соответствующие организации регулярно звонили нам с расспросами, сколько людей у вас живет. Я сначала думал, нам хотят подкинуть одеял или белья, но потом выяснилось, что они включали данные из «Ромашки» в свои отчеты про заботу о переселенцах», - говорит Рожков.

Фото: предоставлено автором

Всего на сегодняшний день через лагерь прошло около 4.5 тысяч человек.

«В последнее время поток схлынул из-за усложненного режима проезда из оккупированных территорий», - рассказывает Оксана Погорелова.

Переселенцы из Славянска, Лисичанска, Краматорска, Мариуполя вернулись обратно; а на их место тут же приехали жители Донецка и Луганска…

Холодная зима 2014-го

В середине декабря в «Ромашке» осталось не более 80 человек – из тех 300, которые проживали тут постоянно. Они в буквальном смысле этого слова замерзали – но им было некуда идти: инвалидам, многодетным, пенсионерам. Владимир и Оксана были в отчаянии – волонтеры и благотворители переключились на армию, и средств не хватало даже на еду. Чтобы помыться, жителям лагеря раз в неделю организовывали поездки на другой волонтерский пункт, «Станцию Харьков». Было совершенно непонятно, как выходить из этой ситуации.

«И вот неожиданно на пороге «Ромашки появился человек, который принес нам деньги. Это было настоящее чудо!», - говорят учредители.

Спасителя звали Рафел Фарбиш - он был представителем фонда «Польский центр гуманитарной помощи», помогающего решать гуманитарные проблемы по всему миру. «Мы выбрали Ромашку, потому что это хороший лагерь, но нуждающийся в помощи», - рассказал Рафел.

В считанные недели лагерь преобразился – днем и ночью там утеплялись корпуса, обновлялась проводка и делался ремонт. «Светили прожекторами и работали ночью», - говорят жители «Ромашки».

жительницы лагеря
Фото: предоставлено автором
жительницы лагеря

«Фонд заключил с владельцами договор, согласно которому лагерь будет зарезервирован для беженцев на протяжении двух лет. Это не значит, что переселенцы могут жить там постоянно: в Харькове есть возможность устроиться на работу и снять жилье, - говорит Рафел. – Украина же не Эфиопия, где людям не хватает даже воды. Поэтому мы приняли решение раздать живущим в «Ромашке» банковские карточки, на которые ежемесячно будет поступать по 800 гривен от нашего фонда – чтобы они могли выехать из лагеря и начать новую жизнь самостоятельно. В лагере пока все-таки останется около 40 человек – инвалиды, многодетные одинокие матери, которым даже эти деньги не помогут».

Интеграция по-харьковски

За последний год в «Ромашку» приезжало множество комиссий и делегаций – депутаты, местные власти, представители МЧС и МВД, санэпидемстанция…

«Вершиной «визитов» стал приезд еврокомиссара, который должен был высказать свое мнение по оказанию финансовой помощи Украине, - рассказывает Владимир. - Мы подарили ему именного глиняного слоника. Один из специалистов по керамике из Славянска, попавший в «Ромашку» еще в первую волну, остался в Харькове. Я помог открыть ему производство, закупил оборудование и глину. Всего мы создали около 40 рабочих мест. Гражданское общество в Харькове не только помогает переселенцам жильем, но и в состоянии их интегрировать», - Владимир Рожков с гордостью показывает творения своих подопечных: глечики, горшки, посуду.

Фото: предоставлено автором

Теперь, когда лагерь покинула основная масса жителей, «Ромашка» снова пытается стать детским лагерем – где бесплатно отдыхают дети волонтеров и переселенцев: «Это тоже один из планов интеграции, проводимых жителями города по собственной инициативе и своими силами, - говорит Оксана Погорелова. – К нам приезжала комиссия ООН, обещала помочь с лагерем. Но, к сожалению, ничем не помогли, хотя и пообещали»

«Желаем, чтобы у вас не было войны»

Жители «Ромашки», родом из Луганска и Донецкой области, благодарят волонтера Викторию Ивлеву, которая помогла им выехать, Владимира Рожкова и Оксану Погорелову и харьковчан: «Жители города весь прошлый год привозили продукты мешками». Но при этом не особо хотят общаться с журналистами: «Вы вечно все перекрутите, прокомментируете, как вам надо».

Обещаю не комментировать, тогда они становятся более разговорчивыми - рассказывают, какой ужасной была эта зима, до тех пор, пока польский фонд не утеплил корпуса: «И сейчас, хотя большинство выселили, по крайней мере, выдали карточки с деньгами на жилье. В других местах выселяют просто так, без всяких денег».

На вопрос, почему они не хотят селиться в открытый с большим пафосом городок для переселенцев, отвечают: «Городок построен на трассе возле Харьковского аэропорта, откуда невозможно уехать никаким городским транспортом. Здесь, же в «Ромашке», полчаса пешком – и ты у магазина. Там же вокруг – чистое поле», - жалуются переселенцы, многие из которых на костылях.

Другая насущная тема - как сложно получить пропуск на оккупированные территории, где у всех остались родственники и недвижимость. У одного из жителей лагеря, инвалида детства Олега, есть пропуск в сектор С; те из переселенцев, кому не удалось сделать пропуск, могут попасть на оккупированные территории в объезд – через Белгород:

«Дорога занимает около суток, и стоит около 650 гривен в одну сторону. В Белгороде пересаживают в другой автобус, и говорят на границе с Украиной не говорить, что приехали из Донецка, а просто из России».

Счастливый обладатель пропуска Олег ездит из Харькова в Енакиево электричками, а всю длинную очередь из машин на блок-посту обгоняет на велосипеде, который мне с гордостью и демонстрирует. На велосипеде жовто-блакитная наклейка UA. Спрашиваю у Олега, не боится ли он ездить в Енакиево – отвечает: «боюсь, только когда стреляет артиллерия ВСУ. А наклейка… Так на машинах же тоже такие, и ничего».

Олег и его велосипед
Фото: предоставлено автором
Олег и его велосипед

…На прощание жители «Ромашки» говорят нам: «Желаем, чтобы у вас не было войны». Мы с коллегой переглядываемся. «И у вас», - отвечает она.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter