ГоловнаСуспільствоЖиття

Смішна служба

Мои личные отношения со специальной службой сложились непросто. В силу особенностей биографии доводилось мне общаться с ними достаточно плотно и часто.

Основное впечатление от этих весьма специфических контактов было такое: работали эти офицеры в гражданском вяло, не верили ни в какие коммунистические идеалы и товарища Брежнева Л.И. совсем не уважали. Работали точно также, как и советские швейники, производители гвоздей, молотков и т. д. и т. п. Плохо работали. Иначе и быть не могло.

И там, в Комитете Государственной Безопасности, служили разные люди, добрые и злые, умные и не очень. Но в целом система работала скверно, поскольку являлась «вооруженным отрядом коммунистической партии», той самой партии, что привела советскую страну совсем не к коммунизму, как обещала, а к распаду последней в мире империи.

Так при чем здесь КГБ… Пожалуй, именно по этой причине (неверие в советские идеалы) и бросились некоторые офицеры в коммерцию, от торговли оружием и до мелкооптовой продажи оперативных документов. Разных документов, лагерных стихов Васыля Стуса, изъятых у него в пермской зоне, оригиналов донесений агентов и т. д. и т. п. Как говорят информированные эксперты, эпизодическая торговля документами прошлого, в первую очередь, печально известного Пятого управления, продолжается. По-видимому, в домах и на дачах пенсионеров КГБ припрятано многое…

В семидесятые годы 20 века, председателем КГБ СССР Юрием Андроповым была подготовлена и подписана внутренняя, ведомственная инструкция, сформулировавшая возможность и процедуру психиатрического репрессирования диссидентов. Формальной, заявленной целью было «облегчение участи» этих людей… Редкий даже для того времени цинизм, поскольку психиатрическая репрессия, как правило, была страшнее, тяжелее осуждения человека по так называемым антисоветским статьям Уголовного Кодекса.

И вот – независимая Украина. Прихоть истории. Совсем не готовая к самостоятельной жизни страна стала государством. Переименовать прежний КГБ в Службу Безопасности Украины было не сложно. Сложнее было отладить полноценное функционирование Службы, в советские времена не имевшей в своей структуре нескольких очень важных подразделений.

Лишь один пример: достаточно продолжительное время в нашей Службе не было специалистов по шифрованию и дешифровке особо важных документов. Эти процессы осуществляли… в Москве!

И такая характеристика нашей Службы. Важная, на мой взгляд, весьма и весьма. Трое руководителей этой системы, трое носителей чрезвычайно секретной информации беспрепятственно покинули страну, не испрашивая на то позволения руководителей украинского государства. Генерал КГБ Галушка отбыл в Москву с большим количеством секретных документов, генерал СБУ Хорошковский уехал на Запад, генерал СБУ Якименко вслед за Януковичем вернулся в Москву… И ничего, ни одного публичного скандала, ни одного профилактического решения. Как тут морально (хотя бы так, морально) осуждать офицеров Службы, крышующих целые отрасли организованной преступности.

Все спецслужбы в цивилизованном мире действуют на грани закона. Зачастую их методы работы резко осудительны. Но все они твердо знают: в случае утечки информации ответственность лежит на них, офицерах спецслужб. Санкционировавшие их незаконные действия политики будут в стороне, вне зоны прямой ответственности. Наши офицеры также знают… Но работают иначе, грязно, создавая коррупционные схемы, используя своих агентов в корыстных целях и т. п. Не все, разумеется. Некоторые, всё ещё романтически настроенные, пытаются жить и служить иначе. Честно, эффективно для государства.

Сейчас, после постыдного для государства скандала в Закарпатье должно быть задано много болезненных вопросов и к руководству СБУ. В том числе и к прежнему, как оказалось, хорошо информированному о причинах и следствиях.

Настало время всерьез задуматься о реформировании всей системы украинской спецслужбы. «Смешная у вас служба» - сказал мне как-то работающий в Киеве западный дипломат. Унизительная характеристика.

А спецслужба, настоящая, эффективная нам очень нужна. В условиях лишь складывающейся государственности, региональной разобщенности и безответственности многих политиков информация – чрезвычайный аргумент. Тем более, в состоянии необъявленной войны. Одной из причин которой, кстати, была функциональная слабость и продажность СБУ. Увы, это необходимо признать.

И закончить хочу выдержкой из Приказа по корпусу жандармов о работе по революционному движению от 3 августа 1910 г., изданного командиром корпуса генерал-лейтенантом П.Кругловым: «Борьба с революционным движением есть война, которую ведет Государство с преступным элементом. Этим отличается эта борьба от войны с внешним врагом, в которой, как принято говорить, все средства допустимы. Борьба с революцией не допускает нечистых приемов, а потому так называемая провокация есть одно из тягчайших, на мой взгляд, преступлений».

В программе подготовки офицеров СБУ подобных текстов нет.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter